Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Дружба Народов » №10, 2017

«Русский язык стал языком постсоветского эллинизма»

Алексей Торк, прозаик (гишкек)

 

Политика в сфере языка и образования. Определить влияние — сегодняшнее или в перспективе — «русского мира» на Кыргызстан почти невозможно в силу того, что с понятием «русского мира» не определились в самой России, здесь много тумана и лукавостей. Думаю, что для кыргызов «русский мир» в большей степени воспринимается как попытка создания обновленного, модернизированного «Русско-советского  мира 2.0», то есть, эта идея воспринимается больше как политическая доктрина, и у нее есть сторонники и противники. Последних с каждым годом все больше.

Сфера русского языка: в Кыргызстане русский язык долгое время был «советским языком», символом связи с жесткой, но «заботливой» метрополией, затем, после  91-го года стал и по сей день остается языком постсоветского эллинизма.

Формально и по существу русский язык в Кыргызстане с 91-го года и при всех четырех президентах был окружен государственной заботой, он имеет официальный статус и, безусловно, сохранит его на неограниченный период, несмотря на периодические наезды «патриотов-общественников». Бишкек продолжает оставаться в большей степени русскоязычным городом (вне его ситуация несколько иная, но таковой она была и в советский период). Гуляя по Бишкеку, вы легко услышите общение родителей и детей на русском языке, притом, что и мама, и ребенок порой говорят на нем с выраженным акцентом.

 По официальным данным, русским языком в Кыргызстане владеет чуть больше 80 % населения. Это серьезная цифра. При этом, что естественно и закономерно, в той же столице кыргызский язык с начала 2000-х годов завоевывает все новые и новые позиции, он становится «модным», в том числе (и особенно) среди городской молодежи. Энергия эллинства понемногу сходит на нет — немалая часть молодежи хочет жить кыргызскими ценностями и думать о них на кыргызском языке. И этот процесс идет по нарастающей.

Думаю, что, увы, дальнейшая судьба русского языка (и в целом русской культуры) в Кыргызстане и вообще в Средней Азии вероятнее всего повторит судьбу греческого языка (и культуры) на эллинистическом Востоке: вспышка — постепенное угасание. Это вопрос времени. Но кыргызская власть, надо отдать ей должное, его — этот вопрос — не форсирует. На госуровне к «русскому вопросу» в стране относятся сверхкорректно. Русскоязычные СМИ в количественном отношении совсем немного уступают кыргызоязычным СМИ и зачастую превосходят их по популярности.  С предельной деликатностью относятся и к «русско-советским» памятникам. Пострадал, кажется, только памятник В.И.Ленину, который 2003 году был деликатно перенесен с центральной площади Бишкека к стенам бывшего музея именина, сегодня — Национального музея страны. Отлично чувствуют себя в Кыргызстане русские классики. Никто не покушается, ни словом, ни действием, на памятники Горькому и Пушкину в столице. Столичные улицы имени Горького, Пушкина, Льва Толстого, Чехова, существовали и существуют.

Художественная литература, как и везде, плохо востребована, но если  и прочитывается, то преимущественно русскоязычная. Да и пишется в основном «русскоязычными» авторами, хотя этнических русских среди них критическое меньшинство. При этом, конечно, писательские скудненькие ряды в Кыргызстане почти не организованны. Как пояснил мне мой коллега и товарищ, руководитель проекта «Новая литература Кыргызстана» Олег Бондаренко, «у нас нет объединений русских писателей — главным образом, из-за низкого уровня интереса к такой организации в писательской среде. Есть нечто вроде объединения молодых русских авторов «Литком» при Россотрудничестве — чисто формальное, заорганизованное, но, впрочем, одно время выполнявшее определенную работу учреждение: встречи, презентации (до 2014-2015 годов). Ныне и оно существует, скорее, на бумаге. Есть также русскоязычная секция Союза писателей КР, которую возглавляет поэтесса Суслова. Она переживает, старается, но на практике, если в секции что и происходит, то от случая к случаю, от собрания к собранию, один-два раза в год. Да и секция, скорее, формальная, для отчетности самого Союза писателей. Мне кажется, большинство писателей относятся к этому спокойно.

В целом, повторюсь, не вижу в Кыргызстане отдаленных перспектив для «русского мира». Численность русских Кыргызстана неуклонно сокращается —  с миллиона в 1991 году до нынешних 400 тысяч. И этот процесс, спокойный, разлитый во времени, продолжается и будет продолжаться. До своего логического завершения. Если Россия не предложит Кыргызстану и другим странам бывшего СССР более мощную, универсальную идею, которую вначале она должна родить для самой себя, и она способна это сделать.

Архив журнала
№9, 2020№10, 2020№12, 2020№11, 2020№1, 2021№2, 2021№3, 2021№4, 2021№5, 2021№7, 2021№8, 2021д№9, 2021д№10, 2021№7, 2020№8, 2020№5, 2020№6, 2020№4, 2020№3, 2020№2, 2020№1, 2020№10, 2019№11, 2019№12, 2019№7, 2019№8, 2019№9, 2019№6, 2019№5, 2019№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9. 2018№8, 2018№7, 2018№6, 2018№5, 2018№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№8, 2016№7, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№ 4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба