Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №3, 2017

Тамара Мусиенко
Политическое манипулирование: проблемы информационной безопасности
Просмотров: 195

Мусиенко Тамара Викторовна

доктор политических наук, профессор

Санкт-Петербургский университет ГПС МЧС России (Санкт-Петербург)

Musienko Tamara V.

Doctor of political sciences, Professor

University of St. Petersburg Russian Ministry for Emergency Situations

 

Груздев Руслан Викторович

магистрант кафедры истории и философии

Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения (Санкт-Петербург)

Gruzdev Ruslan V.

undergraduate of department of history and philosophy

The Saint Petersburg State University of Aerospace Instrumentation (St. Petersburg)

УДК 327.7

E – mail : tvm77777@mail.ru

 

Политическое манипулирование: проблемы информационной безопасности

 

Аннотация. В статье показано, что информационное вмешательство  других стран  представляет опасность для национальных интересов России особенно в период  выборов. Автор приходит к выводу, что надежная информационная безопасность позволит минимизировать отрицательные эффекты манипуляции.

Ключевые слова: информационная безопасность; информационные войны; сетевые войны; национальная безопасность; международные отношения; политическое манипулирование.

Political manipulation: problems of information security

 

Abstract. In article it is shown that information intervention of other countries constitutes danger to national interests of Russia especially during the election period. The author comes to a conclusion that reliable information security will allow to minimize negative effects of manipulation.

Key words: information security; information wars; network wars; national security; international relations; political manipulation.

 

В настоящее время в мировом политическом процессе одной из важных тем стала проблема информационного вмешательства в избирательный процесс соперников по выборам внутри стран и даже иностранное государств. Выборы президента США в ходе избирательной кампании 2016 года, ход избирательной кампании в ряде европейских стран (Франция, Германия и другие) – тому подтверждение. Несмотря на очередные публикации материалов Wikileaks.ru, доказывающие реальное вмешательство ЦРУ США во внутриполитические процессы многих стран мира[1], главным виновником подобных действий, по-прежнему объявляется Россия.

Мировое сообщество проявляет озабоченность по этому поводу. Еще в 2000 году была принята Окинавская Хартия глобального информационного общества, в которой отмечалось: «Усилия международного сообщества, направленные на развитие глобального информационного общества, должны сопровождаться согласованными действиями по созданию безопасного и свободного от преступности киберпространства» [2].

Затем в рамках деятельности ООН на Всемирной встрече на высшем уровне по вопросам информационного общества (г. Женева, 2003 год – г. Тунис, 2005 год) была принята Декларация принципов «Построение информационного общества – глобальная задача в новом тысячелетии» [3].

По данным ООН, на 2014 год в мире мобильные телефоны были в среднем у шести из семи человек. Три миллиарда человек пользовались Интернетом, и это число продолжает быстро расти. В Африке охват широкополосной связью, составлявший в 2010 году два процента, возрос в 2014 году до 20 процентов [4].

В августе 2015 года Группе правительственных экспертов ООН из 20 стран, включая Россию (далее – Группа),  впервые удалось договориться о необходимости принятия правил поведения государств в информационном пространстве, о применимости международного права в информационной сфере.

В частности экспертами предлагается не обвинять друг друга огульно в кибератаках; односторонних заявлений о том, что то или иное государство может быть причастно к противоправным действиям в информационном пространстве, недостаточно для того, чтобы приписать данную вредоносную активность этому государству; обвинения государств в осуществлении кибернападений должны быть доказаны. не нападать на критически важную инфраструктуру других стран, не вставлять вредоносные закладки в IT-продукцию.

Однако договоренности даже на таком высоком уровне так и остались договоренностями.

В Российской Федерации в Федеральном законе «О связи» от 07.07.2003 года № 126-ФЗ (с изменениями на 06.07.2016 года) предусмотрены меры по защите сети связи специального назначения (статья 16), а проблема государственного регулирования деятельности в области связи выделена отдельной главой (глава 5) и в области международного сотрудничества – двенадцатой главой [5].

Глава российского государства В.В. Путин в ноябре 2016 года заявил: «Системы сетевого доступа, цифровизация общественной и личной жизни требуют надежной защиты интересов и гражданина, и государства в целом. Нужно в полной мере учесть возможности технологического прогресса и его потенциальные риски, формировать эффективную стратегию развития технологий в нашей стране» [6].

В декабре 2016 года Советом Безопасности Российской Федерации был подготовлен проект «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы» (далее – Проект Стратегии).

В Проекте Стратегии акцент сделан на создании цифровой экономики и укреплении интеллектуального суверенитета страны. Следует заметить, что сформировать международные правовые механизмы обеспечения информационного суверенитета, позволяющие отстаивать права государства на регулирование собственного информационного пространства, несмотря на все усилия международного сообщества, к в настоящему времени не удалось.

В Проекте Стратегии дается характеристика современного состояния российского информационного общества: в среднем на одного россиянина приходится два абонентских номера мобильной связи; аудитория российского сегмента Интернета в 2016 году составила более 80 миллионов человек; создана система оказания государственных и муниципальных услуг в электронном виде, к которой подключились уже более 34 миллионов россиян; с 2014 года осуществляется подключение российских населенных пунктов численностью от 250 до 500 человек к Интернету пять миллионов россиян, проживающих почти в 14 тысячах малонаселённых пунктах, получат доступ к сети Интернет; реализация услуг и товаров россиянам в сети Интернет в 2015 году достигла эквивалента в 2,3 процента от валового внутреннего продукта; объем платежей российских граждан через сеть Интернет в 2015 году составил 475 миллиардов рублей, что почти на треть больше, чем в 2014 году[7].

Риски и угрозы информационной безопасности выявляют и проблемы в процессе создания современного информационного общества [7, С. 98, 104].

С учетом возрастания  угрозы человеческой безопасности, связанной с усилением роли информационных войн и информационно-психологического воздействия на личность, в качестве перспективы формирования концепции определилась проблематика экзистенциальной безопасности личности в условиях сетевых войн.

Так, Р.С. Балаев исходит из того, что в условиях сетевых войн личность испытывает информационно-психологическое воздействие, которое деформирует ее экзистенциальное пространство, эмоционально-волевую и оценочную сферы жизнедеятельности, определяет модели поведения [8, С.88].

Исследователь, используя концепцию экзистенциальной безопасности личности, подчеркивает, что в современном информационном обществе сетевая война в социальном аспекте приобретает свойства смысловой войны.

Сетевая война определяется здесь как применение системы социально-политических, социально-экономических и культурных инноваций, направленных на массового пользователя в целях дестабилизации функционирования общественных институтов, манипуляции сознанием, дезинформации, изменения картины мира.             Сетевая война предстает как процесс создания и ввода в действие информационно-сетевого механизма, который обеспечивает манипулятивную и дестабилизирующую функции сетевых войн, способных тотально и в глобальных масштабах оказывать воздействие на политические процессы, человека и современное общество в целом. Р.С. Балаев видит основную цель и результат сетевых войн в деформации экзистенциальной безопасности личности.

Аналитик акцентирует внимание на том, что специфика ценностного сознания человека в нынешней социокультурной ситуации отличается «хаотизацией» ценностей, неустойчивостью их иерархии, многозначностью связей между целями, средствами и результатами поступков.

Этим же создаются риски утраты субъектности, что создает предпосылки для превращения личности в объект манипуляции посредством информационных и иных технологий современных информационных сетевых войн [10, С. 367 – 370].

Доктрина информационной безопасности России была утверждена Указом Президента Российской Федерации 5 декабря 2016 года № 646  (далее – Доктрина).

Доктрина представляет собой систему официальных взглядов на обеспечение национальной безопасности Российской Федерации в информационной сфере. В ней раскрываются такие категории как угроза информационной безопасности; обеспечение информационной безопасности; средства обеспечения информационной безопасности; система обеспечения информационной безопасности; информационная инфраструктура Российской Федерации.

Необходимость разработки Доктрины вызвана тем, что информационные технологии приобрели глобальный трансграничный характер и стали неотъемлемой частью всех сфер деятельности личности, общества и государства. Их эффективное применение является фактором ускорения экономического развития государства и формирования информационного общества [11].

Россия находится в состоянии информационной войны с англосаксонскими СМИ, которые являются «законодателями моды в информационном пространстве  –   считает пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков. –   Эту войну можно считать объявленной или необъявленной. Речь идет о пропаганде и контрпропаганде в хорошем смысле этого слова»[12].

В. Третьяков считает, что информационные войны сопутствуют любым настоящим войнам, зачастую начинаясь на этапе подготовки к ним. И если не участвовать в информационной войне, когда её развязали против тебя, тогда тебе гарантировано поражение.

Российская Федерация находится изначально в неравном положении с противостоящей стороной, когда объём информационного продукта США, распространяемого в России, многократно превосходит объём российского информационного продукта, распространяемого за океаном.

Информационная война против России ведётся как на русском, так и на английском, и других иностранных языках. И в этом у США априорное преимущество: миллионы граждан России знают английский и другие западные языки, а абсолютное большинство граждан США не знает других языков, кроме английского и родного (страна эмигрантов).

Большинство населения стран, участвующих вместе с США в  информационной войне против России, не знает русского, но знает английский язык [13].

В очередной раз в своей истории Россия проходит сложный период противостояния, прямого или косвенного противодействия реализации  как геополитических, так и национальных интересов.

Особую актуальность проблема политических манипуляций приобретает в преддверии президентской избирательной кампании в Российской Федерации.

Надежная информационная безопасность позволит минимизировать отрицательные эффекты политического манипулирования

 

Литература

 

1. См.: Wikileaks.ru на русском // [сайт wikileaks.ru на русском] ]http://wikileakz.ru/ (дата обращения – 16.02.2017).

  1. Окинавская Хартия глобального информационного общества // [сайт E library]: URL: http://www.iis.ru/library/okinawa/charter.ru.html (дата обращения – 16.02.2017).
  2. См.: Декларация принципов «Построение информационного общества — глобальная задача в новом тысячелетии» // [сайт ООН]: URL: http://www.un.org/ru/events/pastevents/pdf/dec_wsis.pdf (дата обращения – 16.12.2016).
  3. Генсек ООН назвал угрозы, сопровождающие революцию в сфере IT // [Электронный ресурс]: URL: http://www.rosbalt.ru/main/2015/05/20/1400256.html (дата обращения – 27.02 2017).
  4. См.: Федеральный закон Российской Федерации от 07.07.2003 года № 126-ФЗ «О связи» (с изменениями на 06.07.2016 года) // [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://docs.cntd.ru/document/901867280 (дата обращения – 16.12.2016).
  5. Путин: Цифровизация жизни требует надежной защиты граждан и государства // [Электронный ресурс]: URL: http://tass.ru/ekonomika/3773481 (дата обращения – 16.02.2017).
  6. См.: Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 – 2030 годы (проект) // [Электронный ресурс]: URL:  http://www.scrf.gov.ru/documents/6/136.html (дата обращения – 26.02.2017).
  7. Сулимин А.Н. Информационная безопасность России и угрозы глобального информационного сообщества // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2016. №1(46). С. 98 – 104.
  8. Балаев Р.С. Формирование системы защиты экзистенциальной безопасности личности в условиях сетевых войн // Actualscience. 2015. Т. 1. №2 (2). С. 88 – 91.
  9. Балаев Р.С. Деформация экзистенциальной безопасности личности в условиях сетевых войн //Теория и практика общественного развития. 2015. №12. С. 367 – 370.
  10. См.: Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Утверждена Указом Президента Российской Федерации № 646 от 5 декабря 2016 года. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/6/5.html (дата обращения – 12.12. 2016).
  11. Песков: между Россией и англосаксонскими СМИ идет информационная война // [Электронный ресурс]: URL:https://ria.ru/world/20160326/1397514372.html (дата обращения – 12.12. 2016).
  12. Третьяков В. Информационная война – тоже война // [Электронный ресурс]: URL: https://ria.ru/analytics/20160321/1393849944.html (дата обращения – 01.03. 2017).


Другие статьи автора: Мусиенко Тамара

Архив журнала
№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба