Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Философский журнал » №3, 2020

Алексей Павлов
Субстанциальный дуализм Ричарда Суинбёрна: со­временное состояние и критика
Просмотров: 72

Философский журнал

2020. Т. 13.  3. С. 175–188

УДК 161.226

The Philosophy Journal

2020, Vol. 13, No. 3, pp. 175188

DOI 10.21146/2072-0726-2020-13-3-175-188

А.С. Павлов

СУБСТАНЦИАЛЬНЫЙ ДУАЛИЗМ РИЧАРДА СУИНБЁРНА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И КРИТИКА

Павлов Алексей Сергеевич – аспирант кафедры истории зарубежной философии. Москов­ский государственный университет им. М.В. Ломоносова. Российская Федерация, 119991, г. Москва, Ленинские горы, д. 1; e-mailpavlov.alexy@gmail.com

Настоящая статья представляет собой одну из первых статей на русском языке о взглядах Ричарда Суинбёрна по проблеме сознание-тело. Ричард Суинбёрн – со­временный британский теолог и аналитический философ, специализирующийся в области философии религии и философии науки. В философии сознания Суин­бёрн отстаивает весьма непопулярную позицию – субстанциальный дуализм. Эта позиция опирается на картезианский дуализм и некоторые давние схоластические концепции. Суинбёрн стремится обосновать все варианты дуализма сознание-тело: от дуализма предикатов через дуализм свойств к дуализму субстанций. Как и Де­карт, Суинбёрн рассматривает ментальное и физическое как две совершенно раз­личные области. В частности, он отрицает тезис супервентности ментального на фи­зическом, разделяемый сегодня большинством аналитических философов созна­ния, и постулирует каузальный интеракционизм ментального и физического. Также Суинбёрн использует понятие субстанции. Субстанцию он определяет как нечто не сводимое к совокупности инстанцированных в ней свойств. Относительно про­блемы природы человека Суинбёрн придерживается составного дуализма, согласно которому природа человека состоит из двух частей: существенной (ментальная суб­станция) и несущественной (физическая субстанция). Опираясь на свой дуализм субстанций и модальный аргумент Декарта, Суинбёрн утверждает, что существова­ние сознания не зависит от существования физического тела. Автором приводятся возражения против субстанциального дуализма Ричарда Суинбёрна. Некоторые из этих возражений основаны на аргументах других известных аналитических фи­лософов. В заключение утверждается, что едва ли возможно рассматривать суб­станциальный дуализм Суинбёрна как корректную теорию сознание-тело. По мне­нию автора, в этой теории вводится множество необоснованных гипотез, и в дей­ствительности она не выполняет возложенную на нее объяснительную задачу.

Ключевые слова: аналитическая философия, проблема сознание-тело, Суинбёрн, субстанциальный дуализм, философия сознания

Для цитирования: Павлов А.С. Субстанциальный дуализм Ричарда Суинбёрна: со­временное состояние и критика // Философский журнал / Philosophy Journal2020. Т. 13. № 3. С175‒188.

176

Логика и философия

Ричард Суинбёрн (1934) – современный британский теолог и философ. Это достаточно плодовитый автор: его перу принадлежит более двух десят­ков книг (в том числе научно-популярных) и статей. В философии сознания Суинбёрн отстаивает субстанциальный дуализм, опирающийся на картези­анский дуализм и некоторые давние схоластические концепции. Согласно Суинбёрну, сознание метафизически независимо от тела, поскольку являет­ся свойством, принадлежащим тому, что он называет ментальной субстан­цией. Примечательно, что в современной аналитической философии дуа­лизм картезианского типа – весьма непопулярная позиция. Таким образом, позиция Суинбёрна выбивается из мейнстрима аналитической философии и, как и всякая позиция, являющаяся до определенной степени маргиналь­ной, требует отдельного пристального рассмотрения. В России Суинбёрн известен преимущественно своими теологическими работами, некоторые из которых были изданы на русском языке. Однако взгляды Суинбёрна по проблеме сознание-тело освещены в отечественной философской литерату­ре, как представляется, недостаточно. Среди относительно недавних рецеп­ций можно указать статьи Д.Б. Волкова «Современный субстанциональный подход к проблеме тождества личности»1, И.Г. Гаспарова «Проблема един­ства сознания и эмерджентный дуализм»2, Д.Э. Гаспарян «Позиции дуализма в современных антифизикалистских стратегиях аналитической философии сознания»3. В этих статьях онтологические взгляды Суинбёрна не подверга­ются детальному рассмотрению и в основном рассматриваются в свете дру­гих, более специальных философских проблем. Отдельного упоминания та­кже заслуживает семинар4 Московского центра исследования сознания при философском факультете МГУ им. М.В. Ломоносова, посвященный не­давней книге Суинбёрна «MindBrain and Free Will»5. Таким образом, насто­ящая статья призвана восполнить указанный недостаток в освещении пози­ции Суинбёрна по проблеме сознание-тело, предложив один из первых в отечественной философской литературе ее обзоров. При этом будет рас­смотрен наиболее актуальный вариант аргументации Суинбёрна, изложен­ный в уже упомянутой монографии «MindBrain and Free Will» и в статье «What Makes Me MeADefense of Substance Dualism»6.


1 Волков Д.Б. Современный субстанциональный подход к проблеме тождества личности // Философия и культура. 2017. № 1. С. 77‒85.

2 Гаспаров И.Г. Проблема единства сознания и эмерджентный дуализм // Вестник Воро­нежской государственной медицинской академии им. Н.Н. Бурденко. Сер.: Философия. 2014. № 1. С. 74‒80.

3 Гаспарян Д.Э. Позиции дуализма в современных антифизикалистских стратегиях анали­тической философии сознания // Электронный философский журнал Vox. 2013. URL: https://vox-journal.org/html/issues/235/240 (дата обращения: 07.08.2019).

4 Аудиозапись семинара доступна по ссылке: https://hardproblem.ru/posts/sobytiya/soznanie-mozg-i-svoboda-voli-nauchnyy-seminar-tsentra-issledovaniya-soznaniya-/ (дата обращения: 07.08.2019).

5 Swinburne R. Mind, Brain and Free Will. Oxford, 2013.

6 Swinburne R. What Makes Me Me? A Defense of Substance Dualism // Contemporary Dual­ism: A DefenseN.Y., 2014.P. 139‒153.

А.С. Павлов. Субстанциальный дуализм Ричарда Суинбёрна…

177

1

Нашу дискуссию следует начать с рассмотрения философского термина «дуализм». В настоящее время в современной (и не только аналитической) философии имеется огромное количество разнообразных дуалистических доктрин. Целесообразность применения данного термина определяется его этимологией: лат. «dual» означает «двойственный». По-видимому, о дуализ­ме можно говорить тогда, когда утверждается наличие не одного, а двух (но не многих!) фундаментальных принципов. Это могут быть принципы онтологического, эпистемологического, этического, эстетического и иных характеров. Настоящая статья посвящена онтологическому дуализму, по­скольку проблема сознание-тело – этоонтологическая проблема par excel­lence, и ее решение должно проливать свет на природу онтологических от­ношений между ментальным и физическим, сознанием и телом.

По мнению Робинсона7, на сегодняшний день можно выделить три сле­дующих варианта дуализма сознание-тело: (1) дуализм предикатов; (2) дуа­лизм свойств; (3) дуализм субстанций, или субстанциальный дуализм. В данном случае эти варианты упорядочены по степени их силы. Важно от­метить, что принятие следующего, более сильного, варианта подразумевает принятие предыдущего, более слабого: так, принятие дуализма свойств им­плицирует принятие дуализма предикатов, а принятие субстанциального ду­ализма – принятие обеих предыдущих концепций.

Согласно дуализму предикатов, ментальные предикаты не редуцируемы к физическим, поскольку оба типа предикатов обладают различными интен­сионалами. Предпосылкой этой концепции послужила дискуссия вокруг статей Патнэма8 и Крипке9 о значении и референции в семантике. Вслед­ствие этой дискуссии образовалось два полярных мнения: семантический экстернализм и семантический интернализм. В частности, семантические интерналисты полагают, что термины типа «вода» семантически значимы, поскольку обозначают существенные свойства вещей, не охватываемые тер­минами типа «H2O». Как нетрудно догадаться, дуализм предикатов – это частный случай именно семантического интернализма. Сторонниками дуа­лизма предикатов являются, сознательно или нет, многие ученые и филосо­фы, и в целом эта концепция хорошо согласуется с суждениями здравого смысла.

Согласно дуализму свойств, ментальные свойства не редуцируемы к фи­зическим свойствам. В отличие от дуализма предикатов дуализм свойств – это уже не семантическая, а онтологическая позиция. Как представляется, по вопросу об отношениях метафизической зависимости между ментальны­ми и физическими свойствами можно разделить все варианты дуализма свойств на физикалистские (эмерджентизм) и нефизикалистские (нейтраль­ный монизм). Следует признать, что на сегодняшний момент дуализм свойств – самая популярная позиция среди философов, не разделяющих ре­дуктивизм по проблеме сознание-тело. К примеру, «открытыми» дуалиста­ми свойств являются Дэвид Чалмерс, Гален Стросон, Филип Гофф и другие


7 Robinson H. Dualism // Stanford Encyclopedia of Philosophy. URLhttps://plato.stanford.edu/​entries/dualism/ (дата обращения: 07.08.2019).

8 Putnam H. The Meaning of meaning // Minnesota Studies in the Philosophy of Science. 1975. No. 7. P. 131‒193.

9 Kripke S. Identity and Necessity // Identity and Individuation. N.Y., 1971. P. 135‒164.

178

Логика и философия

апологеты современного панпсихизма; с некоторыми оговорками к дуализму свойств можно отнести эмерджентизм Сёрла (хотя сам Сёрл, как ни странно, не считает свою концепцию дуалистической и выступает с критикой подоб­ных оценок10). Основные проблемы дуализма свойств достаточно очевид­ны: защита нередуцируемости и каузального статуса ментального дается це­ной расширения физикалистской онтологии, что создает трудности при объяснении онтологического и каузального единообразия мира. Тем не ме­нее можно сказать, что в определенном смысле дуализм свойств – компро­миссная позиция, поскольку позволяет отстоять независимость ментально­го, не порывая связей с физикализмом и философским натурализмом.

Согласно субстанциальному дуализму, ментальное не редуцируемо к фи­зическому не только в плане свойств, но и в плане субстанций. Связанный в идейном плане, как правило, со схоластикой, субстанциальный дуализм использует понятие субстанции. При этом субстанция не рассматривается по аналогии с объектом или вещью. Это понятие рассматривается в холи­стическом ключе: свойства принадлежат субстанции, однако субстанция есть нечто большее, чем совокупность принадлежащих ей свойств. Таким образом, субстанциальный дуализм постулирует существование еще одного аспекта мира – ментальной субстанции, или, как ее еще называют, души.

Считается, что идея о существовании бессмертной души возникла на заре истории человечества. По-видимому, эта идея имеет своими истоками наши представления о сознании как о чем-то таком, что не зависит от тела. И вследствие того, что мы до сих пор в определенной степени разделяем эти убеждения – или, как полагает Деннет11, вследствие того, что нам вообще свойственно их разделять, – эта идея также по-прежнему с нами. Идея бес­смертной души издавна являлась частью многих религиозных учений. При этом представление о природе души всегда было несколько размытым. Суб­станциальный дуализм играет на поле не религии, а философии, поскольку решение вопроса о природе бессмертной души и связей с телом, пусть и не ставящее под сомнение религиозные истины, является уже попыткой рацио­нального объяснения определенных фундаментальных аспектов мира12.

Картезианский дуализм не был исторически первой формой субстанци­ального дуализма, так как зачатки этой теории есть уже в античной филосо­фии. Однако именно Декарт первым в эксплицированной форме поставил вопрос о природе бессмертной души и его отношений с телом. Посвящая свое время занятиям точными и естественными науками, Декарт оставался убежденным католиком, и его дуалистическая позиция de-facto был продик­тована стремлением рационально обосновать христианский догмат о бес­смертии человеческой души. Делает он это при помощи предложенного им метода сомнения. В «Размышлениях о первой философии»13 Картезий


10 Searle J. Why I am not a property dualist // Journal of Consciousness Studies. 2002. Vol. 12. No. 9. P. 57‒64.

11 Dennett D. From Bacteria to Bach. The Evolution of Minds. N.Y., 2017. P. 29‒32.

12 Важно отметить, что субстанциальный дуализм изначально был лишь одним из множе­ства философских подходов к осмыслению идеи бессмертной души, поскольку уже в древности существовали концепции, в которых душа сводилась к чему-то материально­му и допускающему уничтожение.

13 Декарт Р. Размышления о первой философии, в коих доказывается существование Бога и различие между человеческой душой и телом // Декарт Р. Сочинения: в 2 т. Т. 2. М., 1989. С. 5‒74.

А.С. Павлов. Субстанциальный дуализм Ричарда Суинбёрна…

179

предлагает представить, что некий «могущественнейший и зокозненный об­манщик» каким-то образом систематически искажает данные наших чувств, вследствие чего данные нашей перцепции, равно как и базирующиеся на них воспоминания, не соответствуют реальности. Однако, во-первых, обманщик может обманывать лишь что-то существующее, и, во-вторых, даже если я заблуждаюсь, полагая, что я воспринимаю те или иные вещи, я определен­но существую как воспринимающий их. Следовательно, заключает Декарт, я мыслю, значит, я существую; cogito ergo sum. Однако, считает Картезий, сказать, что я существую, недостаточно, поскольку важно еще прояснить, что я есть. И здесь позиция Декарта однозначна: я – это res cogitans, т.е. вещь, основным атрибутом которой является мышление. Мыслящую вещь Декарт противопоставляет res extensa, вещи протяженной. В этом контексте Декарт формулирует свой известный модальный аргумент: если представи­мо, чтобы моя душа могла бы существовать даже в том случае, если бы весь мир, включая также мое тело, не существовал, то возможно, чтобы моя душа существовала независимо от моего тела.

Несмотря на кажущуюся убедительность, картезианский дуализм не был лишен определенных недостатков. В первую очередь, оставался нере­шенным вопрос о каузальных отношениях между душой и телом. Не помог­ли его решить и разработанное Декартом учение о шишковидной железе как «вместилище души»14, в котором он фактически отстаивал интеракционизм ментального и физического, а также последующие попытки последователей Декарта в этом направлении.

2

Субстанциальный дуализм Суинбёрна, в целом, наследует многие чер­ты картезианского дуализма, но стремится отстоять дуализм сознание-тело, так сказать, «по всем фронтам», последовательно двигаясь от дуализма предикатов к дуализму свойств и от него далее к дуализму субстанций.

Суинбёрн начинает с вопроса о семантических отношениях между мен­тальными и физическими терминами. Как и следовало ожидать, он отстаи­вает семантический интернализм, согласно которому такие термины, обо­значающие макросвойства вещей, как «вода», также являются жесткими десигнаторами. Между тем, отмечает Суинбёрн, в случаях, аналогичных примеру Патнэма, подобные термины не информативны: даже если при­нять, что термин «вода» – это жесткий десигнатор, мы все равно ошибались бы, используя его в качестве обозначения для вещи «XYZ», существующей на двойнике Земли или в другом возможном мире15. В связи с этим Суин­бёрн вводит понятие информативного десигнатора. По определению Суин­бёрна, «жесткий десигнатор вещи является информативным десигнатором в том случае, если всякий, кто знает, что означает данное слово (т.е. облада­ет лингвистическим знанием его употребления), знает определенный набор условий, необходимых и существенных (во всех возможных мирах) для того, чтобы данная вещь могла являться данной вещью»16. К примеру,


14 Декарт Р. Страсти души // Декарт Р. Сочинения: в 2 т. Т. 1. М., 1989. С. 482‒574.

15 Swinburne R. Mind, Brain and Free Will.

16 Swinburne R. What Makes Me Me? P. 140.

180

Логика и философия

«красный» – это информативный десигнатор тех свойств, в отношении ко­торых жесткий десигнатор «цвет моей первой книги» не информативен, по­скольку, зная термин «красный», мы можем определять вещи как красные и понимать, о чем идет речь, даже не зная, какие именно вещи в нашем мире являются красными. Фактически это означает, что информативный де­сигнатор – это не просто жесткий десигнатор, но также термин, знание ко­торого дает знание о свойствах конкретных вещей без непосредственного знакомства с ними. И такими, по мнению Суинбёрна, являются все менталь­ные термины, обозначающие наши феноменальные состояния.

Переход от дуализма предикатов к дуализму свойств у Суинбёрна осу­ществляется посредством утверждения, что ментальные и физические тер­мины служат информативными десигнаторами логически не эквивалентных типов свойств17.

Суинбёрн полагает, что философ, в целом, свободен при выборе крите­рия различения ментальных и физических свойств18. И, в данном случае, наиболее предпочтительным из них является критерий привилегированного доступа. Этот критерий Суинбёрн формулирует так: «Некто обладает при­вилегированным доступом к свойству P, инстанцированнному в нем, в том смысле, что логически возможно, чтобы он мог узнать об этом свойстве раз­личными способами, какими о нем могут узнать другие, но он также обла­дает еще одним способом, каким он мог бы о нем узнать (посредством его переживания), и логически невозможно, чтобы этим способом о нем могли бы узнать другие»19. В этом контексте Суинбёрн определяет «ментальное свойство как свойство, чья субстанция, в которой оно инстанцировано, с необходимостью обладает привилегированным доступом ко всем случаям ее инстанциации, а физическое свойство как свойство, чья субстанция, в ко­торой оно инстанцировано, с необходимостью не обладает привилегирован­ным доступом ко всем случаям ее инстанциации»20. К примеру, пишет Су­инбёрн, хотя вы тоже можете знать, что я смотрю на доску, я обладаю прямым доступом к имеющемуся во мне свойству «смотреть на доску», т.е. в определенном смысле знаю об этом лучше вас.

Дополнительно Суинбёрн вкратце обсуждает свойства нейтрального типа. По Суинбёрну, нейтральные свойства – это свойства, в отношении ко­торых одни субстанции, в которых они инстанцированы, обладают привиле­гированным доступом, а другие – нет21. В их число входят как формальные («быть субстанцией»), так и дизъюнктивные свойства («испытывать боль или весить десять стоунов»).

Суинбёрн отрицает тезис супервентности ментального на физиче­ском22. Как известно, на сегодняшний день тезис супервентности представ­ляет собой популярную позицию в современной аналитической философии сознания: этот тезис разделяют большинство аналитических философов, чьи взгляды по проблеме отношений зависимости ментального от физического, тем не менее, разнятся. Причина в том, что тезис супервентности утвержда­ет метафизическую зависимость ментальных свойств от физических, но


17 Swinburne R. Mind, Brain and Free Will. P. 69‒70.

18 Ibid. P. 71.

19 Ibid. P. 68.

20 Ibid. P. 68‒69.

21 Ibid. P. 70.

22 Ibid. P. 69‒70.

А.С. Павлов. Субстанциальный дуализм Ричарда Суинбёрна…

181

не специфицирует тип этих отношений зависимости. По выражению Дже­гвона Кима23, тезис супервентности является «минимальным физикализмом». Суинбёрн, отстаивающий наиболее радикальный вариант дуализма сознание-тело, по понятным причинам не может согласиться с этой позицией.

Подобно Декарту, Суинбёрн отстаивает интеракционизм ментального и физического. Эта позиция тесно связана с его дуализмом свойств: мен­тальные свойства метафизически независимы от физических свойств, и ментальные события каузально релевантны и обладают собственной кау­зальной силой. Каузальность ментального Суинбёрн описывает в термино­логии каузально базовых действий. По Суинбёрну, каузально базовое дей­ствие – это действие в каузальной цепи, обладающее в отношении его следствия большей каузальной силой, чем вызванное им другое действие, также являющееся причиной данного следствия24. К примеру, пишет он, «если я интенционально бросил кирпич, кирпич вызвал разбитие окна, и я бросил кирпич с целью разбить окно, то я разбил окно, бросая кирпич; и бросание кирпича было каузально более базово, чем разбитие окна»25. Су­инбёрн признаёт, что причинами таких действий, как движения конечностей или говорения, являются процессы в мозге. Однако, считает он, каузально более базовыми в отношении них являются именно сознательные интенции. Впрочем, Суинбёрн не ограничивается простым постулированием интерак­ционизма и в целях его обоснования также вводит т.н. принцип доверия. Со­гласно принципу доверия, «всякое базовое убеждение <…> вероятно истин­но <…> по доказательству убежденного в том, в чем он убежден <…>, – за отсутствием доказательств в форме других базовых убеждений этого убежденного, делающих вероятным то, что он ошибается»26. Иначе говоря, пишет Суинбёрн, «если мне видится (или кажется), что я вижу перед собой доску (т.е. обнаруживаю себя убежденным в том, что я вижу доску), то при отсутствии соответствующих контрдоказательств передо мной вероятно находится доска»27. Стало быть, если мы хотим обосновать ложность ин­теракционизма, то мы должны привести доказательства его ложности, т.е. ар­гументы в пользу принципа каузальной замкнутости физического. Но ни апри­орный, ни апостериорные аргументы в пользу данного принципа, полагает Суинбёрн, не работают. Априорный аргумент, по его мнению, не работает просто потому, что о каузальных отношениях между событиями различных типов (в том числе между ментальными и физическими событиями) свиде­тельствует наш повседневный опыт28. В свою очередь, апостериорные аргу­менты основываются, как он считает, либо на неверных интерпретациях ко­гнитивных исследований, либо на детерминизме устаревшей классической физики29. Следовательно, пишет Суинбёрн, мы не можем привести доказа­тельства в пользу ложности интеракционизма. А это значит, заключает он, что нам не остается ничего другого, кроме как признать его истинность.


23 Kim J. Mind in a Physical World. An Essay on the Mind-Body Problem and Mental Causation. N.Y., 1998. P. 15.

24 Ibid. P. 101.

25 Ibid.

26 Ibid. P. 42.

27 Ibid.

28 Ibid. 104‒105.

29 Ibid. P. 105‒117.

182

Логика и философия

От обсуждения онтологии свойств и событий Суинбёрн переходит к об­суждению онтологии субстанций. По его мысли, свойства неотделимы от субстанции, в которой они инстанцированы, и, стало быть, должны иметь­ся субстанции, которые с необходимостью их в себе инстанцируют. В слу­чае ментальных свойств таковой является ментальная субстанция. По опре­делению Суинбёрна, ментальная субстанция – это субстанция, для которой «существенно обладание определённым ментальным свойством»30. Соот­ветственно, физическая субстанция – это субстанция, для которой не явля­ется существенным инстанциация в ней ментальных свойств.

Однако если ментальные свойства не могут существовать без менталь­ной субстанции, в которой они инстанцированы, то, полагает Суинбёрн, сама ментальная субстанция может существовать независимо от них, по­скольку она не редуцируема к совокупности инстанцированных в ней мен­тальных свойств31. В этом контексте Суинбёрн обращается к схоластиче­скому понятию «этости». Как известно, в скотизме под «haecceitas», или «этостью», понималась неотъемлемая конечная форма всякой конкретной вещи, обеспечивающая ее индивидуацию32. Посредством этого понятия Су­инбёрн стремится обосновать холистическую природу ментальных субстан­ций и дать критерий различения двух ментальных субстанций при совпаде­нии имеющихся у них наборов ментальных свойств33. Остается вопрос о наличии этости у физических субстанций, и на него Суинбёрн отвечает достаточно уклончиво: по-видимому, полагает он, физические субстанции могли бы обладать этостью, однако мы не можем с уверенностью этого знать вследствие отсутствия у них привилегированного доступа.

Суинбёрн разделяет модальный аргумент Декарта о независимости су­ществования души от существования тела34. Однако здесь он идет заметно дальше Декарта и заявляет, что связь между ментальным и физическим на­столько контингентна, что с легкостью представимо, чтобы ментальная суб­станция могла бы находиться в связке с физической субстанцией совершен­но любого типа: скажем, со стулом или доской35.

Это, по мнению Суинбёрна, позволяет заключить, что именно менталь­ная субстанция, которую он теперь прямо называет душой, является суще­ственной частью природы человека. «Я должен обладать нефизической ча­стью <…>, которая делает меня мной <…>. Мы можем назвать эту нефизическую часть меня моей душой. Используя указанным образом слово “душа”, я использую его таким же образом, каким Платон исполь­зовал слово ψυχή для обозначения существенной части человека»36. Имен­но душа, убежден Суинбёрн, обеспечивает нас «этостью», нашей предель­ной уникальностью, и даже определяет пространственные границы наших


30 Kim J. Mind in a Physical World. An Essay on the Mind-Body Problem and Mental Causation. N.Y., 1998. P. 141.

31 Swinburne R. What Makes Me Me? P. 140‒142.

32 См.: Апполонов А.В. Иоанн Дунс Скот и его философская теология // Блаженный Иоанн Дунс Скот. Трактат о первоначале. М., 2001. СXXIII–XXV.

33 Swinburne R. What Makes Me Me? P. 145.

34 Swinburne R. Mind, Brain and Free Will. P. 170.

35 Такую же онтологию личности мы можем найти и у Декарта. См.: Козырева О.А. Суб­станциальный дуализм и приватность ментального в философии Р. Декарта: критика по­верхностной интерпретации // Вестник Томского государственного университета. 2020. № 452. С. 80.

36 Swinburne R. Mind, Brain and Free Will. P. 170.

А.С. Павлов. Субстанциальный дуализм Ричарда Суинбёрна…

183

личностей37, поскольку, как было сказано выше, душа метафизически неза­висима от физических субстанций и может быть ассоциирована с любой из них.

Однако позиция Суинбёрна по вопросу о природе человека такова, что человек – это не просто душа (простой дуализм), но единство души и тела (составной дуализм). Таким образом, заключает Суинбёрн, «я состою из двух частей – моей души (существенной части) и моего тела (несущественной части), каждая из которых представляет собой отдельную субстанцию. Мои физические свойства суть мои в силу того, что они принадлежат моему телу; а, стало быть, <…> мои ментальные свойства суть мои в силу того, что они принадлежат моей душе»38.

3

Теперь я представлю собственные возражения против онтологических идей Суинбёрна. В некоторых случаях позволю себе заочно сталкивать его взгляды со взглядами других аналитических философов.

Во-первых, очевидно, что имеется трудность, связанная с понятием привилегированного доступа. Как уже было сказано, под привилегирован­ным доступом Суинбёрн понимает осведомленность вещи об имеющихся у нее свойствах. Речь у него здесь фактически идет об интроспективной осведомленности, поскольку ex hypothesi привилегированным доступом к своим – в данном случае, ментальным, – свойствам обладает только мен­тальная субстанция. Но тогда возникает вопрос: почему он ограничивается феноменальным типом осведомленности? Как отмечает Чалмерс, осведом­лённостью (как, прежде всего, психологическим, а не феноменальным свой­ством) могут обладать и нефеноменальные системы39. К примеру, робот, снабженный соответствующим набором сенсорных датчиков, может быть в определенном смысле осведомлен о внешних фактах и своих внутренних состояниях. А это значит, что (в терминологии Суинбёрна) привилегирован­ным доступом могут обладать и некоторые типы физических субстанций: в частности, артефакты вроде роботов и других программируемых машин.

Но если предыдущее замечание могло показаться мелкой придиркой, следующее уже куда более существенно. На мой взгляд, помимо других эле­ментов картезианства субстанциальный дуализм Суинбёрна также наследу­ет представление о картезианском театре. По Деннету40, картезианский те­атр – это представление, идущее от Декарта, согласно которому сознание представляет собой сумму феноменальных состояний и субъекта (или Я, Ego); как образно выражается Деннет, феноменальные состояния сосредото­чены в одной точке и словно разыгрываются в ней как на сцене перед созер­цающим их Я. Элементы картезианского театра, как мне кажется, также просматриваются и в концепции Суинбёрна, поскольку per definitionem мен­тальная субстанция – это субстанция, для которой существенным являет­ся инстанциация в ней ментальных свойств и наличие привилегированного


37 Swinburne R. Mind, Brain and Free Will. P. 144.

38 IbidP. 170.

39 Чалмерс Д. Сознающий ум: в поисках фундаментальной теории. М., 2015. С. 28‒53.

40 Dennett D. Consciousness Explained. N.Y., 1991. P. 101‒138.

184

Логика и философия

доступа к ним. Иначе говоря, ментальная субстанция (или душа) рассматри­вается у Суинбёрна по аналогии с картезианским Ego. Но это представление, как показывает Деннет, влечет за собой проблему гомункулуса: наличие кар­тезианского Ego, или «гомункулуса», с необходимостью имплицирует нали­чие другого гомункулуса, выступающего в качестве «зрителя» феноменаль­ных состояний первого, что ведет к regressus ad infinitum41. Несомненно, Суинбёрн мог бы на это возразить, что душа проста, а, следовательно, неде­лима. Но, на мой взгляд, это было бы апелляцией к чему-то просто принято­му на веру. Если бы Суинбёрн действительно стал прибегать к подобным аргументам, это означало бы, что в рамках его теории объяснить природу сознания и особенности когнитивных процессов невозможно. И это также говорило бы о том, что субстанциальный дуализм Суинбёрна в действитель­ности не выполняет свою объяснительную задачу.

Аналогичным образом дело обстоит в случае аргументации Суинбёрна по поводу каузальных отношений ментального и физического. Как пред­ставляется, переформулирование каузальных отношений в терминологии каузально базовых и небазовых действий не дает ничего нового. Суинбёрн постулирует каузальную базовость интенций относительно последователь­ностей физических событий в мире. Тем не менее он не приводит серьезных доводов в поддержку каузальной релевантности и действенности менталь­ного, а также никак не объясняет, как события столь разных типов могут на­ходиться в отношениях каузальной интеракции. Отсюда следует, что кау­зальная пропасть между ментальным и физическим, имевшая место еще у Декарта, столь же широка, как и прежде. Что же до принципа доверия, то Суинбёрн и сам признает, что, руководствуясь этим принципом, мы можем знать лишь вероятную истинность чего-либо. Однако ясно, что вероятная истинность – более слабый тип истинности, чем достоверная истинность. А это значит, что при помощи принципа доверия мы не можем доказать не только достоверную ложность интеракционизма, но и его достоверную истинность.

Отдельно следует сказать о самой онтологии свойств Суинбёрна, игра­ющей ключевую роль во всей его аргументации. Я полагаю, что эту теорию можно охарактеризовать как дуализм микросвойств, поскольку Суинбёрн отрицает тезис супервентности и определяет ментальные и физические свойства как два типа одноуровневых свойств, метафизически независимых друг от друга. Но если это так, онтология свойств Суинбёрна нарушает принцип простоты объяснения. В этой связи я хотел бы предложить соб­ственный тезис монизма микросвойств, который может быть сформулиро­ван следующим образом: (а) если имеются два или более типов одноуров­невых свойств, метафизически независимых друг от друга, то должен иметься тип низкоуровневых фундаментальных свойств, от которого пер­вые типы свойств метафизически зависимы; (б) один тип низкоуровневых фундаментальных свойств образует один мир. Особенность тезиса мониз­ма микросвойств в том, что, с одной стороны, он запрещает низкоуровневый дуализм, удовлетворяя принципу простоты объяснения, и, с другой сторо­ны, достаточно широк, поскольку дает простор для нефизикалистских и не­редуктивных подходов. Теперь, если бы мы предложили Суинбёрну прояс­нить свою позицию в свете тезиса монизма микросвойств, он мог бы


41 Волков Д.Б. Бостонский зомби. Д. Деннет и его теория сознания. М., 2012. С. 118‒120.

А.С. Павлов. Субстанциальный дуализм Ричарда Суинбёрна…

185

выбрать, по крайней мере, одну из трех следующих опций: (1) физические свойства – это низкоуровневые фундаментальные свойства, и ментальные свойства метафизически зависимы от физических свойств; (2) ментальные и физические свойства метафизически зависимы от некоего другого типа низкоуровневых фундаментальных свойств; (3) ментальные и физические свойства – это два типа низкоуровневых фундаментальных свойств, и оба они образуют два различных мира: ментальный и физический. Иначе гово­ря, Суинбёрн мог бы выбрать одну из трех опций, первая из которых соот­ветствует минимальному физикализму, вторая – расселианскому нейтраль­ному монизму, а третья – «гипердуализму», как мы могли бы назвать эту опцию вслед за Макгинном42, использующем схожую концепцию в своих работах. Однако представляется, что все три эти позиции неприемлемы для Суинбёрна. Как уже говорилось, минимальный физикализм неприемлем для Суинбёрна просто по определению. Далее, несмотря на то, что Суинбёрн использует понятие нейтральных свойств, он не уточняет их онтологиче­ский статус и вообще не говорит о них так, чтобы мы могли заподозрить в нем пропонента нейтрального монизма. Следовательно, нейтральный мо­низм для него также недопустим. Что же касается гипердуализма, то эта концепция, как кажется, не вполне совместима с христианским мировоззре­нием. Но если даже представить, что Суинбёрн пойдет ва-банк и все-таки признает гипердуализм, это не спасет его концепцию от серьезных трудно­стей. В этом мы можем убедиться при помощи следующего мысленного эксперимента. Представьте, что вы касаетесь моей руки, и по мере того, как вы делаете это, я ощущаю ваше прикосновение. По-видимому, вы вряд ли в этот момент будете считать, что мое сознание локализовано не в том же мире, где и сама моя рука. Вы также вряд ли будете считать, что мое созна­ние локализовано не в том же мире, в котором локализованы вот это дерево или это небо, которые мы с вами видим. Стало быть, из того, что мое созна­ние приватно, не следует, что оно не локализовано в том же мире, в котором локализовано мое тело. Следовательно, гипердуализм ложен, и отстаивае­мый Суинбёрном дуализм микросвойств не может быть непротиворечиво обоснован.

Однако главная трудность субстанциального дуализма Суинбёрна оче­видна. Эта теория чересчур усложняет нашу онтологию. Субстанциальный дуализм отталкивается от нашего здравомысленного представления о реаль­ности феноменального опыта. Однако проистекающие из этой теории след­ствия также оказываются чрезвычайно неправдоподобными. А это означает, что субстанциальный дуализм Суинбёрна не может рассматриваться как серь­езная теория сознание-тело tout court.

4

Субстанциальный дуализм Ричарда Суинбёрна является попыткой фор­мулирования картезианского дуализма и некоторых схоластических концеп­ций в терминологии современной аналитической метафизики. Своей тонко­стью и искусственностью построений теория Суинбёрна действительно


42 McGinn C. Consciousness and Cosmology: Hyperdualism Ventilated // McGinn C. Conscious­ness and its Objects. Oxford, 2004. P. 136‒168.

186

Логика и философия

напоминает давние схоластические штудии. Однако я полагаю, что она не бесспорна и в качестве чисто теологической системы. Сегодня в аналити­ческой теологии набирает обороты движение христианского материализ­ма43. Христианские материалисты полагают, что нам необязательно призна­вать субстанциальный дуализм. Вместо этого, считают они, мы можем определить душу как физическое свойство тела, и это позволит привести христианское учение в соответствие с физикалистской онтологией. Матери­альность души выводится ими из некоторых фрагментов Библии и сочине­ний Отцов Церкви, а также догмата о Судном дне, согласно которому люди будут воскрешены вместе со своими телами. Ясно, что христианский мате­риализм – далеко не единственная позиция в современной аналитической теологии. Но это не отменяет и того, что относительно вопроса о природе души могут иметься различные взгляды. Что же касается философии, то как философская концепция субстанциальный дуализм Суинбёрна не выдержи­вает обстоятельной критики: эта концепция вводит множество необоснован­ных гипотез и в действительности не объясняет природу сознания и его от­ношения с телом, откуда следует, что субстанциальный дуализм – это первое, что мы должны отвергнуть на пути к разработке корректной теории сознание-тело.

Список литературы

Апполонов А.В. Иоанн Дунс Скот и его философская теология // Блаженный Иоанн Дунс Скот. Трактат о первоначале / Пер. с лат. А.В. Апполонов. М.: Изд-во Францискан­цев, 2001. С. VXXXVI.

Волков Д.Б. Бостонский зомби. Д. Деннет и его теория сознания. М.: Либроком, 2012. 320 с.

Волков Д.Б. Современный субстанциональный подход к проблеме тождества личности // Философия икультура. 2017. № 1. С. 77‒85.

Декарт Р. Сочинения: в 2 т. / Под ред. В.С. Соколова. М.: Мысль, 1989.

Гаспаров И.Г. Проблема единства сознания и эмерджентный дуализм // Вестник Воро­нежской государственной медицинской академии им. Н.Н. Бурденко. Сер.: Филосо­фия. 2014. № 1. С. 74‒80.

Гаспаров И.Г. Тождество личности и воскрешение мёртвых // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Сер. 1: Богословие. Философия. Религиоведение. 2017. № 70. С. 47‒62.

Гаспарян Д.Э. Позиции дуализма в современных антифизикалистских стратегиях анали­тической философии сознания // Электронный философский журнал Vox. 2013. URL: https://vox-journal.org/html/issues/235/240 (дата обращения: 07.08.19).

Козырева О.А. Субстанциальный дуализм и приватность ментального в философии Р. Де­карта: критика поверхностной интерпретации // Вестник Томского государственного университета. 2020. № 452. С. 79‒87.

Чалмерс Д. Сознающий ум: в поисках фундаментальной теории / Пер. с англ. яз. В.ВВа­сильевМ.: УРСС, 2015. 513 с.

Dennett D. Consciousness Explained. N.Y.: Penguin Books, 1991. 511 p.

Dennett D. From Bacteria to Bach. The Evolution of Minds. N.Y.: W.W. Norton & Company, 2017. 813 p.


43 Гаспаров И.Г. Тождество личности и воскрешение мертвых // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Сер. 1: Богословие. Философия. Рели­гиоведение. 2017. № 70. С. 47‒62.

А.С. Павлов. Субстанциальный дуализм Ричарда Суинбёрна…

187

Kim J. Mind in a Physical World. An Essay on the Mind-Body Problem and Mental Causation. N.Y.: MIT Press, 1998. 146 p.

Kripke S. Identity and Necessity // Identity and Individuation / Ed. by M. Munitz. N.Y.: New York University Press, 1971. P. 135‒164.

McGinn C. Consciousness and Cosmology: Hyperdualism Ventilated // McGinn C. Conscious­ness and its Objects. Oxford: Oxford University Press, 2004. P. 136‒168.

Putnam H. The Meaning of meaning // Minnesota Studies in the Philosophy of Science. 1975. No. 7. P. 131‒193.

Robinson H. Dualism // Stanford Encyclopedia of Philosophy / Ed. by Ed.N. Zalta. URLhttps://plato.stanford.edu/entries/dualism/ (дата обращения: 07.08.2019).

Searle J. Why I am not a property dualist // Journal of Consciousness Studies. 2002. Vol. 12. No. 9. P. 57‒64.

Swinburne R. Mind, Brain and Free Will. Oxford: Oxford University Press, 2013. 251 p.

Swinburne R. What Makes Me Me? A Defense of Substance Dualism // Contemporary Dual­ism: A Defense / Ed. by A. Lavazza, H. Robinson. N.Y.: Routledge, 2014. P. 139‒153.

The substance dualism of Richard Swinburne:
current state and criticism

Alexey S. Pavlov

Lomonosov Moscow State University. GSP-1 Leninskie Gory, Moscow, 119991, Russian Federa­tion; e-mail: pavlov.alexy@gmail.com

This article is one of the first articles in Russian discussing Richard Swinburne’s recent views on the mind-body problem. Richard Swinburne is a contemporary British theolo­gian and analytic philosopher specializing in the philosophy of religion and philosophy of science. In the philosophy of mind, Swinburne defends a quite unpopular position – the substance dualism. This position is based on the cartesian dualism and some old scholastic conceptions. Swinburne tries to advocate all versions of the mind-body dual­ism: he moves from the predicate dualism to the property dualism and then from the property dualism to the substance dualism. As Descartes, Swinburne sees the mental and the physical as two separate domains. In particular, he denies the supervenience the­sis which is shared now by most analytic philosophers of mind and appeals to a causal in­teractionism between mental and physical events. Moreover, Swinburne uses the concept of substance. He defines the substance as something that is not reduced to a collection of properties instantiated in it. With regard to the problem of the nature of a human being, Swinburne shares the compound dualism, according to which the nature of a human be­ing consists of two parts: the essential (mental substance) and the non-essential (physical substance). Based on his substance dualism and the modal argument of Descartes, Swin­burne claims that the existence of the consciousness does not depend on the existence of the physical body. The author gives some objections against Swinburne’s substance dual­ism. Some of these objections are based on the arguments of other famous analytic philosophers. The conclusion states that we cannot take Swinburne’s substance dualism as a correct mind-body theory. The author argues that this philosophical conception intro­duces many unjustified hypotheses and it actually does not do its explainatory job.

Keywords: analytic philosophy, philosophy of mind, Richard Swinburne, substance dual­ism, the mind-body problem

For citation: Pavlov, A.S. “Substantsialnyi dualizm Richarda Suinberna: sovremennoe sostoyanie i kritika”[The substance dualism of Richard Swinburne: current state and crit­icism], Filosofskii zhurnal / Philosophy Journal, 2020, Vol. 13, No. 3, pp. 175188. (In Russian)

188

Логика и философия

References

Appolonov, A.V. “Ioann Duns Skot i ego filosofskaya teologiya” [John Duns Scotus and his philosophical theology], in: John Duns Scotus, Traktat o pervonachale [A Treatise on God as First Principle], trans. by A.V. Appolonov. Moscow: Franciscan Publ., 2001, pp. V–XXXVI. (In Russian)

Chalmers, D. Soznayushchij um: v poiskah fundamentalnoj teorii [Conscious Mind: in search of the fundamental theory], trans. by V.V. Vasilyev. Moscow: URSS Publ., 2015. 513 pp. (In Russian)

Dennett, D. Consciousness Explained. New York: Penguin Books, 1991. 511 pp.

Dennett, D. From Bacteria to Bach. The Evolution of Minds. New York: W.W. Norton & Com­pany, 2017. 813 pp.

Descartes, R. Sochineniya [Works], 2 Vols, ed. by V.S. Sokolov. Moscow: Mysl’ Publ., 1989. (In Russian)

Gasparov, I.G. “Problema edinstva soznaniya i emerdzhentnyj dualism” [The problem of unity of consciousness and the emergence dualism], Vestnik Voronezhskoj gosudarstvennoj medicinskoj akademii im. N.N. BurdenkoSeriya: Filosofiya, 2014, No. 1, pp. 74‒80. (In Russian)

Gasparov, I.G. “Tozhdestvo lichnosti i voskreshenie myortvyh” [The personal identity and res­urrection of the deads], Vestnik Pravoslavnogo Svyato-Tihonovskogo gumanitarnogo uni­versiteta, Seriya 1: Bogoslovie. Filosofiya. Religiovedenie, 2017, No. 70, pp. 47‒62. (In Russian)

Gasparyan, D.E. “Pozicii dualizma v sovremennyh antifizikalistskih strategiyah analiticheskoj filosofii soznaniya” [The position of the dualism in the contemporary antiphysicalism strategies within the analytic philosophy of mind], Elektronnyj filosofskij zhurnal Vox, 2013 [https://vox-journal.org/html/issues/235/240, accessed on 07.08.2019]. (In Russian)

Kim, J. Mind in a Physical World. An Essay on the Mind-Body Problem and Mental Causation. New York: MIT Press, 1998. 146 pp.

Kozyreva, O.A. “Substancialnyi dualizm i privatnost mentalnogo v filosofii R. Dekarta: kri­tika poverxnostnoj interpretacii” [Substance dualism and privacy of consciousness in the philosophy of R. Descartes: objections to the superficial interpretation], Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta, 2020, No. 452, pp. 79‒87. (In Russian)

Kripke, S. “Identity and Necessity”, Identity and Individuation, ed. by M. Munitz. New York: New York University Press, 1971, pp. 135‒164.

McGinn, C. “Consciousness and Cosmology: Hyperdualism Ventilated”, in: C. McGinn, Con­sciousness and its Objects. Oxford: Oxford University Press, 2004. pp. 136‒168.

Putnam, H. “The Meaning of meaning”, Minnesota Studies in the Philosophy of Science, 1975, No. 7, pp. 131‒193.

Robinson, H. “Dualism”, Stanford Encyclopedia of Philosophy, ed. by Ed.N. Zalta [https://pla­to.stanford.edu/entries/dualism/, accessed on: 07.08.2019]

Searle, J. “Why I am not a property dualist”, Journal of Consciousness Studies, 2002, Vol. 12, No. 9, pp. 57‒64.

Swinburne, R. Mind, Brain and Free Will. Oxford: Oxford University Press, 2013. 251 pp.

Swinburne, R. “What Makes Me Me? A Defense of Substance Dualism”, Contemporary Dual­ism: A Defense, ed. by A. Lavazza, H. Robinson. New York: Routledge, 2014, pp. 139‒153.

Volkov, D.B. Bostonskij zombi. D. Dennet i ego teoriya soznaniya [Boston zombie. D. Dennett and his theory of consciousness]. Moscow: Librokom Publ., 2012. 320 pp. (In Russian)

Volkov, D.B. “Sovremennyi substantsionalnyi podkhod k probleme tozhdestva lichnosti” [The contemporary substantive approach towards the question of oneness of identity], Filo­sofiya i kultura, 2017, No. 1, pp. 77‒85. (In Russian)

 

Научно-теоретический журнал

Философский журнал / Philosophy Journal
2020. Том 13.  3

Учредитель и издатель: Институт философии РАН

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-61227 от 03 апреля 2015 г.

Главный редактор А.В. Смирнов

Зам. главного редактора Н.Н. Сосна
Ответственный секретарь Ю.Г. Россиус
Редактор М.В. Егорочкин

Художники: Я.В. Быстрова, Н.Е. Кожинова, С.Ю. Растегина

Технический редактор Е.А. Морозова

Подписано в печать с оригинал-макета 04.09.20.
Формат 70х100 1/16. Печать офсетная. Гарнитура 
IPH Astra Serif
Усл. печ. л. 15
,48. Уч.-изд. л. 15,18. Тираж 1 000 экз. Заказ № 13

Оригинал-макет изготовлен в Институте философии РАН
Компьютерная верстка: Е.А. Морозова

Отпечатано в ЦОП Института философии РАН
109240, г. Москва, ул. Гончарная, д. 12, стр. 1

Информацию о «Философском журнале» см. на сайте журнала: https://pj.iph.ras.ru

Памятка для авторов

  • Автор гарантирует, что текст не был опубликован ранее и не сдан в дру­гое издание. Ссылка на «Философский журнал» при использовании мате­риалов статьи в последующих публикациях обязательна. Автор берет на себя ответственность за точность цитирования, правильность библио­графических описаний, транскрибирование имен и названий.

  • Языки публикаций: русский, английский, французский и немецкий. При этом к публикации не принимаются статьи и рецензии, написанные на иностранных языках русскоязычными авторами.

  • Рукописи принимаются в электронном виде в формате MS Word по адре­су электронной почты редакции: philosjournal@iph.ras.ru

  • Объем статьи – от 0,7 до 1,2 а.л., включая ссылки, примечания, список литературы, аннотацию. Рецензия – до 0,8 а.л. Для рецензии также требу­ется аннотация.

  • Шрифт: «Times New Roman»; размер шрифта – 12; сноски – 10; между­строчный интервал – 1,5; абзацный отступ – 0,9; выравнивание – по лево­му краю, поля: 2,5 см со всех сторон.

  • Примечания и библиографические ссылки оформляются как постранич­ные сноски со сквозной нумерацией.

  • Тексты на древних и восточных языках должны быть набраны в кодиров­ке Unicode.

  • Помимо основного текста, рукопись должна включать в себя следующие обязательные элементы на русском и английском языках:

    1. Сведения об авторе(ах):

      • фамилия, имя и отчество автора;

      • ученая степень, ученое звание (только на русском языке);

      • место работы;

      • полный адрес места работы (включая индекс, страну, город);

      • адрес электронной почты автора.

    2. Название статьи;

    3. Аннотация (от 200 до 250 слов);

    4. Ключевые слова (до 10 слов и словосочетаний);

    5. Список литературы.

  • Рукописи на русском языке должны содержать два варианта представле­ния списка литературы:

  • Список, озаглавленный «Список литературы» и выполненный в со­ответствии с требованиями ГОСТа. В начале списка в алфавитном порядке указываются источники на русском языке, затем – источники на иностран­ных языках;

  • Список, озаглавленный «References»и выполненный в соответствии с требованиями международных библиографических баз данных (Scopus и др.). Все библиографические ссылки на русскоязычные источники приво­дятся в латинском алфавите по следующей схеме:

  • автор (транслитерация);

  • заглавие статьи (транслитерация);

  • [перевод заглавия статьи на английский язык в квадратных скобках];

  • название русскоязычного источника (транслитерация);

  • [перевод названия источника на английский язык в квадратных скобках];

  • выходные данные на английском языке.

  • Для транслитерации русскоязычных источников нужно использовать сайт https://translit.ru/ru/bsi/, в графе «варианты перевода» выбрать вариант «BSI».
    После блока русскоязычных источников указываются источники на ино­странных языках, оформленные в соответствии с требованиями междуна­родных библиографических баз данных.

    Если список литературы состоит исключительно из источников на ино­странных языках, «Список литературы» и «References» объединяются: «Список литературы / References». Список оформляется в соответствии с требованиями международных библиографических баз данных и поме­щается в конце рукописи.

  • Порядок расположения обязательных элементов: в начале рукописи рас­полагается русскоязычный блок (инициалы и фамилия автора, название статьи, сведения об авторе, аннотация, ключевые слова, текст статьи, «Список литературы»); в конце рукописи располагается англоязычный блок (название статьи, инициалы и фамилия автора, сведения об авторе, аннотация, ключевые слова, «References»).

  • Более подробные рекомендации и примеры оформления текста, аннота­ций, списков литературы и проч. содержатся в «Правилах оформления ру­кописей» на сайте журнала по адресу: https://pj.iph.ras.ru/index.php/ph_j/​guide

  • Редакция принимает решение о публикации текста в соответствии с ре­шениями редколлегии, главного редактора и оценкой экспертов. Решение о публикации принимается в течение двух месяцев с момента предостав­ления рукописи (в исключительных случаях срок рассмотрения материа­ла может быть продлен).

  • Плата за опубликование рукописей не взимается. Гонорары авторам не вы­плачиваются.

  • Рисунки и формулы должны быть продублированы в графическом режи­ме и записаны отдельным файлом. Тексты, содержащие специфические символы и неевропейские шрифты, должны быть продублированы в фор­мате pdf.

  • Адрес редакции: Российская Федерация, 109240, г. Москва, ул. Гончар­ная, д. 12, стр. 1, оф. 612. Тел.: +7 (495) 697-66-01; e-mail: philosjournal@
    iph.ras.ru; сайт: https
    ://pj.iph.ras.ru

Подписка на «Философский журнал» открыта в отделениях связи России.
Подписной индекс 41951 Объединенного каталога «Пресса России»
или по Интернет-каталогу: http://www.arpk.org/magaz.php?in=41951



Другие статьи автора: Павлов Алексей

Архив журнала
№3, 2020№2, 2020№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№4, 2016№2, 2016№3, 2016№1, 2016№4, 2015№3, 2015№2, 2014№1, 2015№2, 2015№1, 2014№2, 2013№1, 2013№2, 2012№1, 2012№2, 2011№1, 2011№2, 2010№1, 2010№2, 2009№1, 2009№1, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба