Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №4, 2014

Шерзод Сайдалиев
Концепции техногенной цивилизации и современное историческое развитие
Просмотров: 3725

Шерзод Сайдалиев

Национальный университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека

Докторант кафедры Философия и методология науки,

Ташкент, Узбекистан

Sherzod Saydaliev

The National University of Uzbekistan named after Mirzo Ulugbek

Doctorate student, Department of Philosophy and methodology of science

Tashkent, Uzbekistan

 E-mail – conference_2012@list.ru

УДК 113

 

Концепции техногенной цивилизации и современное историческое развитие

 

Аннотация: В статье рассматриваются основные современные концепции цивилизации в условиях техногенного развития. Основное внимание уделяется историческому подходу в рассмотрении данных концепций.

Ключевые слова и фразы: цивилизация, развитие общества, техногенная цивилизация, исторический подход, цивилизационные процессы.

 

Concepts of technogenic civilization and modern historical development

 

Summary: In article the basics of the modern concepts of civilization in the conditions of technogenic development are considered. The focus is on historical approach in the consideration of these concepts.

Keywords and phrases: civilization, development of society, technogenic civilization, historical approach, civilization processes.

 

Концепции техногенной цивилизации и современное историческое развитие

 

 

Исторический анализ показывает, что формационный подход к обществу является узким, односторонним, приводящим все развитие социума к какой-то жёсткой системе, что на самом деле не так. Развитие цивилизаций в настоящее время рассматривается через призму определённых концепций, появившихся в середине ХХ века, так или иначе связанных с цивилизационным подходом к изучению общества.

1) Концепция «Стадий экономического роста» Уолта Ростоу.
Американский социолог, экономист и историк У.Ростоу изложил свою концепцию в работе «Стадии экономического роста» (1960г.), сопроводив ее подзаголовком «Некоммунистический манифест». В этой работе была сделана попытка дать общую схему развития человечества, отличную от аналогичной схемы, предложенной в свое время марксизмом. Исходя из идеи о решающей роли технико-экономических показателей в развитии общества, У.Ростоу делит историю человечества на пять стадий экономического роста [1]:

  1. «Традиционное общество».Это аграрное общество с примитивным уровнем развития сельского хозяйства и «доньютоновским» уровнем науки и техники, которое ограничивает возможности производства продукции на душу населения.
  2. «Переходное общество». У.Ростоу рассматривает его как период создания предварительных условий для следующего промышленного сдвига.

3.«Стадия сдвига», или «промышленная революция». Эта стадия знаменуется повышением доли накопления капитала и быстрым развитием ведущих отраслей промышленности.

4.«Стадия зрелости». На этой стадии значительно возрастает уровень капиталовложений, повышается национальный доход, бурно развивается промышленность, возникают новые, не известные ранее отрасли производства.

5.«Эра высокого массового потребления». На этой стадии в центре внимания общества ставятся проблемы потребления и благосостояния населения в самом широком смысле этих слов.

2) Концепция «индустриального общества» Раймона Арона.

Р.Арон показывает, что социальный прогресс характеризуется переходом от прежнего отсталого «традиционного общества» (т.е. аграрного общества, в котором господствовали натуральное хозяйство и сословная иерархия) к передовому, промышленному развитому «индустриальному» обществу.
Р.Арон показывает, что существует сходство между индустриальным обществом западного типа (именуемого до сих пор капиталистическим) и моделью социалистического общества, существовавшей в СССР и ряде других стран. Дело в том, что все государства, именуемые либо капиталистическими, либо социалистическими, имеют много общего: они стремятся эксплуатировать природные богатства, повышать производительность труда, разрабатывать новые, более совершенные технологии и т.д. Например, считает Р.Арон, «в обоих обществах (капиталистическом и социалистическом) определенная категория людей является привилегированной: это означает, что они имеют более высокие доходы, чем остальные трудящиеся, которые находятся в самом низу общественной иерархии. Явление, именуемое капиталистическим накоплением или “эксплуатацией”, характерно, для обоих типов индустриального общества, а вовсе не характеризуется лишь один из типов по сравнению с другим» [2].

На этой основе Р.Арон приходит к выводу о формировании «единого индустриального общества», в котором грань, существующая между двумя его разновидностями (капиталистической и социалистической), должна со временем стереться. Это значит, что исчезнут качественные различия между капитализмом и социализмом.

По мнению Р.Арона, схема развития человеческой истории (теория «пяти формаций»), намеченная Марксом, более не работает. Социализм вовсе не обязательно должен прийти на смену капитализму. Человечество приходит к «единому индустриальному обществу», которое способно на безграничное прогрессивное развитие. Эта тенденция, считает Р.Арон приведет в конце концов «к распаду однопартийной системы и упразднению монополии марксизма-ленинизма» в Советском Союзе и так называемых странах народной демократии [3].

3) Концепция «постиндустриального (технотронного) общества»
В 70-х годах рядом зарубежных социологов начала развиваться точка зрения, согласно которой научно-технический прогресс приводит к трансформации прежнего «индустриального» общества в некоторое качественно иное «постиндустриальное» общество.

Одним из первых обратил внимание на эту тенденцию исторического развития цивилизации американский экономист, социолог и политический деятель 3бигнев Бжезинский. В работе «Между двумя эпохами. Роль Америки в технотронную эру» (1970 г.) он определил новое «постиндустриальное общество» как общество «технотронное». Это иное общество, чем общество «индустриальное», базирующееся на старой машинной технике и господстве механики. Новейшая (прежде всего, кибернетическая) техника, достижения радиоэлектроники, прогресс в средствах коммуникации оказывают, по мнению Бжезинского, определяющее влияние на все стороны социальной жизни.
«Влияние науки и техники на человека и его общество, — пишет он, – стало (особенно в более развитых странах мира) главным источником современных изменений. В последние годы появилась волнующая литература о будущем, содержащая в себе настоящий вызов. В США и Западной Европе и (в меньшей степени) в Японии и в СССР учеными был предпринят ряд систематических попыток спроектировать, предсказать, ухватить то, что готовит нам будущее. Трансформация, которая ныне имеет место, особенно в Америке, уже создает общество, которое все более отличается от своего индустриального предшественника … Индустриальные процессы больше не являются главной детерминантой социальных изменений, преобразующей нравы, социальную структуру и ценности общества. В индустриальном обществе технические знания применялись, прежде всего, к специфической цели: ускорению и улучшению производственной техники. Социальные следствия были побочным продуктом этой преобладающей заботы. В технотронном обществе научное и техническое знание, в дополнение к обогащению производственных способностей, быстро оплодотворяет почти все аспекты жизни, прямо воздействуя на них» [4].

Одним из основателей и главных разработчиков концепции «постиндустриального» общества считается американский социолог, гарвардский профессор Дэниел Белл. В работе «Пришествие постиндустриального общества» (1973г.) он развивает мысль о том, что в зависимости от уровня техники в обществе последовательно преобладают «первичная» сфера экономической деятельности – сельское хозяйство, затем «вторичная» — промышленное производство, а в последней трети XX века выдвигается «третичная» сфера деятельности, характеризующаяся переходом от товаропроизводящей к обслуживающей экономике, в которой ведущую роль приобретает наука и образование.

Каждому из этих трех этапов общественного развития (которые Д. Белл характеризует как «доиндустрииальный», «индустриальный» и «постиндустриальный») присущи специфические формы социальной организации: церковь и армия – в «доиндустриальном», аграрном обществе, фирма, корпорация – в «индустриальном», университеты – в «постиндустриальном».

4) Концепция «третьей волны» в развитии цивилизации
Новые идеи 80-х годов об основных тенденциях развития общества в наиболее концентрированной форме представил американский социолог Алвин Тоффлер в работе «Третья волна» (1980г.). Согласно общеисторической схеме, предложенной в этой работе, «сельскохозяйственная цивилизация», именуемая «первой волной», на заре Нового времени «отхлынула», уступив место «второй волне» — «индустриальной» цивилизации. На смену ей в условиях чрезвычайных изменений в обществе конца XX века приходит «третья волна» — грядущая цивилизация, которой, однако, Тоффлер не сумел подыскать адекватного названия.

«Мы все еще ищем слова, — пишет он, — которые смогли бы описать всю полноту силы и богатство этих чрезвычайных изменений. Одни говорят о грядущем космическом веке, информационной или электронной эре, о глобальной деревне. Збигнев Бжезинский заявил нам, что мы стоим перед лицом “технотронного века” … Советские футурологи говорят об НТР –“научно-технической революции”. Я сам часто писал о “супериндустриальном обществе”. Однако ни один из этих терминов, включая мой собственный, не является адекватным» [5].

В своей работе А. Тоффлер сопоставляет «вторую» и «третью» волны, т.е. «индустриальную» (относимую к прошлому или преодолеваемому настоящему) и грядущую (но находящуюся в процессе становления) цивилизационные стадии. Это сопоставление проводится им на разных уровнях: экологическом, научно-техническом, экономическом, социально-организационном, политическом, культурном.

5) Концепция «информационного общества».

На исходе ХХ века назрел действительно принципиальный философско-исторический вопрос: несут ли с собой информационные наука и техника, широкое внедрение их результатов во все сферы человеческой деятельности коренной социальный, цивилизационный поворот, или же они означают только продолжение прежнего индустриального развития?

Недвусмысленный ответ на этот вопрос дал Джон Нейсбитт в работе «Мегатенденции: десять новых направлений, преобразующих наши жизни» (1982г.). «1956 и 1957г.г., — пишет он, — были поворотным пунктом, концом индустриальной эры. Приведенные в замешательство, не желающие распрощаться с прошлым, даже лучшие наши мыслители оказались неспособными описать грядущую эпоху. Д.Белл назвал ее постиндустриальным обществом, и термин этот закрепился. Мы всегда применяем частицы “пост” и “нео” — к каким-либо эрам и. движениям, когда не знаем, как назвать их. Теперь ясно, что постиндустриальное общество — это информационное общество…» [6].

Такой же точки зрения придерживается и руководитель национальной программы «информационного общества» Японии Йошита Масуда. Совершенно четко и недвусмысленно он озаглавил свою работу: «Информационное общество как постиндустриальное общество» (1983г.). В этой работе содержится концептуальное обоснование вышеуказанной программы.

С точки зрения создателей концепции «информационного общества», последнее начало формироваться еще в 50-х годах. И сегодня это общество – не какой-то отдаленный идеал, а реальность, в которую мы уже погружены. Как пишет Дж.Нейсбитт, «не информационная технология сегодняшнего дня – от компьютеров до кабельного телевидения – вызвала новое информационное общество. Оно стало пролагать себе дорогу в конце 50-х годов. Современная сложнейшая технология только ускорила наше погружение в информационное общество, в котором мы уже находимся. Проблема состоит в том, что наше мнение, наши установки и, следовательно, процессы принятия решений еще не сообразовались с реальным положением вещей… И мы подвергаем большому риску наши компании, нашу индивидуальную карьеру и нашу экономику в целом. Например, не имеет смысла реиндустриализовывать экономику, которая основывается не на индустрии, а на производстве и распространении информации» [7].

Дж.Нейсбитт неустанно подчеркивает такую тенденцию современного общества как быстрый рост информационных профессий и усиливающееся значение информационного труда, что уже создало и продолжает создавать миллионы новых рабочих мест. Опираясь на исследования ряда социологов, Нейсбитт показывает, что уже в 70-х годах в США только пять процентов из вновь возникших типов занятости приходилось на сферу производства материальных благ в индустрии, в то время как 90 процентов относились к созданию, хранению и распространению информации.

Отсюда Нейсбитт делает далеко идущий вывод об основном, стратегическом ресурсе общества настоящего и особенно будущего. Таким стратегическим ресурсом, подчеркивает он, является информация. Ресурсом не единственным, но наиболее важным.

Таким образом, к середине 80-х годов в рамках разрабатываемой концепции «информационного общества» был вскрыт ряд глубинных, долгосрочных тенденций будущего развития человечества. Последние основываются на качественном обновлении техники и науки, происходящем на нынешнем информационном витке научно-технического прогресса. Причем наиболее интересное и ценное в разработке указанной концепции – это описание широких цивилизационных процессов, перемен в образе жизни, в ценностных установках, способах коммуникации людей.

 

Литература:

  1. Rostow W.W. The Stages of Economic Growth. A Non-Communist Manifesto. Cambridge, 1960. 2.
  2. Giddens A. Aron: Industrial Society. An Introduction to Sociolgy. Fontana Paperbacks in associacion with the Open Universiti Press. P.281.
  3. Aron R. Lectures on Industrial Society. London, 1968. P.167.
  4. Brzezinski Z. Between two ages. Americas role in the Technotronic Era. New York, 1970. P.9-10.
  5. Toffler A. The third Wave. New York, 1980. P.25.
  6. Naisbitt G. Megatrends: Ten New Directions transforming our Lives. New York, 1982. P.13.
  7. Naisbitt G. Megatrends: Ten New Directions transforming our Lives. New York, 1982. P.54.


Другие статьи автора: Сайдалиев Шерзод

Архив журнала
к№3, 2019№2, 2019№1. 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба