Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №4, 2015

Сергей Кочеров
История любви. Любовь в древнем мире
Просмотров: 4115

Кочеров Сергей Николаевич

Национальный исследовательский университет

«Высшая школа экономики» – Нижний Новгород

профессор кафедры социально-гуманитарных наук

Kocherov Sergey Nikolayevich

National research University
«Higher school of Economics» – Nizhny Novgorod

  PhD, professor of the Department of Social Sciences and Humanities

E-Mail: kocherov@yandex.ru

УДК – 173.2

 

История любви.

Любовь в древнем мире

 

Аннотация: Любовь является одним из самых сильных и сложных чувств человека, которое пережило длительную эволюцию. Возникнув на основе полового влечения, она постепенно обогащалась более утонченными эмоциями, пока не возвысилась до духовного и телесного союза двух любящих личностей. У народов древнего Востока и античного общества любовь находилась еще в первой цивилизованной стадии своего развития и культивировалась как эротическая страсть, в которой телесная сторона преобладала над духовной. Вместе с тем эти народы, прежде всего, древние индийцы и античные греки смогли внести большой вклад в культуру любви.

Ключевые слова: мужчина и женщина, полигамия, моногамия, искусство любви в Индии, античный эрос

 

The history of love.

Love in the ancient world

 

Abstract: Love, being one of the most strong and complex feelings experienced by a human being, has undergone long-standing evolution. Having occurred on the basis of sexual desire, it has gradually enriched itself with more refined emotions until it has elevated to the spiritual and carnal union of two loving persons. The peoples of ancient East and the societies of classical antiquity saw love yet at its first civilized stage of its development, fostering love as the erotic passion with carnal side prevailing over the spiritual one. At the same time those peoples, primarily ancient Indians and ancient Greeks, managed to contribute significantly to the culture of love.

Key words:  a man and a woman, polygamy, monogamy, the art of love in India, Eros in classical antiquity

История любви.

Любовь в древнем мире

 

Человек с рождения принадлежит двум мирам – обществу и природе. Во всех его потребностях, влечениях, эмоциях и поступках видно тесное переплетение социального и природного. Это относится и к столь развитому и сложному чувству, как любовь. Биологическое начало любви составляет половое влечение, в основе которого лежит присущая всем живым существам потребность в продолжение рода. Внешняя привлекательность и внутреннее родство особей одного вида является средством для удовлетворения данной потребности. Но ни один вид живых существ не достиг такой независимости полового влечения от его природного назначения, какая присуща человеку. Люди, вероятно, ранее поняли, что половая любовь является источником одного из сильнейших наслаждений, чем осознали ее связь с деторождением.

Другим важным отличием половой любви человека от полового влечения животных является регуляция сексуальных связей в обществе посредством брачно-семейных институтов. Как полагают историки,родовая община, в отличие от первобытного стада, не знала«промискуитета», т.е. неупорядоченных половых отношений [1, с. 368-412]. Само появление вида homo sapiens и человеческого общества ведет отсчет с введения агамии – табу на сексуальные отношения внутри рода. В дальнейшем брак и семья совершили длительную эволюцию: от полигамии (многобрачия) через парный брак к моногамии (единобрачию). Эта эволюция определила логику процесса, который в жизненном выражении предстает как история любви, которую мы рассмотрим, переходя от эпохи к эпохе, от региона к региону.

 

Любовь на древнем Востоке

Для древнего Востока была типична большая моногамная семья, состоящая из нескольких поколений близких родственников. Во главе семьи стоял патриарх – старший мужчина, которому должны были подчиняться все – его жена, их дети и внуки, а также жены сыновей и внуков, не говоря уже о слугах и рабах. Браки между молодыми людьми заключались по воле их старших родичей – патриархов двух семей, достигавших согласие в отношении выкупа за невесту. Чувства жениха и невесты мало принимались к сведению, более важными для создания семьи считались их материальное  положение, сила и трудолюбие, здоровье и способность к деторождению. Отказ молодых людей от навязанного им брака происходил в редких случаях, а для девушки это было возможно, как правило, лишь путем самоубийства.

Об отношениях между полами в эту эпоху можно узнать из древневосточной литературы. Так в одной из египетских книг, содержащей поучения для людей, желающих сделать карьеру, говорится и о том, как важно иметь хорошую семью. Книга наставляет читателя, что ему подобает любить и окружать заботой жену, ибо «она – пашня благостная для ее владыки». В то же время молодого человека предостерегают от излишней податливости и доверчивости к супруге, а более всего от того, чтобы она сделалась главой семьи[2, с. 102].

В литературе Вавилона выделяются тексты, в которых выражен взгляд человека на любовь, во всей его извечной противоречивости. Так, в знаменитом «диалоге господина и раба» дается следующая оценка любви. «Раб, соглашайся со мною! – Да, господин мой, да! – Женщину я полюблю! – Полюби, господин, полюби! Любящий женщину позабудет печаль и невзгоды. – Нет, раб, о нет, я женщину не полюблю! – Не полюби, господин, не полюби! Женщина – яма, западня и ловушка. Женщина – острый кинжал, что горло мужчины пронзает»[2, с. 199].

Но из этих древнейших времен до нас дошли также мифы и легенды о сильной и верной любви между супругами. В Египте было популярно предание о богине Исиде, которая долго искала тело убитого мужа Осириса, затем сохраняла его в саркофаге и, в конце концов, смогла оживить его. В Вавилоне была знаменита другая история – о царе Навуходоносоре, который сильно любил свою супругу, тосковавшую по садам роднойАссирии. Для нее царь велел создать роскошные сады, известные как «сады Семирамиды».

Несмотря на то, что к тому времени в обществе уже утвердился моногамный брак, строгое единобрачие распространялось лишь на женщин. Их состоятельные мужья могли иметь нескольких жен и наложниц, не говоря о домашних служанках и рабынях. Конечно, старшая жена как хозяйка дома возвышалась над другими женщинами. Знатная супруга могла даже призвать к ответу главу семьи, если он не уделял ей достаточно внимания. Но между женами в таких семьях, как правило, велась борьба за влияние на мужа. Решающим аргументом в ней чаще всего было появление первенца мужского пола. В «Ветхом завете» можно найти немало историй, показывающих, на какие хитрости пускались женщины, чтобы обеспечить себе авторитет в семье и первенство – своему сыну.

Судя по текстам, любовь представлялась жителям той эпохи могучей и грозной силой, способной как соединять людей в сердечном согласии, так и отравлять их сердца жгучей ненавистью. Как сказано в известной книге царя Соломона, «крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее – стрелы огненные; она – пламень весьма сильный» (Песнь песней, 8:6). Но древний Восток знал, по меньшей мере, два образа любви: первый, основанный на жгучем желании и сильной страсти, и второй – на супружеской привязанности и симпатии, которые приходили с годами.

С«книжной» точки зрения, более привлекательной выглядела любовь как пламенная страсть. Она, с одной стороны, украсила биографию многих царей и героев, с другой– привела одних к падению, других к гибели. Нарицательным именем стал древнееврейский герой Самсон, который сокрушал врагов своего народа, пока его любовница Далила, действуя по их наущению,не выведала, в чем его слабость, и лишила его защиты. Но такие уроки не оказывали должного педагогического воздействия на мужчин, которые в погоне за остротой ощущений были готовы идти на излишества и безумства. Так, персидский царь Ксеркс объявил, что наградит величайшим подарком того, кто откроет ему нечто новое в «искусстве наслаждения».

Древневосточное общество было еще связано «пуповиной родства» с первобытным миром, из которого оно возникло. Поэтому в половых отношениях той эпохи видны следы обычаев давно ушедших времен. Так, у многих народов существовал обычай храмовой проституции, с обязательным участием замужних женщин,в чем проявился реликт отношений группового брака, когда ни один мужчина не обладал монополией на одну женщину. Большим почитанием пользовались богини: Исида – Иштар, Астарта – Ашторет, Рея – Кибела, да и сами боги происходили от Матери богов.

Явным наследием эпохи матриархата были предания об амазонках – женщинах-воительницах, не знающих господства мужчин. Их название происходило от обычая выжигать у девочек грудь для успешной стрельбы на полном скаку из лука. В известное время года амазонки вступали в брак для продолжения рода, оставляя себе только девочек. Греки приписывали им основание города Эфеса и постройкухрама Артемиды Эфесской. Легенды об амазонках, распространенные во многих частях света, напоминали о том, что власть мужчины над женщиной не была и не будет вечной.

 

Любовь в древней Индии

Многие племена, населявшие в древности Южную и Юго-Восточную Азию, занимались культивацией любви как наслаждения. Но при богатстве древних эротических культур этого региона только одной из них суждено было войти в историю человечества как родины «искусства любви». Речь идет о древней Индии, знаменитой религиозными учениями и эротическими трактами. Уже в Ведах эзотерически описаны ритуалы и обычаи, имевшие сексуальную направленность. По мнению некоторых ученых, вся культура древней Индии проникнута духом эротизма, соединявшего представления человека о природной, общественной и божественной жизни[3]. Индийская религия значительно«очеловечила» половые отношения, осмыслив их не только как биологический акт, но и как духовную связь между мужчиной и женщиной. Половая любовь предстает здесь как вид религиозной связи, а в мистическом учении «Бхакти» даже как высшая форма познания мира.

Взгляды на любовь и эротические практики индийцев получили самое полное выражение в знаменитой «Камасутре», написанной Ватсьяяной Малланага. Вопреки расхожему представлению, что «Камасутра» сводится к описанию сексуальных позиций, основное содержание трактата посвящено философии и психологии отношений между полами, правилам поведения в добрачной и семейной жизни. В «Камасутре» подчеркивается уважение, которое влюбленный мужчина должен испытывать к любимой женщине, признается важность эмоциональной стороны эротических отношений, которая повышает наслаждение от физической близости.Сам Ватсьяяна, комментирую свою «науку любви», замечал:«Радующим, благоприятным, ведущим к цели, доставляющим счастье, любимым женщинами называют в предписаниях наставники это (знание)» [4, с. 128].

Как и авторы других эротических трактатов Индии («Кокошастра», «Ананга Ранга» и др.), создатель «Камасутры» утверждал, что целью его работы является укрепление семьи. Древнеиндийское общество было патриархальным, с жестким делением на варны, с сильной зависимостью младших от старших, детей от родителей. Брачно-семейные отношения были возможны только между представителями одной варны, устройством браков занимались родители, а жених и невеста часто знакомились лишь на свадьбе.При этом плотская любовь, одна из важных сторон семейной жизни, была отягощена воспитанием индийских девушек, которым с детства внушали, что физическая близость существует лишь для того, чтобы рожать детей, и по достижении женщиной 35-40 лет она для нее становится необязательной. Такое поведение становилось причиной частых конфликтов с мужьями, которые требовали от своих жен исполнения супружеского долга.

Поэтому для Ватсьяяны, как и ряда его последователей, уроки «Камасутры» особенно необходимы для мужчин и женщин, состоящих в браке, в котором нет взаимной страсти. Здесь каждый из партнеров должен научиться любить другого ради поддержания мира и тепла в доме. Это предполагает овладение знаниями о том, как вызвать и продлить возбуждение супруга, а также применение этих знаний на практике, что требует использования эротических методик, описанных в «Камасутре». «Настолько лишь простирается действие наук, – утверждал Ватсьяяна, –насколько слабо чувство в людях; когда же колесо страсти пришло в движение, то нет уже ни науки, ни порядка»[4, с. 97].Вместе с тем наставления, как сохранить семью, в «Камасутре» сочетаются с поучениями по обольщению чужих жен и советами гетерам, как привлечь мужчин.

 

Любовь в древней Греции и Риме

Древние греки, создавшие блестящую цивилизацию и великую культуру, внесли свой вклад в историю любви. Начав с представления о любовном чувстве как плотской страсти, в которой мужчина представал в роли героя и хозяина, а женщина рассматривалась как повод к войне и награда для победителя, эллины со временем окрыли в любви множество оттенков. Они выделяли разные виды любви: «эрос» – страсть, влечение; «филия» – симпатия, дружба; «сторге» – привязанность; «агапе» – сострадание; «мания» – одержимость; «потос» – вожделение; «харис» – благодарность, уважение; «афродизия» – любовь, насланная Афродитой. При этому них было два образа любви: Афродита Пандемос, т.е. физическое влечение, присущее всем телам, и Афродита Урания – возвышенная любовь, свойственная только избранным душам.

Здесь уже сказалось влияние греческих философов, которые создали первую европейскую «философию любви». Платон придумал миф об андрогинах – «мужчиноженщинах», которых боги, страшась их силы, рассекли надвое, отчего «свойственно людям любовное влечение друг к другу, которое, соединяя прежние половины, пытается сделать из двух одно», поэтому «любовью называется жажда целостности и стремление к ней»[5, с. 100, 101]. Но высший смысл любви Платон, следуя Сократу, находит в восхождении к Эроту от любви к прекрасным телам, через любовь к прекрасным нравам и учениям, к любви к самой идее прекрасного (Пир, 210a – 212b). Аристотель, которого больше интересовала philia,нежели eros,логически доказывал, что любовь «происходит скорее от дружбы, чем от чувственного влечения. Но если больше всего от дружбы, то дружба и есть цель любви. Следовательно, чувственное влечение или вообще не есть цель, или оно есть ради дружбы» [6, с. 247].

При этом древняя Греция (как и Рим) – это типичный «мир мужчин», в котором женщина занимала малопочетное место и играла подчиненную роль. И наиболее приниженным было ее положение у культурных афинян. Дочь гражданина Афинот рождения до смерти, находилась в зависимости: до свадьбы – от отца, после свадьбы – от мужа.Законная супруга не могла самовольно покинуть «гинекей» – женскую половину дома, где занималась домашним трудом и следила за рабами. Иногда муж позволял ей навестить родителей или наведаться в баню под надзором старой рабыни. Она не могла сходить на рынок, не знала друзей своего супруга и не принимала участия в домашних пирах, на которые муж охотно приглашал своих любовниц. Лишь изредка афинянка могла отвести душу в религиозный праздник.  О месте женщины в Афинах говорит то, что для своего мужа она была «предметом» (по-гречески это слово среднего рода), пригодным для «домашнего хозяйства» [7, с. 166].

Иным было положение женщины в «отсталой» Спарте. Спартанцы как потомки дорийцев сохраняли в своей жизни больше наследия старины, в том числе и матриархата. Видя в своих женщинах дочерей, жен и матерей воинов,они окружали их уважением и называли «госпожами». Молодые люди вступали в брак по своему выбору, одобрялись добрачные связи между юношами и девушками, которые занимались физическими упражнениями на виду друг у друга. В Спарте не было власти женщин, как с неодобрением писал Аристотель, но в этом городе они играли важную роль, вдохновляя своих братьев, мужей и сыновей на их подвиги. О спартанских женщинах ходили легенды, и античные авторы, мало ценившие женский ум, охотно их цитировали. Так, Плутарх писал о том, как чужестранка упрекнула спартанку:«Одни только вы,лаконянки, властвуете над мужьями». «Да, – ответила та, – но одни только мы рождаем мужей» (Ликург, 14).Однако Спарта  –исключение из общего правила. В остальной Греции господствует убеждение, что мужчина женится лишь для того, чтобы дать рождение новым гражданам, брака по любви, за редким исключением, не существует.

Неслучайно великому оратору Демосфену приписывают слова: «У нас есть гетеры для развлечений, любовницы, чтобы о нас заботились, и жены, чтобы рожать законных детей»[7,c. 166].Унижение женского начала не могло остаться без последствий. Со второй половины V в., в Греции возникает культ однополой любви. Экспансия гомосексуализма происходила не по причинам психофизического характера, из-за которого известный процент людей во все времена испытывает влечение к представителям своего пола, но вследствие культурной моды. Величайшие мыслители античности – Сократ, Платон, Аристотель – пишут о «мужской любви», о воспитательном значении любви мужчины к юношам. Сами греки видели в этом влияние персидских обычаев, как и римляне позднее связывали однополую любовь в «вечном городе» с греческими нравами. Но, вероятно, более правы ученые, объясняющие распространение гомосексуализма в античности с той пропастью, которая в социальном и духовном плане разделяла тогда мужчин и женщин [8, с. 446]. Поскольку их образ жизни в греческом мире был столь различен, между ними редко возникало личностное уважение и притяжение, без которого не возможна любовь. Поэтому многие мужчины предпочитали проводить не только дни, но и ночи с мужчинами. Женщины не оставались в долгу и отвечали на пренебрежение «сильного пола» отношениями, которые воспела поэтесса Сафо, жившая на острове Лесбос.

Римлянка по своему положению в обществе занимала среднее место между афинянкой и спартанкой. Она вела более вольготную жизнь и играла более заметную роль, чем жительница Афин, но не обладала той свободой и не имела права голоса в народном собрании, что отличало женщину Спарты. Когда одна матрона выступила на форуме в защиту собственного дела, римский сенат послал депутацию в храм Януса узнать, что означает это чудесное знамение. Как и во всем древнем мире, в римском обществе бытовали патриархальные нравы. Женщина была под властью мужчины – сначала отца, а затем своего мужа, и не могла распоряжаться своими делами без их согласия. Исключение составляли только девственные весталки.Даже у знатных римлянок было не личное, а родовое имя, а если в семье было несколько дочерей, их было принято называть по старшинству.

Брак в Риме имел целью дать жизнь новым членам римской общины, поэтому семья была делом государственным.Брачный союз представителей высших сословий носил политический характер, и, если основывался на чувстве, то не любви, а долга. Во II в. до н.э. цензор Метелл утверждал, что «если бы мы могли жить без жен, то все охотно обошлись бы без этой тяготы»[9, с. 343]. Катон Младший, если верить Плутарху,даже уступил жену, ждавшую от него ребенка, своему другу, получив на это разрешение своего тестя, но не спросив мнения самой супруги (Катон, 25). Император Август, по Светонию, говоря с женой о важном деле,часто делал это по конспекту (Божественный Август, 84).

В Римской империи строгость нравов канула в прошлое и на смену ей пришла мораль упадка. В моде самые нескромные места из «Науки любви» Овидия, ежегодно празднуются сатурналии, отличавшиеся беспорядочными связями, в высшем свете входят в моду оргии. При Тиберии, Калигуле и Нероне в них сначала вынужденно, а затем все более охотно принимают участие женщины и девушки самых знатных римских семей. Если ранее лишь мужчинам позволялось вступать в связи со служанками и рабынями, то в это время редкая матрона не заводила себе любовника-гладиатора.

Импульсы к новым брачно-семейным отношениям, основанным не на половой страсти или выполнении долга, а на любви к одному человеку,  наблюдаются в среде рабов. Известно немало случаев, когда хозяева, отпуская на волю рабов-мужчин, полагались на их готовность принести самые большие жертвы ради выкупа жены и детей. Одна из надписей того времени говорит о рабе, отпущенном господином на волю с некой суммой денег, который «не захотел взять ничего, кроме единственной величайшей награды – свободы своей жены» [9, с. 343].

Таким образом, древний мир в своем понимании любви в целом не сумел подняться выше восприятия ее как половой страсти. Даже гуманный Будда сначала не хотел принимать в свою общину женщин, опасаясь, что они отвлекут его учеников от жизни духовной. Греки, знавшие несколько видов любви, отдавали явное предпочтение эросу. Страстная любовь Антония и Клеопатры вошла в легенду, но она не помешала царице попытаться  обольстить человека, из-за которого ее муж убил себя. До гармонии духа и плоти в любовном чувстве было еще очень далеко.

 

 

Литература:

 

  1. Семенов Ю.И. Как возникло человечество. – 2-е изд. – М.: Гос. публ. ист. б-ка России, 2002. – 790 с.
  2. Цит. по: Франкфорт Г., Франкфорт Г.А., Уилсон Дж., Якобсен Т. В преддверии философии. Духовные искания древнего человека. – М.: Наука, 1984. – 236 с.
  3. См.: Doniger Wendy. The Hindus: An Alternative History. New York: Penguin Press, 2009. – 789 pp.
  4. Ватсьяяна Малланага. Камасутра: Перевод, статьи, комментарии А. Я. Сыркина. – СПб.: Изд. дом «Нева», М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. – 383 с.
  5. Платон. Пир // Платон. Собр. соч.: в 4 т. – Т. 2. – М.: Мысль, 1993. – С. 81-134.
  6. Аристотель. Первая аналитика // Аристотель. Собр. соч. в 4 т. – Т.2 – М.: Мысль, 1978. – С. 117-254.
  7. Боннар А. Греческая цивилизация: В 2 т. – Т.1. – Ростов-на Дону: Феникс, 1994. – 448 с.
  8. Лосев А.Ф. Критические замечания к диалогу «Пир» // Платон. Собр. соч.: в 4 т. – Т. 2. – М.: Мысль, 1993. – С. 437-455.
  9. Цит. по: Кнабе Г.С. Избранные труды. Теория и история культуры. – М.:РОССПЭН, 2006. – 1200 с.


Другие статьи автора: Кочеров Сергей

Архив журнала
к№3, 2019№2, 2019№1. 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба