Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Дружба Народов » №2, 2012

Гурам Мегрелишвили
Писатель
Просмотров: 881

I этап. Как все начиналось

Как и большинство молодых представителей моего поколения, в результате ничегонеделанья, игры в карты, домино и нарды, курения травки и безоглядных пьянок, я впал в глубочайшую депрессию. В моем словарном запасе с возрастающей частотой стали появляться такие фразы, как: — все, я завис... весь кончился... ничего не колышет... я уже летаю... все до фени... и т.д. К тому же из на удивление покладистого мальчика я превратился в конфликтную, злоязычную и безжалостную особу.

Проблемы возникли у меня и во взаимоотношениях с родителями (ненавижу: — пап, дай два лари), я стал на дух не переносить родственников (пошли они... какой от них прок?!), возненавидел соседей (и у этого лоха такая машина?!) и едва не стал полицейским.

Нервы у меня разошлись вовсю. Ни работы, ни перспективы найти работу, ни перспективы появления перспективы найти работу. Короче, единственная мечта, что у меня осталась — поскорей бы состариться и умереть. И тут мне в руки попала американская книга мудрых мыслей. В ней было написано:

II этап. Что было написано в американской книге

мудрых мыслей: “Если не знаешь, что делать — женись!”

Честно говоря, эта мысль произвела на меня такое впечатление, что я серьезно стал подумывать о женитьбе (к тому же я пришел к выводу, что это — вещь выгодная, поскольку приобретаешь постоянного сексуального партнера). Я срочно влюбился и через полтора месяца мы поженились. Празднование и медовый месяц пропускаю и перехожу к следующему этапу.

III этап. Самая социальная история

Мы с Тико обычно и так просыпаемся поздно, а в тот день вообще — открыли глаза в шесть часов вечера.

— Эй, встань, помоги ей! Безобразие, что за ленивая жена мне досталась!

— Помолчал бы, Ноцаркекия1!

— Ноцаркекия или нет, но при возне в золе рождаются гениальные идеи.

— Ох, ох, ох! Ну и чокнутый же хвастун ты у меня! Чокнутый, чокнутый!

— Не заигрывай и вставай, говорю, имей совесть!

— Ну, еще пять минуточек, а?!

— О-о, вставай, а то сейчас выпихну из постели.

Недовольно бормоча, Тико выскользнула из-под одеяла и начала одеваться. Одеваться она умеет очень зазывно, и:

— Иди ко мне, котеночек мой!

— Пошел ты... Сначала прогнал, а теперь?

— Ну иди же!

— Нет!

— Иди сюда. Если встану, хуже будет!

— Да ну?!

Я вскочил и схватил ее в объятия. Она ускользнула и запрыгнула на кровать. Я бросился за ней, и мы начали гоняться по комнате. Тико визжала и удирала от меня. Я кидал в нее то подушки, то одежду, и от этого она веселилась еще больше. На шум в комнату заглянула моя мама и, поняв в чем дело, вышла со смехом — сумасшедшие, да и только!

Тико смутилась — хватит, стыдно. Я воспользовался моментом и крепко обнял ее. В ответ она повисла у меня на шее, но потом вдруг засмеялась и выскользнула. Я исхитрился дотянуться до нее, и ее лифчик остался у меня в руках.

— Ой!

— Эй, что это?

— Ты что, зверь, что ли?!

— Я что, нарочно, по-твоему?!

— Покажи, совсем испортил? Эх, теперь и не зачинить!

— Не зачинишь и не надо, мать его... выбросим!

— Ну да, а что я сегодня к Лии надену?

— А другого нет?

— Не знаешь, что нет?

— Тогда иди так.

— Так — как? Без лифчика?

— Ну и что?

— Ты что, совсем?..

— Возьми у моей мамы деньги и купи новый.

— О-о, как я ей об этом скажу, да и купить не успею.

— Да что там, сбегаешь и купишь.

— Я не могу просить денег у твоей мамы.

— ...

— Сам скажи!

— А что я ей скажу?

— Ну скажи ты!

— Что сказать, “дай деньги Тико на лифчик”?

— Тогда у отца возьми.

— Когда он придет!

— Тогда займи у кого-нибудь.. Не то, что мне делать, Дато, не пойти?

— Кто этот кто-нибудь?

— Возьми у Серго.

— Я и так ему тридцать лари должен, не могу еще попросить.

— ...

(Пауза.)

— А если ты своей маме позвонишь?

— О-о, я не могу ей сказать, что мне деньги нужны.

— Ну, а что делать?

Тико не ответила, вышла из комнаты и принялась за стирку, а я понял, что настало время искать работу, и наступил

IV этап. Продолжение самой социальной истории

В газете бесплатных объявлений я опубликовал такой текст:

“Молодой, талантливый писатель ищет работу, с соответствующей зарплатой. Т: 722514”.

Где-то на третий день мне позвонила одна молодая дама и предложила достаточно высокооплачиваемую работу. Мы договорились о встрече, и я пошел.

Дама была очень мила... Обещала мне славу и горы денег, убедила меня занять деньги, приобрести товар на пятьдесят лари, поручила мне его реализовать и вдобавок обещала проценты, если приведу к ней таких же, как я, желающих.

Товар этот я с трудом всучил родственникам и изменил текст объявления:

“Молодой, талантливый и симпатичный писатель ищет работу, с сетевым маркетингом не обращаться. Т: 722514. Дато”.

Обратилась ко мне дама, которой надо было привести в порядок документы и личные записи покойного супруга.

И за какие-то семь часов я заработал тридцать лари, и Тико купила, наконец, этот треклятый лифчик... но потом целую неделю никто не звонил, и я дал объявление уже в бегущей строке (здесь слово стоит лари):

“Писатель ищет работу! Т: 722514. Дато”.

Вначале позвонили какие-то девчонки, ого-го, писатель, заорали и отключились, потом — какой-то (оказывается, известный) пожилой писатель и выругал
меня — как ты смеешь позорить наше призвание и профессию. Так что, когда позвонил какой-то бизнесмен и предложил мне в долг написать его биографию, я окончательно махнул рукой. И тут появился Этот, четвертый.

V этап. Как появился Этот, четвертый

— Алло, слушаю!

— Будьте добры, господина Давида!

— Я слушаю.

— Здравствуйте, я звоню по поводу вашего объявления.

— Да-да.

— Я хочу знать, какую работу вы можете выполнить?

— Видите ли, вообще-то я писатель, но справлюсь с любой бумажной работой.

— Только с бумажной?

— Ну-у... в зависимости от того, что вам конкретно нужно... Я могу делать и кое-что другое, например...

— Тогда знаете, что... может, завтра в двенадцать часов встретимся у метро Гоциридзе и все обговорим, если вас устраивает, разумеется?

— Да-да, нет проблем, я буду.

— Хорошо.

— А как я вас узнаю?

— Ха, я сам вас узнаю, ведь вас, писателей, сразу видать!

Я рассмеялся:

— Нет, правда, как вас узнать?

— Кто там будет самый тяжеловесный — это я.

На следующий день с половины двенадцатого я стоял у входа в метро. “Тяжеловес”, конечно, меня не узнал, и я сам подошел к нему:

— Простите, вчера вечером по телефону мы не с вами говорили... ну... по поводу объявления?

— А-а, ты Дато?

— Да. Простите, ваше имя?

— Вахтанг, Вахо.

Мы сели в его машину и поднялись на второе плато Нуцубидзе.

Квартира Вахтанга была обустроена со вкусом. Чувствовалось, что недостатка в деньгах он не испытывает.

— Дато, честно говоря, я хочу сначала присмотреться, подойдешь ли ты. Поэтому у меня такое предложение: — два-три дня походи сюда, я посмотрю, дам тебе элементарные поручения, и если понравишься — я тебя найму.

— И все же, что я должен делать?

— Пока ничего. Что касается этих двух дней, возьми эти сто лари. Это аванс, вернее, зарплата за эти два дня.

— А если я вам не понравлюсь?

— Если не понравишься... Ха, найду другого писателя, их же пруд пруди! Да, и впрямь, принеси мне что-нибудь свое, посмотрю, что ты там пишешь!

Я отнес ему кое-что; он прочел и похвалил:

— Молодец, сгодишься!

Эти сто лари, что я принес домой, были восприняты как божья благодать. Мы высказали тысячу предположений, что может входить в мои обязанности.

— Может, он подаст тебе какие-нибудь идеи, чтобы ты написал от его имени, — сказал отец.

— Мне кажется, он меценат, но не осмеливается прямо предложить тебе помощь, а так... — сказала мама.

— Да кем бы он ни был! Сто лари за два дня!.. О чем ты, Дато! Считай, наша жизнь наладилась! — обняла меня Тико.

— Само собой! Да хоть в кирпичный цех меня работать пошлет!.. Пусть столько платит, и если хочет, хоть плеткой меня хлещет! — согласился я и начал мечтать:

1-я мечта:

если так будет продолжаться, я расплачусь со всеми долгами.

2-я мечта:

помещу Тико в самый хороший роддом и хорошо обустрою детскую.

3-я мечта:

этим летом поедем на море, оттуда — в горы, потом еще куда-нибудь.

4-я мечта:

со временем придумаю еще что-нибудь!

Эти два дня я ничего такого не делал, просто отвечал по телефону и сам напросился пойти на рынок. Зато на третий день он угостил меня хорошим вином и объяснил, что я должен буду делать. В мои обязанности будет входить:

а. Каждый день в пять часов приходить к Вахтангу.

б. Обнажаться до пояса.

в. Ложиться на тахту.

И Вахтанг будет стегать меня специально изготовленной из медвежьей кожи плеткой.

За каждый удар мне полагается десять лари.

— Ну и юмор у вас! Можно подумать, вы серьезно!— заговорщически улыбнулся я.

— А кто сказал, что я шучу? — он тоже улыбнулся.

(Разумеется, здесь пауза, поскольку момент кульминационный!)

Я захохотал, он вторил мне.

— Ну и шутник вы! Надо же придумать такое, ха-ха-ха!

— Да уж! Ну ты думай, по-моему, хи-хи, предложение неплохое. Ударов десять в день выдержишь! — он смеялся и не сводил с меня глаз.

Внезапно я прекратил смех.

— Вы что, серьезно?

— А что несерьезного ты во мне заметил?

Я молча встал и направился к двери. Потом внезапно повернулся и стал орать. Он тихо, не издавая ни звука, слушал меня. От этого я еще больше растерялся и замолчал. Развернулся и ушел.

Дома меня выслушали молча. Потом каждый высказал свое мнение:

Мама:

— Да-а, не знаю, он больной какой-то... И у каких людей деньги, а?! За один удар десять лари! Деньги-то хорошие, да тебя жалко, исполосует он тебе спину в клочья, лучше что-нибудь другое поискать. Да и эти сто лари ведь у тебя остались!

Тико:

— И отчего это всякая дрянь на тебя выходит, а! Ты должен был его вздуть хорошенько, знал бы он тогда! И зачем нам такие деньги, если ты заболеешь!.. Ни роддома, ни моря, вообще ничего не хочу!

Отец:

— Вот, блин..! Во времена коммунистов этого подонка засунули бы куда следует, а сейчас... Дело-то в чем, знаете? Этот негодяй нам не оставляет выбора; вынуждает... Ты понимаешь?! Он ведь специально вначале эти сто лари дал, чтобы... Блин!.. Однако, чем на толкучке нервы трепать, пойду я сам к этому подлюге и пусть лупит, сколько выдержу. Ну, как в царские времена! Этим он не меня, а сам себя унизит, если хотите знать!

Я:

— Я не понимаю, почему ты должен пойти? Если кто и пойдет, так это я... а я не пойду, этого еще не хватало, чтобы какой-то урод меня бил... да пошел он!

Но в интимные минуты жена посетовала: — А как хорошо было бы, если бы он что-нибудь другое тебе предложил, мы бы на море поехали.

И я решил: — К черту, пойду и пусть бьет меня. Правда, если?! В принципе он и фамилии-то моей не знает, да и не узнает. Ведь скольких писателей зовут Дато!.. Вот поднакоплю немного денег, выматюкаю его хорошенько, отхлещу его же плеткой и уйду!

(На этом эта история могла бы и закончиться, но она не кончается!)

VI этап. Просто этап

На следующий день я посетил Вахтанга; при виде меня он иронически улыбнулся, и я едва не повернул обратно, но все же вошел.

Пока я раздевался, он наелся и подошел ко мне, срыгивая.

— Сколько выдержишь?

— Откуда мне знать?! Скажу, когда не смогу больше.

До десятого раза ударял очень больно. Потом устал, что ли, но так больно уже не было. На сорок пятом переспросил: — Не хватит?

— Нет!

Ударил еще пять раз и остановился — не могу больше. Потом достал кошелек и отсчитал деньги. За полчаса я заработал пятьсот лари— это трудно было себе представить!

— Вообще-то за столько ударов мне полагается скидка! — хохотал Вахо. Насупившись, я не отвечал ему.

— Эй, парень, прекрати! Ты чего бычишься? Не хочешь — так писатели сами просятся! Скажи, другого возьму.

— Да я не бычусь! Больно просто, не железный же я!

— Меньше бы дал себя ударить — и все; кстати, надо условиться вот о чем: если хоть один день пропустишь, потом целый месяц будешь работать бесплатно или я другого найду.

— Мало ли что может случиться!

— А я знать ничего не хочу! Нет — и точка! Пропускать не должен. Устраивает — устраивает, нет — всего хорошего!

— Ладно, ладно!

Дома меня встретили так, как будто я вернулся с поля боя. При виде же такого количества денег все чуть с ума не посходили.

— Давай, сынок, и я пойду! Пусть этот Вахо нас колотит! — сказал отец.

Мама стала причитать и лить слезы.

Тико молчала.

— Если так продолжу, и машину куплю, и квартиру!— подумал я и мечтательно вздохнул.

Потом у меня выходило где-то двадцать-двадцать пять ударов в день. Вахо был доволен, мы тоже. Как-то раз к нам заявился наш родственник и после долгих уверток попросил меня вот о чем:

— Сынок, может, и моего Тамази устроишь на такую работу? Бедный мальчик от переживаний уже сам не свой. Скажи своему хозяину, может, и его возьмет? Так-то он худенький, да обещает, что выдержит!.. Благослови тебя господь, может, поможешь нам стать на ноги? На тебя надежда, ты же знаешь, мы в долгу не останемся!

Я, конечно, настрого запретил своим говорить, как я зарабатываю деньги, Тамази же на меня обиделся.

Между тем прошло более двух недель.Тико была на седьмом месяце, и я с таким нетерпением ждал появления своей кровиночки, что плевал на то, что уже не мог ложиться на спину. Деньги на машину я набрал, вот-вот должен был купить, но колебался, не лучше ли добрать еще и купить собственную квартиру. Но неожиданно мои раны распухли, нагноились и стали нестерпимо болеть. Я уже не мог выносить более пяти ударов. Вахо был недоволен и пригрозил, что выгонит.

— А если я временно вместо себя кого-нибудь приведу?

— Нет. Или ты будешь, или я сам найду другого.

— Господин Вахтанг, я не могу больше... если не подлечусь, может так осложниться, что у меня белокровие разовьется.

— А мне что за дело? Мы же договорились, что ты ни одного дня не пропустишь?! Мне эти удары нужны комплексно, не понимаешь?! Что я, садист какой, что ли?!

Дома:

— Я убью этого сукина сына! Волочешь, как он давит на меня?! Знает, что я не могу больше — и давит. Свинья он, это же не человек!

— А если отпуск попросишь?

— Да нет, он и на один день меня не отпустит.

— Бедняжка ты мой!

— Бросать надо, мочи нет больше, деньги же не все в жизни!

— Может, потерпел бы еще немного, собрали бы на квартиру и...

— Не понимаешь, не могу больше... н е м о г у!..

У Вахтанга:

— Господин Вахо, я больше не смогу к вам приходить... не могу больше терпеть... Не то, что мне не хочется приходить к вам, но... Вот, смотрите, что делается с моей спиной... вот здесь, правее... А-а, осторожно... да-да... вот здесь!

— И правда — гноится здорово... что поделаешь, придется искать другого... Но ничего... приятно было работать с тобой!

— Спасибо — мне тоже! И еще — у меня есть шанс, что потом вы меня опять примете?.. Нет?..

— Нет, это не в моем стиле! Впрочем, есть один вариант — освободилась другая вакансия, могу перевести тебя туда... Только должен будешь быть со мной целый день и получишь по двести лари.

— Я согласен... А что за работа?

— Нет, не думаю, чтоб ты согласился... наверное, и придется подыскать другого...

— Да вы скажите, может, я согласен?!

— Нет, не думаю.

— О-о, да скажите же!..

— Ты должен будешь держать, когда я мочусь.

На меня напал смех... долгий, заливистый смех... но на этот раз я не стал орать... почему-то мне вспомнился мой еще нерожденный сын, некупленные еще квартира и машина, отдых на море и в горах... и я придержал язык!..

VII этап

— Господин Вахтанг иногда такие странные предложения делает, что диву даешься, блин...

1 Ноцаркекия — дословно — “копошащийся в золе”, фольклорный персонаж, бездельник.



Другие статьи автора: Мегрелишвили Гурам

Архив журнала
№1, 2020д№2, 2020№10, 2019№11, 2019№12, 2019№7, 2019№8, 2019№9, 2019№6, 2019№5, 2019№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9. 2018№8, 2018№7, 2018№6, 2018№5, 2018№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№8, 2016№7, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№ 4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба