Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Дружба Народов » №3, 2016

Литературные пионеры всегда готовы

Современная белорусская поэзия в переводах Георгия Бартоша

 

Бартош Георгий Львович — поэт, прозаик, переводчик. Родился в 1967 г. в Белоруссии, в г. Щучин Гродненской обл. В 1993 г. окончил истфак Белорусского педагогического университета им. М.Танка. Автор книги стихов и переводов «Ботиночки» (Минск, 2015). Преподаёт историю в частной гимназии. Живет в Минске.

Мартысевич Мария Александровна — поэт, переводчик. Родилась в 1982 г. в Белоруссии, в Минске. Окончила в 2004 г. филфак Белорусского государственного университета, в 2005 — отделение философии/литературы Белорусского коллегиума. Работает в газете «Новы час». Автор книги «Цмокi лятуць на нераст: эсэ ў вершах і прозе» («Драконы летят на нерест: эссе в стихах и прозе», Минск, 2008) и сборника поэзии «Амбасада: вершы свае і чужыя» («Посольство: стихи свои и чужие», Минск, 2011). Живет в Минске.

Боярович Дмитрий Владимирович — поэт, прозаик. Родился в 1990 г. в Белоруссии, в Минске. Окончил Институт журналистики БГУ. Работает корреспондентом на телеканале СТВ. Автор сборника лирической прозы «Шалi» (Минск, 2012). Живет в Минске

 

МАРИЯ МАРТЫСЕВИЧ

Отец и Нёман

Всегда мечтала
остановиться на автомобильном мосту
над Нёманом — 
манёвр, запрещённый
всеми правилами
дорожного движения.
И вот наша машина заглохла,
переезжая этот мост.
«О Нёман, о батька мой, Нёман!»1  — 
радостно кричу я.
«Кто твой батька?» —
недовольно морщится отец.
И пока он меняет свечи,
я перегибаюсь через перила
и пробую рассмотреть Нёман,
бьёт ли он, играет ли
своей голубой волной, 
но ничего не вижу:
ночь, туман, трасса.
И только польские фуры
со звёздами вместо габаритов,
с фарами-искателями в форме сердца,
и только высоко над нами
Большой Воз на аварийке.
И только Нёман и отец,
Отец и Нёман.

 

Массовый исход коров из деревни Пальминка

Смысл бытия коровы в белорусской глубинке — 
поэффектней сдохнуть, порадовав соседа.
Вот поэтому божья говядина — бурёнки и милки — 
уходят в небо, одна за другою следом.

Покидают приюты хлевов, ступая тихо
по дворам хозяек, что спят и не чуют беду,
мимо окон Смычихи, Юпатихи, Соболихи, Дроздихи,
мимо хаты Ганны Галинской они идут

колонною строгой, словно за боингом боинг,
в крупном терминале на взлётную полосу.
И чтоб вкус этого мира унести с собою,
мягкими и тёплыми губами собирают росу

с подорожника у асфальта в бензине и пыли,
с редких травинок, избежавших газонокосилки...
запоминая всё то, что недавно любили,
трутся об знак «Пальминка» бурёнки и милки.

Му, — говорят на прощанье бурёнки, — Му.
И разносится эхо. Но никто не ответит ему.

 

Эдельвейс

Он забросил и лабы, и пабы,
позабыл изменить интерфейс,
Le Petit Prince корчевал баобабы,
этот — тупо растил эдельвейс.

Он горшок ставил на антресоли,
грел дыханием в лютый мороз,
по ботанике книги мусолил — 
эдельвейс же, паскуда, не рос.

Всё искал, что б светлей да повыше,
на Дзержинской горе ждал зори,
жил на крыше, где кошки да мыши,
эдельвейс же не рос, хоть сгори!

Удобрял и вот тем, и вот этим,
день и ночь не смыкал жалюзи
под намёки: «Не нужно букетов,
Лучше в Альпы меня отвези».

К звёздам не прошмыгнёшь мимо терний!
Не успел наступить Новый год,
он принёс ей прекрасный безмерно
скромный горный цветок,
идиот!

 

* * *
литературные колумбы
открывают америку
думают что это индия
высаживаются на берег
обнимают секвойи
пугают скунсов 
раскуривают с туземцами 
первую трубку мира
довольные и вдохновлённые
ведут домой
корабли полные специй
рапортуют про экспедицию
королеве испании

теперь наша очередь
время швартовать мэйфлауэр
выкупать манхэттен
(запасайтесь бухлом и стеклянными бусами) 
стрелять бизонов
поджигать прерии
в бостоне пять
пора чаепития
и вот уже эпигоны
дышат в спину
поэтому остаётся
идти на запад
искать эльдорадо
любить покахонтас
чтобы в самом конце
застолбить делянку
на клондайке поэзии

литературные пионеры всегда готовы

 

An die freude

                                                             мы выбирались из бундеса.
                                                                                          С. Жадан

Мы выпили на посошок
в белой-белой квартире
моей немецкой подруги
в бывшем Западном Берлине.
Ненавязчиво-депрессивный рок-н-роллец 
на винампе
неожиданно сменился
возвышенной классической мелодией

— Это какой-то новый поп-хит, — сказала Ирма.
— Я часто слышу его из телевизора, — подтвердил Бъёрн.
— Кто знает, как называется эта песня? — спросила Сара.
— Ода «К радости», — сказала я.
— Слова Шиллера, — сказала Алеся.
— Музыка Бетховена, — сказала Алена.
— Гимн Евросоюза, — сказал Влад, обуваясь.

Мы вышли заранее.
Нужно было продумать, 
где закупиться в дорогу:
мы покидали бундес.

 

 

ДМИТРИЙ БОЯРОВИЧ

Начало

Папа в детстве будит меня поцелуем.

Через сон — про зонт. 
Про первый снег. 
И что нужно тепло одеться, потому что зябко.

Щеке щекотно от его усов.
В квартире муторное утро.

Я ещё ровно-ровно лежу под одеялом,
боясь шелохнуться и случайно толкнуть воздух.

А папа,
оставив плотный столп света в дверях,
спасительно уходит на кухню.

Так ветер перед грозой
не разбрасывает
а легко перелистывает
страницы книги на подоконнике,
словно заглядывая в них.

 

 Вселенная

Женщины, попавшие под дождь, похожи на бога. 
Каждый раз на волосах приносят в квартиру чудо.
Кто-то — запах августовских арбузов и подсолнухов.
Кто-то — осенней хвои. 
Кто-то — серость асфальтовой пыли и лазурь облаков.
Кто-то — ссоры цыганок, пение скворцов, 
улетающих в тёплые края.
Кто-то — аромат извинений и аромат преступлений.

Так в моем крохотном коридоре и ты 
оставила целую вселенную.

 

Абсолютность

Когда гости только-только вышли из квартиры 
и эхо их громкого смеха 
мгновение назад 
рассеялось в лестничных пролётах,
ты вдруг оказываешься 
в таком абсолютном одиночестве, 
что слышишь, 
как в коридоре во весь голос 
кричит тишина.

 

Карта памяти

Фотограф, 
который за всю жизнь сделал миллионы кадров,
не имеет ни одного собственного воспоминания.

Ведь все они: 
родители, качели, первая любовь,
свадьба, друзья, работа, путешествия...
— остались на фотокарточках.

 

 1 Цитата из белорусской патриотической песни. Автор слов Анатоль Астрэйка.

Архив журнала
№9, 2020№10, 2020№12, 2020№11, 2020№1, 2021№2, 2021№3, 2021д№4, 2021№7, 2020№8, 2020№5, 2020№6, 2020№4, 2020№3, 2020№2, 2020№1, 2020№10, 2019№11, 2019№12, 2019№7, 2019№8, 2019№9, 2019№6, 2019№5, 2019№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9. 2018№8, 2018№7, 2018№6, 2018№5, 2018№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№8, 2016№7, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№ 4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба