Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №1, 2015

Петр Смирнов
Общественный дух как фактор общественного развития: его функции и структура

Смирнов Петр Иванович

Санкт-Петербургский государственный университет

профессор кафедры теории и истории и социологии

 

Smirnov Petr Ivanovich

Saint-Petersburg State University

Professor of the Chair of Theory and History of Sociology

E-Mail: smirnovpi@mail.ru

УДК – 3.30.31.316

 

Общественный дух как фактор общественного развития: его функции и структура
Аннотация: В статье обосновывается гипотеза гипотезу об общественном духе как основном факторе, определяющем общественное развитие. Дано метафорическое описание духа и общественного духа, дано представление о возможной структуре общественного духа, включающей общественное сознание, общественное подсознание и промежуточный слой, описан механизм взаимосвязи общественного сознания и общественного подсознания, указаны основные функции общественного духа.

Ключевые слова: развитие общества, дух, общественный дух, общественное сознание, общественное подсознание.

Social spirit as a factor of social development: its functions and structure

 

Abstract: The paper proves the hypothesis that social spirit is the main determinant factor of social development. A metaphorical description of the spirit and public spirit is given. A representation about possible structure of social spirit, including the social consciousness, social subconscious and intermediate layer, is introduced. A mechanism of interaction of social consciousness and social subconscious is described. The key functions of the public spirit are given.
Key words: development of society, spirit, social spirit, social consciousness, social subconscious.

 

Общественный дух как фактор общественного развития: его функции и структура

 

В статье о признаках служебно-домашней цивилизации в обществах царской России и СССР [8, с.125] было сказано, что для объяснения неравномерности развития этих обществ потребуется ввод дополнительных понятийных средств, в частности, понятия «общественный дух» и «национальный характер». Две очередные статьи будут посвящены объяснению неравномерности развития на основе представлений об общественном духе. Цель настоящей статьи и заключается в том, чтобы обосновать гипотезу об общественном духе как ведущем факторе общественного развития любого общества. Непосредственными задачами статьи являются формирование общего представления об общественном духе, а также описание его функций и структуры.

Проблема неравномерности общественного развития.

В свое время В.Ленин обратил внимание на неравномерное экономическое развитие разных стран и сделал на основе этого наблюдения далеко идущие выводы, вплоть до построения социализма в отдельно взятой стране [4, с.378, 394, 396 и др.]. Сам факт неравномерности развития отдельных стран не подлежит сомнению, но как можно его объяснить? Почему одни страны развиваются быстрее других? Почему развитие практически каждой из них временами замедляется? Почему страны, близкие по типу к служебно-домашней цивилизации и, теоретически, не склонные к быстрому развитию, развиваются иногда чрезвычайно быстро, например, Россия? Какие причины или факторы можно привлечь для объяснения указанных фактов?

Достаточно тривиально утверждение, что экономическое развитие часто оказывается определяющим по отношению к развитию общества вообще. Многие стороны общественной жизни развиваются по мере и в зависимости от развития экономики, в частности правовая и политическая системы, наука и т.п. Известный закон исторического материализма о соответствии производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил имеет смысл и в первом приближении может считаться истинным. Но почему сама экономика развивается в разных странах с разной скоростью? От чего зависит неравномерность развития экономики?

По-видимому, нельзя объяснить этот факт действием экономических же законов. Мы знаем примеры быстрого хозяйственного развития в принципиально отличных общественно-экономических системах, где действовали разные законы экономики. Возможен даже быстрый и относительно безболезненный переход от одной экономической системы к другой, со сменой законов экономики, при сохранении темпов быстрого развития хозяйства. В частности, Япония после известной революции Мэйдзи сменила экономический строй без больших трудностей и потрясений. Но возможна и катастрофа при попытке заменить одну хозяйственную систему другой («реставрация» капитализма в России на рубеже XX и XXI веков).

Нельзя также объяснить неравномерность развития благоприятными природными условиями – климатом, ресурсами и пр., а также этническим или расовым составом населения. Например, природные ресурсы Японии весьма ограничены, а быстро развиваться могут как моноэтнические страны (Китай и Япония), так и полиэтнические (США и СССР).

Непригодно в качестве объяснения наличие внешнеэкономической помощи. Многие страны в современном мире (Африка, Латинская Америка) «проели» полученные кредиты и теперь не в состоянии выплатить даже проценты по ним. По этой же схеме шла эволюция «демократической» России в годы ельцинского правления. Другим же (Германия, Япония после Второй Мировой войны) долларовые инъекции явно пошли впрок. А некоторые оказались способными к успешному экономическому развитию в условиях фактической экономической блокады (СССР).

По-видимому, нет прямой зависимости темпов развития от степени демократичности правящего режима в стране. Экономическое развитие СССР было наиболее быстрым в годы сталинской диктатуры (сейчас речь не идет о цене такого развития). Россия весьма быстро прогрессировала в годы жесткого правления Петр I и при относительно либеральном правлении Николая II. В периоды диктатуры или полудиктатуры заложили основы экономического прогресса Финляндия (Маннергейм), Южная Корея (Пак Чжон Хи), Испания (Франко), Чили (Пиночет). А Япония быстро развивалась как в условия полуфашистского режима (до Второй Мировой войны), так и в условиях либеральной демократии (на основе послевоенной конституции, продиктованной США). Германия также развивалась весьма успешно в сфере экономики как при Гитлере, так и в период оккупации страны союзными державами. Причем развитие ГДР было почти сопоставимо с развитием ФРГ.

Таким образом, названными причинами нельзя объяснить неравномерность развития, хотя они могут в иных условиях оказывать благоприятное или отрицательное влияния на темпы экономики. Требуется найти другой объясняющий фактор.

Чтобы найти его, полезно вспомнить устойчивую тенденцию в обществоведческих науках, представители которой объясняют историю какого-либо народа чертами его духа или души. В частности, Г. Лебон утверждал, что «жизнь какого-нибудь народа и все проявления его цивилизации составляют простое отражение его души, видимые знаки невидимой, но очень реальной вещи … Ни случай, ни внешние обстоятельства, ни в особенности политические учреждения не играют главной роли в истории какого-нибудь народа» [3, с.140]. Ему вторит наш соотечественник И.Л.Солоневич, полагавший, что «каждая государственность мира, и в особенности каждая великая государственность мира, отражает в себе основные психологические черты нации-строительницы. Ни климат, ни география здесь не играют никакой роли» [9, с.19], а «решающим фактором всякого государственного строительства является психология, «дух» народа-строителя» [9, с.20]. В обобщенной форме применительно к историческому процессу это утверждал и О.Шпенглер [12, с.307].

Кроме того, известны попытки объяснить с помощью представлений о духе победы или поражения в военных столкновениях. Об этом писал Л.Толстой, размышляя о Бородинском сражении, следствием которого «было беспричинное бегство Наполеона из Москвы, возвращение по старой, Смоленской дороге, погибель пятисоттысячного нашествия и погибель Наполеоновской Франции, на которую в первый раз под Бородиным была наложена рука сильнейшего духом противника» [10, с.262]. Н.Я.Данилевский, перечисляя пять главный условий, составляющих силу армии: численность войска, техническое обучение (куда включается боевой опыт), качество вооружения, талант военачальника и нравственный дух, воодушевляющий войска, полагает, что победа в конечном результате всегда остается за духовною силою [2, с.395-396].

Действительно, без представления о силе общественного духа трудно понять поражение США во вьетнамской войне, равно как поражение СССР в афганской войне. В этих случаях, учитывая превосходство в материальных и людских ресурсах, поражение двух сверхдержав кажется необъяснимым, если в расчет не принимается дух народа. Хотя, конечно, в войне на уничтожение, т.е. практически полное истребление противника, техническое превосходство в вооружении одной стороны, неизмеримо превосходящее технический уровень вооружения противной стороны, может иметь решающее значение. США могли бы одержать «победу», применив во Вьетнаме атомное оружие

Предположим, что общественный дух, его сила и состояние, в конечном счете, определяет развитие общества и что можно объяснить некоторые парадоксы этого развития с помощью представления об этом духе. Но каков механизм его влияния на общественную жизнь? И что такое дух? Ведь даже признав определяющую роль общественного духа в жизни общества, но не дав ответов на подобные вопросы, исследователь останется в рамках интуиции и веры. Для отдельного человека его вера и интуиция могут быть истинными, не обманывать его, но они могут не иметь никакой цены при взаимодействии с людьми, чьи вера и интуиция различаются. Поэтому желательно как можно яснее показать, что такое общественный дух и как он воздействует на жизнь общества, но для этого следует предварительно сказать несколько слов о духе как таковом.

Представления о духе и общественном духе.  

Представление о духе вообще. Слово «дух» чрезвычайно многозначно. Весьма широкий спектр его значений и толкований дает наш соотечественник Г.Г.Шпет, а известный психоаналитик К.Г.Юнг оценивает число значений и нюансов слова «дух» в две дюжины. Беглый обзор толкований слова «дух» в литературе позволяет выявить следующие главные его значения:

  • слово «дух» обозначает противоположный материи принцип, невещественное начало мира;
  • оно означает некоторое конкретное, живое и свободное существо, своими качеством, могуществом и силою превосходящее человека. Оно является источником деятельности и оказывает влияние на всю реальную действительность. Окружающий нас мир есть продукт деятельности духа, но сам «дух» мыслится нарушающим некоторые естественные или привычные законы (например, по силе влияния «часть» духа может быть равна «целому», он может действовать одновременно в нескольких местах, может действовать вопреки законам природы и т.д. Дух может принимать объективные формы «видимости», может менять их, оставаясь в себе бессмертным. В религиозном мировоззрении это существо называется Богом;
  • дух мыслится как идея или смысл и сущность, или даже как «разум»,   поскольку он постигается нами как сущность некоторого коллективного целого,
  • слово «дух» … обозначает просто «душу», в противоположность телу и отдельно от него (второе значение близко этому, но там дух космический, а здесь – ограниченный, человеческий – П.С.);
  • дух – известное состояние души как настроение, расположение,
  • дух отображает некоторую структуру переживаний коллективной организации. Дух здесь чуткий орган коллективного единства, откликающийся рефлективно-невольно и творчески сознательно на всякое событие в бытии этого единства. Дух в этом смысле есть собрание, «связка» характерных черт «поведения» народа. Если они обладают постоянством и имеют определенную направленности, то их можно назвать характером народа;
  • дух может пониматься как некий функциональный комплекс, оживляющий, вдохновляющий, возбуждающий, волнующий и т.д. косную материю, вообще, приводящий ее в движение [13, с.86-94; 16, с.87-88; 11, с.179].

В целом, учитывая все многообразие значений слова «дух», можно дать образное описание духа как некоторого функционального комплекса, оживляющего, вдохновляющего, волнующего, возбуждающего и т.д. косную материю, вообще, приводящего ее в движение и способного упорядочить ее. Это описание не есть строгое определение. Людям не очень-то ясно, что есть дух (впрочем, им не очень-то ясно и то, что есть материя). Но интуитивно присутствие духа в себе ощущает каждый, разумея для себя, что мое «я» не есть мое тело. Нельзя объяснить ни себе, ни другим свою жизнь и отдельные поступки, без учета присутствия в себе духа.

Первоначальное представление об общественном духе. С учетом сказанного о духе вообще, видимо, будет полезно не углубляться в вопрос о том, что есть общественный дух, а сосредоточить внимание на том, как он проявляется. Иначе говоря, рассмотреть вопросы: что этот дух делает и как он устроен? Подобная исследовательская установка принесла пользу в естествознании, при исследовании материи. Она принесла пользу в психологии, при исследовании индивидуального духа. Можно надеяться она окажется полезной и при изучении общественного духа.

В отечественной философской и общественно-политической литературе советского периода представление об общественном духе для описания духовной жизни общества практически не использовалось. Для этой цели употреблялось представление об общественном сознании.

И в зарубежной обществоведческой мысли оно не играло существенной роли, поскольку само явление мало исследовалось как нечто целостное и самостоятельное. После работ Г.Лебона, где употреблялись понятия коллективная душанародная или национальная душадуша толпыпсихический склад расы, [3, с.139-142, 156 и др.], внимание исследователей переключилось на отдельные процессы (подражание, импритинг, заражение), имеющие отношение к этому феномену, или его отдельные структуры («массовое бессознательное», например). Имелись также попытки объяснить реальные явления социальной жизни с помощью представлений о духовном начале в человеке. В частности, весьма плодотворных результатов в этом направлении достиг М.Вебер, исследуя влияние религии на хозяйственную жизнь общества.

Однако, если исходить из допущения, что процессы, идущие в духовной сфере общества, все в большей мере определяют всю общественную жизнь, нам необходимо иметь целостное представление об общественном духе, понимать его функции, знать о его возможных состояниях и протекающих в нем процессах. Нужно знать «болен» или «здоров» общественный дух. Какие в нем могут существовать «болезни», и какие виды «микробов» и «вирусов» возможны в нем. Необходимо также знать, как сохранять ему «здоровье» и как его «лечить». И весьма полезно понимать, чем один национальный дух отличается от другого, и находить безопасные правила взаимодействия между ними.

Уточняя представление об общественном духе, отметим, что невозможно дать формальное определение понятия, отражающее это явление, «через род и видовое отличие». Ведь неизвестно, что такое дух вообще, хотя большинство уверено в его существовании. Но предположив, что общественный дух существует, можно попытаться прояснить представление о нем с помощью метафор, используя при этом уже имеющиеся утверждения или высказывания разных авторов о нем в качестве неких опор. Для этого полезны высказывания Г.Шпета и К.Юнга.

В частности, можно опереться на мнение Г.Шпета, согласно которому дух может пониматься как чуткий орган коллективного единства, откликающийся как рефлективно-невольно, так и творчески сознательно на всякое событие в бытии этого единства [13, с.93]. Понимание духа как органа коллективного единства вполне пригодно в качестве метафоры для обозначения феномена общественный дух. Полезно также вспомнить, что К.Г.Юнг, говоря о духе, употребляет слова «функциональный комплекс» [16, с.88]. Соединив представления Шпета и Юнга, можно сформулировать исходное метафорическое определение общественного духа: общественный дух – чуткий орган коллективного единства, способный выполнить ряд важных функций в жизни общества. Далее, чтобы получить более приемлемое представление об этом духе, следует выяснить конкретные функции, которые выполняет общественный дух.

Функции общественного духа. Попытаемся сформировать первый и, очевидно, несовершенный перечень этих функций, подлежащий критическому обсуждению, а также прояснить их содержание. Функции эти взаимосвязаны и взаимообусловлены, соотвественно, нарушение одной из них приводит к сбоям в других.

Первая и, с точки зрения конкретного практического коллективного действия, самая важная функция общественного духа уже упомянута Г.Шпетом, когда он говорит, что дух – орган коллективного единства, откликающийся на всякое событие в бытии этого единства. Дух отражает объективное единство некоторой группы людей, делая это единство фактом душевной жизни группы, а это позволяет ей сознательно ставить совместные цели и действовать сообща. Иначе говоря, дух придает группе субъективное единство, когда каждый индивидуальный член отождествляет себя с группой и считает ее общие цели своими. Если по каким-то причинам духовное единство общества нарушено, дух почти не способен выполнить свои другие функции

Вторая функция заключается в том, что дух выступает как хранилище самой разнообразной информации, опыта и ценностей, которые являются коллективным достоянием людей, живущих в том или ином обществе. Это хранилище может быть органично и упорядоченно, но может находиться в состоянии хаоса. Важнейшими «единицами хранения» являются ценности, знания и нормы. Дух находится в гармоничном состоянии, если эти три класса «единиц» согласованы относительно друг друга. Подобная гармония дает возможность группам и коллективам действовать более или менее рационально в меняющейся обстановке.

Третья функция состоит в том, что дух оказывается источником психической (включая чувственную и волевую составляющие) энергии, дающей людям способность переносить самые разнообразные трудности. Вне представлений о духовной силе нельзя понять стойкость ленинградцев в годы блокады, энтузиазм целинников и строителей БАМ и т.д. Особенно важно, что применительно к обществу дух обеспечивает его духовной энергией развития.

Четвертая функция – функция единения на основе общих чувств. Он побуждает людей чувствовать и выражать общую радость от совместных действий, успехов и пр. Представители старшего поколения хорошо помнят восторг, охвативший советских людей в связи с полетом Ю.Гагарина. Аналогичное (меньшее по масштабам, но менее сильное по накалу чувства) состояние восторга пережили крымчане во время воссоединения Крыма с Россией.

Пятая функция – функция управления. Дух управляет течением событий в общественной жизни и задает направление развития общества.

Шестая функция – оценочная. Она является непременным условием надлежащего выполнения пятой и служит основой седьмой функции, функции прогнозирования, которая, в свою очередь, также является необходимым условием для выполнения управленческой функции.

Таким образом, с точки зрения выполняемых функций общественный дух во многом аналогичен индивидуальному. Последний также реагирует на ситуации, создает единство душевных и телесных процессов, формируя наше «Я», хранит знания и ценности человека, побуждает его к действию, оценивает внутреннее состояние и внешнюю обстановку, прогнозируя течение событий. Общественный дух выполняет эти функции с меньшей степенью осознанности, чем индивидуальный дух. Но ведь и последний также не всегда в равной степени контролируется сознанием, которое лишь постепенно формируется у ребенка и может находиться в расстройстве у сумасшедшего. По-видимому, и структурно общественный дух подобен индивидуальному [7, с.316-318].

Структура общественного духа. Эта структура складывается из общественного сознания и общественного подсознания, которые не имеют резкой границы, благодаря наличию особого промежуточного слоя, осуществляющего связь между общественными сознанием и подсознанием [7, с.318]. Схематически структура общественного духа отражена на рис. 1.

Что касается общественного сознания, то вопрос о нем относительно ясен. Наличие этого феномена общепризнанно, существуют представления о его формах (правовое и политическое сознание, мораль, религия, искусство, философия, наука) и уровнях (обыденное и теоретическое сознание, идеология и общественная психология), нет сомнения в его активной роли и обратном влиянии на общественное бытие [11, с.448].

Содержание общественного сознания – ценности, идеалы, интересы, опыт, верования и чаяния разных общественных групп и коллективов – хранятся и передаются в текстах, через речь, пропагандируются по преимуществу через официальные каналы и средства массовой информации. Носителями общественного сознания часто выступают идеологи – люди, как правило, хорошо осознающие свои цели и задачи, функции в обществе. Практически в любом относительно устойчивом обществе имеются в наличии канонизированные тексты (устные или чаще письменные), отражающие особенности и сущностные моменты общественного сознания этого общества.

 

 

 

Общественное сознание   (ценности,   идеалы, нормы, знания и пр.)

——————————————————————————————————

Пограничный слой   (нормы,   обеспечивающие связь общественных   сознания и подсознания)

 

——————————————————————————————————

Общественное подсознание   (ценности,   идеалы, знания и т.п., закодированные в нормах как единицах хранения)

 

Рис. 1.     Структура коллективного (общественного духа).

 

Сложнее обстоит дело с общественным подсознанием. Выражения «массовое бессознательное» (Фрейд), «коллективное бессознательное» (Юнг), «социальное бессознательное» (Фромм) характерны для фрейдистской традиции. Однако весьма затруднительно составить более или менее ясное представление об этом феномене, исходя из текстов названных авторов. В частности, возникает впечатление, что для Фрейда и Фромма эти выражения были скорее некими емкими метафорами, нежели более или менее строгими понятиями.

Более разработаны представления о коллективном бессознательном у Юнга, отталкиваясь от которых проще перейти к трактовке общественного подсознания, принятой в данной статье.

Общая структура человеческой психики включает по Юнгу (если не вдаваться в ненужные сейчас подробности) три уровня: сознание, индивидуальное бессознательное и коллективное бессознательное [14, с.30-32 и др.]. Сознанию принадлежит самый верхний уровень Находящееся ниже личностное (индивидуальное) бессознательное покоится на другом, еще более глубоком слое, который ведет свое происхождение не из личного опыта, а является врожденным. Он называется коллективным бессознательным, поскольку имеет не индивидуальную, а всеобщую природу [15, с.97]. Содержание этого слоя психики не имеет своего источника в отдельном индивидууме, оно мифологично по существу и принадлежит типу разума, несущему в себе свойства всего человечества как некоего общего целого [14, с.31]. Индивидуальный опыт в личном бессознательном выражается в комплексах, содержанием коллективного бессознательного оказываются архетипы [15, с.98].

В этой структуре психики (которая вполне может иметь место, если существование архетипов доказано) имеется некий пробел, который необходимо заполнить.

Когда Юнг говорит о коллективном бессознательном, то, по сути, он говорит о родовомбессознательном, которое является общим для всех представителей человеческого рода. Но ведь помимо этого родового бессознательного должно существовать коллективное бессознательное, отражающее опыт отдельных народов, стран, рас, цивилизаций, обществ, культур. Юнг делает намеки на существование этого бессознательного, сравнивая поведение французов и немцев, и их реакции в повседневных ситуациях, но сводит его к различиям в восприятии реальности с помощью чувства и мысли, не выделяя в отдельный структурный слой [14, с.39-40]. И хотя такие различия в национальной психике тоже могут иметь место (если это можно доказать), существует более важный компонент коллективного бессознательного, к рассмотрению которого и нужно перейти.

Речь идет о том, что к трем структурным слоям, которые выделяет Юнг в человеческой психике нужно добавить четвертый слой, отражающей этническое (племенное или национальное, здесь могут быть варианты) коллективное бессознательное. Именно в нем отражен опыт различных народов, стран, культур. Этот слой можно назватьобщественным подсознанием, причем для рассмотрения структуры общественного духа можно ограничиться наличием всего лишь трех структурных слоев: общественного сознания, промежуточного слоя и общественного подсознания, отказавшись от рассмотрения коллективного бессознательного в понимании Юнга. Ведь даже если юнговские архетипы существуют, они едва ли участвуют в процессе функционирования и развития отдельных обществ именно потому, что являются общими для всех рас, народов, стран, культур и пр. Архетипы оказываются всего лишь неким общим фоном, на котором развертывается общественно-исторический процесс. Намного более реально на этом процессе сказывается общественное подсознание, различающееся своим содержанием у разных объединений людей. Соответственно с этими представлениями и сформирована структура общественного духа, представленная выше на рис. 1.

Наиболее близкий подход к отражению (пониманию) структурного слоя человеческой психики, который здесь назван общественным подсознанием (частица «под» не кладет столь резкой границы между сознанием и неосознанным, как частица «без»), сформулирован французским историком и экономистом Ф.Броделем. Не употребляя выражение «общественное подсознание» он раскрывает содержание этого феномена, когда пишет о привычке к рутине, о тысяче действий, протекающих и заканчивающихся как бы сами собой, которые не требуют специальных решений и почти не затрагивают наше сознание. Человечество более чем наполовину погружено в повседневность подобного рода, в ней скопились безо всякого порядка неисчислимые побуждения, импульсы, стереотипы, приемы и способы действия, повторяющиеся до бесконечности [1, с.13].

Привычные, рутинные и т.д. образцы действия, о которых пишет Бродель, являются социальными (и отчасти индивидуальными) нормами, которые представляют собой уже упомянутые «единицы хранения», покоящиеся в общественном подсознании. Содержание общественного подсознания то же самое, что и общественного сознания. Это ценности, идеалы, интересы, опыт и т.д. Но передается и хранится это содержание в закодированном виде, в виде социальных норм, то есть относительно устойчивых, распространенных, усвоенных индивидами и имеющими императивный характер образцов поведения. Крайне существенно то, что многие нормы (традиции, обычаи, привычки) усваиваются людьми друг от друга через имитационное подражание непосредственно подсознанием [5, с.150].

Усвоение непосредственно подсознанием важно тем, что процесс усвоения нормы в решающей степени не контролируются сознанием. Но, по-видимому, именно эти бессознательно усвоенные нормы делают представителей одного общества (даже разных поколений) в чем-то близкими или, по крайней мере, понятными друг другу на уровне обычного поведения. Тот или иной поступок, привычный для людей данного общества, воспринимается ими как естественный, хотя может быть неприемлемым с точки зрения личной выгоды или общественной морали. Напротив, естественные для представителей другого общества реакции вызывают недоумение или раздражение именно в силу своей непривычности. Люди интуитивно чувствуют, что эти поступки делает «чужой» человек.

Необходимо, чтобы эволюция норм, передающихся через общественное подсознание, протекала не слишком быстро. Равным образом недопустимо, чтобы «чужие» нормы чрезмерно интенсивно усваивались общественным подсознанием (и сознанием тоже).

Применительно к народу в этом случае возможен конфликт между поколениями с катастрофическими последствиями. В частности, у народа может оказаться утраченной национальная самобытность, деяния предков стать чуждыми и непонятными, а отдельный человек способен потерять чувство ответственности перед прошлым и будущим, сосредоточив свои усилия на удовлетворении узкоэгоистических потребностей и интересов. В целом, будет нарушена национальная самоидентификация, что фактически означает гибель народа как уникального субъекта истории.

Применительно же к обществу можно будет говорить о возникновении в нем аномии, своеобразном заболевании общественного духа и общества, проявляющемся в хаотическом поведении его членов, для упорядочения которого требуется насилие. Можно сказать, что аномия – мини проявление варварства в более или менее упорядоченном обществе.

Ясно, не все нормы, вошедшие в общественное подсознание и хранящиеся в нем, возникли и передаются именно как нормы подсознания. По-видимому, все или большинство норм, ныне хранящихся в подсознании, первоначально формировалось и осваивалось сознанием, лишь постепенно проникая в нижнюю сферу общественного духа подобно тому, как переходят в индивидуальное подсознание многие сложные навыки («автоматическая» грамотность, правила и навыки вождения автомобиля и т.п.), которые тоже относятся к числу социальных норм.

Нормы следует считать основными единицами хранения, помещенными в общественное подсознание. Именно они наряду с нормами общественного сознания определяют деятельность людей, придают форму их активности, делают из них людей определенного типа («диких», «варваров», «цивилизованных», а также «европейцев», «китайцев» и пр.).

Возможность перекодирования («шифровки») знаний и опыта, прав и обязанностей, ценностей и идеалов в конкретные образцы деятельности, способные хранится в общественном подсознании и передаваться бессознательным путем, обеспечивается структурой нормы, которая включает в себя:

  • цель, отражающую некоторую ценность или потребность;
  • алгоритм, представляющий технологическую сторону нормы;
  • санкцию за выполнение или невыполнение нормы.

Первый элемент нормы связан со структурой потребностей и ценностей общества, определяющих его экономику и мораль, а также общую направленность и характер развития. Цели норм связаны также с потребностями и ценностями отдельного человека, переводя в действия присущие ему стимулы деятельности. Во втором элементе представлена объективная сторона окружающей действительности (свойств и признаков природных и социальных явлений), преломленная через человеческое знание. В нем отражена технологическая сторона деятельности, которая может быть оценена с точки зрения эффективности и рациональности производимых действий. Третий элемент (санкция) служит средством правового контроля общества за деятельностью человека (группы, социального института) с тем, чтобы деятельность субъектов служила благу общества или хотя бы не вредила ему [6, с.102-104].

Элементы одной и той же нормы могут находиться в разных сферах общественного духа. Очень часто в общественном сознании находится только алгоритм, технологическая сторона нормы, тогда как цель (ценность или потребность), ради которой когда-то и сформировалась норма, и санкция уже «забыты» общественным сознанием и хранятся в общественном подсознании. Подобного типа нормы как раз и образуют тот самый пограничный слой, о котором шла речь выше.

Нормы, хранящиеся в общественном подсознании, вместе с закрепленными в них ценностями составляют основу социального характера, например, рыночного или служебного (который может принимать форму национального), свойственного людям, долгое время живущим в обществе определенного типа. При этом особенно важны фундаментальные нормы, которые регулируют пути и способы достижения социальной значимости, определяют нравственность и безнравственность, справедливость и несправедливость, законность и незаконность этих способов, а также доступность и недоступность отдельных модусов социальной значимости для отельного субъекта (по мерке общественного подсознания). Например, если с позиции общественного подсознания богатство – отрицательная ценность, то трудно ожидать в обществе стремительного роста народного благосостояния.

Норма, раз возникнув, сохраняется неопределенно долго, и люди, нередко забывая или не сознавая, ради чего она создана, выполняют ее по привычке, как бы механически (например, многие реликты языческих обрядов, сохранившиеся на Руси, несмотря на все сложности ее истории). Через нормы осуществляется связь общественного сознания и подсознания. В каждый исторический момент из общественного подсознания в общественное сознание выводится лишь обусловленная логикой исторического развития часть идеалов, ценностей, знания и опыта, хранящиеся в нормах. При этом способность норм усваиваться бессознательно с учетом их разнообразия и разнонаправленности приводит к тому, что в общественном подсознании накапливаются противоречивые ценности и идеалы, основанные на разном историческом опыте. Кроме того, ценности, введенные в общественное подсознание с помощью норм, могут находиться в разных отношениях к ценностям, хранящимся в общественном сознании. Они могут быть согласованы, конфликтны, нейтральны. Совмещение (согласованность) тех или иных ценностей в обеих сферах общественного духа определяет его важнейшие направленности (тенденции). О важнейших тенденциях общественного духа и их влиянии на развитие общества речь пойдет в следующей статье.

 

Литература

  1. Бродель Ф. Динамика капитализма. – Смоленск, 1993.
  2. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – СПб.: Изд.: “Глаголь”; Изд.: СПбГУ, 1995.
  3. Лебон Г.       Психология народов и масс. – СПб.:       Макет, 1995
  4. Ленин В.И. Империализм как высшая стадия капитализма / Полн. Собр.   Соч. Т.27.
  5. Симонов П.В. О двух разновидностях неосознаваемого психического: под- и сверхсознание / Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Вып.4. – Тбилиси.1985.
  6. Смирнов П.И. Норма: регулятор поведения и одно из основных понятий социологии / Теоретический журнал Credo new.       2011. № 3 (67). С.97-115
  7. Смирнов П.И. Управление эволюцией общества: необходимость, средства, ориентир. — Saarbrucken: LAP Lambert Academic Publishing. 2012.
  8. Смирнов П.И. Признаки служебно-домашней цивилизации в России и СССР: сходство и различие / Credo New,2014, №2 (78). С.104-126.
  9. Солоневич И.Л. Народная монархия. – Минск: Лучи Софии, 1998.
  10. Толстой Л. Война и Мир. – СПБ.:       Каравелла, 1993.
  11. Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1983.
  12. Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. 1. Гештальт и действительность. – М.: Мысль, 1993.
  13. Шпет Г.Г       Введение в этническую психологию. – СПб.: Издательский дом «П.Э.Т.», 1996.
  14. Юнг К.Г. Аналитическая психология. – СПб., 1987.
  15. Юнг К.Г. Архетип и символ. – М.:       Renaissance, 1991
  16. Юнг К.Г. Структура психики и процесс индивидуации. – М.: Наука,1996.


Другие статьи автора: Смирнов Петр

Архив журнала
№4, 2020№1, 2021кр№2, 2021№3, 2020№2, 2020№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1. 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба