Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №4, 2012

Зафар Халлыев
Социально-философский анализ информационного общества
Просмотров: 1855

Сегодня, когда социокультурное бытие человека обусловлено понятиями информатизация и глобализация, «…нет необходимости доказывать, что ХХI век, по общему признанию, становится веком глобализации и стирания границ, информационно-коммуникационных технологий и Интернета, веком все более растущей конкуренции на мировом пространстве и мировом рынке…»[1].

Еще в 50-годах прошлого столетия один из родоначальников кибернетики Н.Винер говорил о вероятности возникновения общества, в основе которого будет лежать обмен информацией (знанием). Потенциал развития информационного общества определяется объемами информации и знаний, которыми оно располагает. Именно знания являются осью, вокруг которой выстраиваются новые технологии, экономический рост и новая стратификация общества[2].

            Первые научные теории, направленные на анализ феномена «информационного общества» появились в конце 60-х – начале 70-х годов ХХ века в результате осмысления новых социально-экономических, культурных и технологических тенденций. Впервые разработкой теоретической концепции «информационного общества» стали заниматься М.Порат, Й.Массуда, Т.Стоунер, Р.Кац, Д.Белл и др.[3]

            В своей книге – «Социальные рамки информационного общества» (1980г.) ярый сторонник информационного общества Д.Белл говорит о конвергенции идей постиндустриализма и информационного общества. Само понятие «информационное общество» по учению Белла является неким новым названием постиндустриального общества, подчеркивающее не его положение в последовательности ступеней общественного развития – после индустриального общества, - а основу определения его социальной структуры – информацию. Информационное общество, в трактовке Д.Белла, обладает всеми основными характеристиками постиндустриального общества (экономика услуг, определяющая роль теоретического знания, ориентированность в будущее и обусловленное ею управление технологиями, развитие новой интеллектуальной технологии). Знание и информацию Белл считает не только «агентом трансформации постиндустриального общества», но и «стратегическим ресурсом» такого общества.

            По мнению различных ученых темпы развития информационно-коммуникационных технологий приводит к переводу постиндустриального общества в новое качественное состояние или стадию информационного общества. Так, например, японский ученый Й.Масуда говорит, что «смена поколений компьютерной техники и переход от одного технологического решения к другому, более совершенному, происходит со все возрастающей быстротой. Скорость развертывания информационной революции не только от трех до шести раз выше темпов развития технологий использования энергии, но и имеет тенденцию к постоянному ускорению»[4]. Из изложенного становится ясно, что идеи Й.Масуда близки к учению Д.Белла о конвергенции идей постиндустриализма и информационного обществ. Т.е. ученый также уравновешивает значение понятий «постиндустриальное общество» и «информационное общество».

            Итак, будучи созданной в середине прошлого века концепция информационного общества широко дискутируется в различных областях гуманитарного знания, а за последние годы обросла конкретными практическими очертаниями.

            «Говоря о современном обществе, мы смело можем сказать, что дело не в том, что в жизни стало много информации, а дело в том, что информация в корне меняет различные сферы нашей жизни, включая политическую, социальную и экономическую сферы. Информационное общество зарождается в условиях, когда информационные технологии, делают весь спектр общественных отношений взаимозависимыми. Мир вступает в качественно новые условия существования. Деятельность субъектов общественной жизни становится глобальной, всепроникающей и быстротечной во временном измерении.

            Наступает эра глобализации. Учитывая детерминантность процессов информатизации и глобализации, вопросы взаимосвязи причинно следственных явлений «информатизация» – «информационное общество» и другой пары «глобализация» – «глобальный мир» притягивают к себе внимание исследователей различных отраслей науки»[5]. В последнее время, используя достижения технических наук, появился новый ракурс исследования проблем глобализации – техноглобализма. Речь идет о процессах слияния появляющихся новых технологий в единый комплекс знаний, образование «технологических макросистем» в различных  сферах деятельности человека. Среди исследуемых задач – исследование последствий революционных изменений в сфере телекоммуникаций, создания, хранения, передачи и использования информации.

Перспективность исследований в этой области диктуется глубокой внутренней связью процесса глобализации и информатизации. Информация уже сегодня стала конечным продуктом и  своеобразным «топливом» многих глобализационных процессов производства.

Другая сторона это информационная основополагающая процесса общественного развития. Характеристика человека как «общественного животного» (то есть общественность, общественный образ существования как видовое отличие человека от животных) была дана еще Аристотелем. В свою очередь, общество является способом существования человека – существа, для которого информация имеет особое значение. Именно появление речи или, в терминологии И.П.Павлова, второй сигнальной системы, было важнейшим шагом на пути отделения человека от животного мира. Причем люди не только общаются с помощью языка, но и думают на нем.

Таким образом, совершенно не случайно в сущности человека выделяются две характеристики: общественность и языковое мышление, речь, то есть способность к обработке и обмену информацией. Общество представляется нам как информационная система, узлами которой являются отдельные люди, а информационные процессы могут быть разделены на внутренние (мышление) и внешние (коммуникации). Естественно, что все они являются взаимным продолжением друг друга, и совершенно немыслимы по отдельности.

Информационную природу человечества подчеркнул еще Норберт Винер, считавший, что «сообщество простирается лишь до того предела, до которого простирается действительная передача информации». Данное замечание дает нам необходимое связующее звено между понятием глобализации и изменением характера информационных процессов.

В определении последнего, гипернасыщенного информацией и информационными технологиями, уровня общества ученые все чаще используют термин «информационное». Более того, в 80-е годы окончательно сформировалось весьма крупное и авторитетное направление научно мысли, получившие название «технологического детерминизма»,  базисе которого лежат выдвинутые в предыдущие десятилетия концепции «научного общества» Ж.Фурастье; «новой технологии и организации» Дж.Гелбрейта; «информационной техноструктуры» П.Дракера; «общества знания», «интеллектуальной технологии» и «электронного общества» Д.Белла; «человеческой техники» Ж.Эллюля; «технотронного общества» З.Бжезинского и ряд других.

Одна из важнейших характеристик современного этапа развития глобальной цивилизации, содержащихся в названных работах, - это век массовой информации и коммуникации. Начало ему, как отмечают их авторы, положено на рубеже прошлого и нынешнего столетия, когда были осуществлены крупнейшие, базисные «прорывы» в сфере науки и техники, в результате которых появилось радио, кинематограф. Действительно же массовый характер информация и коммуникация начали приобретать примерно с начала 50-х годов, когда получил развитие настоящий информационный «взрыв». Он был обусловлен, прежде всего, бурным развитием и распространением радиовещания и телевидения, электронных средств связи и вычислительной техники, быстрым прогрессом в редакционно-издательском деле.

Один из ведущих представителей «технологического детерминизма» М.Маклюэн (Канада) выдвинул так называемую «коммуникативную теорию», которая получила широкую известность. В соответствии с ней, в частности, информационная революция будет оказывать решающее воздействие на развитие международных отношений. Маклюэн и его многочисленные последователи прогнозировали, что она приведет к окончательной ликвидации идеологических различий и слиянию противостоящих социально-политических формаций в рамках единого «постиндустриального общества». С этой точки зрения «коммуникативная теория» стала во многом базовой для знаменитой теории конвергенции, разработанной Дж.Гелбрейтом (США).

Но существующее и будущее мировое сообщество неоднородно в части развитости, национальных, государственных и личностных интересов: мир разбит на военные и политические блоки; национальные государства нацелены на реализацию своих интересов, к защите  и поддержке хозяйственной деятельности своих экономических субъектов; нации стремятся к сохранению своего культурного наследия, и этот перечень можно долго продолжать. Но реализация этих интересов вплотную будет зависеть от доминирующих направляющих и регулирующих жизнь общества факторов, а это именно и есть - стремительно развивающаяся за счет информатизации глобализация.

Формулируя основной тезис, можно сказать, что процесс глобализации является объективным фактором современного развития, и данное было бы невозможным без имеющего место усиления роли информации и знаний. Информатизация становится настоятельной потребностью эффективного воспроизводства жизни человека и определяет структуру всех сфер нарождающегося глобального общества. Методологически верным является подход в рассмотрении широкого спектра социальных изменений общества сквозь призму неразрывной связи активизирующихся процессов глобализации и информатизации.

 



[1] Выступление Президента Республики Узбекистан Ислама Каримова на открытии международной конференции «Подготовка образованного и интеллектуально развитого поколения – как важнейшее условие устойчивого развития и модернизации страны», 17.02.2012, Ташкент

[2] Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. М., 1999

[3] См.: Porat M., Rubin M. The Information Economy: Development and Measurement. Wash., 1978; Masuda Y. The information Society as Post-Industrial Society. Wash., 1981; Stonier T. The Wealf of Information. L., 1983; Katz R.L. The Information Society: An International Perspective. N.Y., 1988

[4] Масуда Й. Информационное общество как постиндустриальное общество. М., 1997

[5] Абдуллаев И.З. Информационное общество и глобализация: Критика неолиберальной концепции. Т., 2006

 



Другие статьи автора: Халлыев Зафар

Архив журнала
к№3, 2019№2, 2019№1. 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба