Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Философский журнал » фы№3, 2021

Вадим Подольский
Философия социальной политики в немецком консерватизме XIX века

Подольский Вадим Андреевич – кандидат политических наук, научный сотрудник сектора ис­тории политической философии. Институт философии РАН. Российская Федерация, 109240, г. Москва, ул. Гончарная, д. 12, стр. 1; e-mail: deomniscibili@yandex.ru

В статье раскрывается подход немецких консерваторов XIX в. к социальной поли­тике. Исследованы работы Карла фон Галлера, Адама Мюллера, Вильгельма фон Кеттелера и Карла фон Фогельзанга, философские предпосылки их взглядов и зна­чение размышлений указанных авторов в интеллектуальной истории Германии. Ав­тор статьи акцентирует внимание на консервативной критике капитализма и социа­лизма указанными авторами, а также на идее «устойчивого развития», т.е. такого подхода к экономике, в котором в качестве главной цели выступает не рост произ­водства, но поддержание приемлемого уровня благосостояния. Рассмотрены идеи корпоративной организации общества, которая позволила бы восстановить гармо­нию средневековых социальных, политических и экономических отношений. Автор анализирует идеологию аристократического патернализма, еефилософские и рели­гиозные основания, установку на сохранение общественного мира и заботу о нуж­дах населения; приводит рассуждения консервативных мыслителей о нематериаль­ных ценностях общественной жизни, которые служат основанием для социальной политики, таких как уважение к традиции, ответственность, служение, доверие, справедливость, умеренность, религиозность. Становление немецкого консерватиз­ма сопоставлено с отечественной политической философией. Рассматривается так­же роль научной и публичной деятельности немецких консерваторов в принятии социального законодательства в Германии и Австрии.

Ключевые слова: Германия, консерватизм, социальная политика, Карл фон Галлер, Адам Мюллер, Вильгельм фон Кеттелер, Карл фон Фогельзанг

Для цитирования: Подольский В.А. Философия социальной политики в немецком консерватизме XIX века // Философский журнал / Philosophy Journal. 2021. Т. 14. № 3. С. 6581.

Введение

В настоящей статье рассматривается отношение четырех представите­лей немецкой консервативной мысли к социальной политике. Это швейцар­ский дипломат Карл Людвиг фон Галлер (1768–1854), немецкий публицист Адам Генрих Мюллер (1779–1829), епископ Майнца Вильгельм Эммануэль

66

История философии

Фрайхерр, барон фон Кеттелер (1811–1877), а также австрийский журна­лист Карл Фрайхерр фон Фогельзанг (1818–1890). Выбраны четыре автора, которые наиболее ярко отражают отношение немецких консерваторов к со­циальной политике, они представляют не только все три германоязычных государства – Германию, Австрию и Швейцарию, – но и почти весь XIXв. Анализируются политико-философские взгляды и рассуждения авторов о про­блемах и необходимых мерах в сфере социальной политики.

Для российской философской и исторической науки изучение немецкого консерватизма имеет особое значение, поскольку философская методология, важнейшие категории и установки отечественного и немецкого консерва­тизма восходят к одному источнику, а именно к немецкому романтизму и, в первую очередь, к идеям Ф. Шеллинга. Свои рассуждения о государстве как органической сущности, о взаимодействии веры и разума, о соработни­честве государства и религии, об опоре на традицию, а также о единстве и борьбе противоположностей он высказывал в лекциях и суммировал в тру­де «Философское исследование природы человеческой свободы» (1809). Эти идеи были восприняты немецкими консерваторами в годы после француз­ской революции, а потом были переняты в России славянофилами, А.С. Хо­мяковым и И.В. Киреевским, указывает М.А. Маслин1. Консервативный пуб­лицист и поэт Ф.И. Тютчев был знаком не только с Ф. Шеллингом, но и с немецким консервативным философом Ф. Баадером2. И.А. Есаулов обра­щает внимание на то, что в немецком романтизме целое телеологически предшествует частям, а иерархически выше их3. Восприятие общества как органического целого у Шеллинга повлияло на концептуализацию собор­ности Хомяковым и, впоследствии, учение о всеединстве Л.П. Карсавина. В контексте социальной политики эта идея отсылает к достижению меж­классового мира через согласование интересов, а также ответственное прав­ление элит, проявляющееся, в первую очередь, через образование и воспита­ние. В.И. Шамшурин обращает внимание на то, что именно немецкие романтики в начале XIX в. употребляли латинский термин «культура» для обозначения «взращивания», облагораживания человеческих качеств4. Идея образования, в том числе как распространения культуры, – ключевая в рас­суждениях консервативных политиков. Единое пространство культуры и це­лостность дораскольного вероисповедания, по замечанию М.Н. Громова, сла­вянофилы воспринимали как воплощение соборности в Московской Руси5. Немецкие консерваторы считали необходимым объединение Германии, а со­циальная политика стала одним из элементов этого процесса. Монархиче­ский консерватизм Л. фон Штейна повлиял на взгляды отечественного тео­ретика социальной политики и монархиста Л.А. Тихомирова. Громов указывает на симпатии славянофилов к древним традициям – традиции так­же служили точкой отсчета для немецких консерваторов – и на уважение


1 История русской философии / Под ред. М.А. Маслина и др. М., 2001. С. 131.

2 Перевезенцев С.В., Ширинянц А.А. В поисках самобытности. Об истоках отечественного национал-консервативного дискурса // Тетради по консерватизму. 2017. № 3. С. 64.

3 Есаулов И.А. Категория целостности в классической немецкой эстетике // Целостность и внутренняя организация в произведениях зарубежной и советской литературы. Межву­зовский научно-тематический сборник. Махачкала, 1992. С. 10–11.

4 Шамшурин В.И. Консерватизм и свобода. Краснодар, 2003. С. 32.

5 История философии / Под ред. М.Н. Громова. М., 1999. С. 125–132.

В.А. Подольский. Философия социальной политики…

67

славянофилов к английской политической системе, которую немецкие кон­серваторы воспринимали как образец для подражания.

Между отечественной и немецкой консервативными традициями иногда возникали существенные расхождения, в том числе и в сфере социальной политики. Славянофилы, применяя ряд философских идей Шеллинга, не мог­ли согласиться с его религиозными выводами и постепенно, как Ю.Ф. Са­марин, отдалялись от немецкой мысли, отмечает В.В. Сербиненко6. Так, критика аристократии у Самарина противоречила немецкой традиции и впо­следствии была воспроизведена в радикальном виде в «Народной монархии» И.Л. Солоневича. Общее сравнение немецкого и российского консерватизма производит Г.И. Мусихин в своей докторской диссертации7. Он рассуждает о рационализме И. Канта в Германии и М.М. Сперанского в России и роман­тизме консерваторов в Германии и славянофилов в России в контексте мо­дернизации двух государств. На чрезвычайно важную особенность консерва­тизма в модернизационном дискурсе указывает К. Мангейм, отмечавший тождество в восприятии социальных проблем социализмом и консерватиз­мом8. Эта особенность проявляется и в немецкой, и в российской мысли, на­пример, А.П. Козырев пишет, что социалистические идеи С.Н. Булгакова сформировались под влиянием романтизма и не вступали в противоречие с его монархическими убеждениями9.

В вопросах социальной политики рационалистический и романтиче­ский подходы, несмотря на значительное различие между исходными по­стулатами, приходят к схожим решениям. Консервативный канцлер О. фон Бисмарк в Германии в 1880-е, следуя за рассуждениями католиков-консерва­торов об ответственности аристократии и солидарности корпораций, прини­мает серию социальных законов. В 1910-е либеральный премьер-министр Д. Ллойд-Джордж в Британии создает систему социальной политики, при­няв решение в духе социального либерализма Т.Х. Грина. В «Либеральном законодательстве и свободе договора» (1880) Грин писал, что государство обязано гарантировать базовое благосостояние граждан, чтобы они имели возможность пользоваться своей свободой. Эта идея, в свою очередь, опира­ется на утилитаристскую философию целесообразности Д.С. Милля, выра­женную, в частности, в «Запросах трудящихся» (1845), где он размышлял об обязанности государства создавать равные условия для граждан.

Немецкая консервативная традиция сопоставима с британской и амери­канской по своему развитию и разнообразию, но при этом в англо- и русско­язычных источниках исследована значительно меньше. Хотя труды фон Гал­лера активно обсуждали известные современники, например, его критиковал Г.Ф. Гегель в «Философии права» (параграфы 219, 258), ни на русском, ни на английском языках не существует книг, целиком посвященных Галле­ру, а статей опубликовано лишь две – «Немецкие романтики и доктрина ре­ставрации фон Галлера» Г. Лиедке (1958, США) и «Критика либерального мира у Карла фон Галлера» Б. Капосси (2017, Швейцария). Крупнейшие
работы о Галлере на немецком – труды немецкого исследователя Э. Рейнхарда


6 Сербиненко В.В. Русская философия. Курс лекций. М., 2006. С. 54–83.

7 Мусихин Г.И. Власть перед вызовом модернизации: сравнительный анализ российского и немецкого опыта конца XVIII – начала XX веков.: Дисс. … д. полит. н. М., 2004.

8 Мангейм К. Консервативная мысль // Социологические исследования. 1993. № 1. С. 126–138.

9 Козырев А.П. Историческое время идет в метрополии // Трибуна русской мысли. 2007. № 7. С. 171179.

68

История философии

(1915, 1933) и швейцарцев К. Гуггисберга (1938) и Р. Реггана (1999). Самое новое исследование – книга Ш.-Ф. Дижона де Монтетона из Гейдельберг­ского университета, сравнивающая критику общественного договора у фон Галлера и де Местра (2007). Наиболее подробная биография Мюллера со­ставлена австрийским социологом Я. Баксой (1929, 1966), самое современ­ное исследование – экономическая работа В. Козика из Венского универси­тета экономики и бизнеса (2018). На английском языке Мюллер изучался чрезвычайно мало, может быть упомянута диссертация Д. Грина из Кем­бриджа о Берке (2017), в которой ему посвящена глава. На русский язык
переведены несколько глав из его работ в приложении к «Политической ро­мантике» К. Шмитта. Биографии и описания социальных идей Кеттелера составлены священниками К. Котом в Германии (1912) и Д.Д. Ло в США (1912), немецкими богословом Г.-И. Гроссе Крахтом (2011) и кардиналом К. Леманом (2013). Работы о жизни, учении о христианской социальной справедливости и идеологии феодализма Фогельзанга писали только ав­стрийские исследователи: философ А. Орел (1922), юрист В. фон Клопп (1938), историки К. Альмайер-Бек (1952) и Э.И. Герлих (1968), профессор философии из университета Вены Э. Бадер (1990).

Защита частной инициативы в социальной политике
у Карла фон Галлера

Карл Людвиг фон Галлер преподавал право в Бернском университете и издавал книги с защитой феодальной политической системы и критикой де­мократии10: «Руководство по общим политическим исследованиям, об об­щем праве и об общем юридическом рассуждении, соответствующем законам природы» (1808), «Политическая религия, или Библейское учение о госу­дарствах» (1811), «Каковы отношения подданных?» (1814), «Об учрежде­нии испанских кортесов» (1820). В течение двадцати лет он писал свой ос­новной шеститомный труд «Восстановление науки о государстве, или Теория естественного общественного государства, противопоставленная хи­мере искусственного буржуазного государства» (1814–1834). Из-за критики конституционализма, демократии и теории общественного договора эта ра­бота была воспринята крайне негативно, и в 1817 г. ее даже сжигали в немецком Вартбурге. В 1820 г. фон Галлер перешел в католичество, был вынужден оставить кафедру11.

В литературе обычно указывается, что теория естественного права фон Галлера фактически обосновывает право сильного12. Но концепция Галлера сложнее, он считал деспотию и произвол неприемлемыми и выражал идею полновластия в первую очередь в терминах естественных неравенства, спра­ведливости и ответственности, из которых происходит необходимость орга­низации социальной политики. Американский исследователь Г. Лиедке отме­чает, что, хотя Галлер выстроил свою философию на критике Просвещения, сам он оставался просвещенческим мыслителем. Если природные права фундаментально равны, писал Галлер, то собственность и приобретенные


10 Schlager P. Karl Ludwig von Haller // Catholic Encyclopedia. Vol. 7. N.Y., 1913. P. 119–120.

11 Liedke H.R. The German Romanticists and Karl Ludwig von Haller’s Doctrines of European Restoration // The Journal of English and Germanic Philology. 1958. Vol. 57. No. 3. P. 373–374.

12 Ibid. P. 377.

В.А. Подольский. Философия социальной политики…

69

права и обязанности отличаются для каждого индивида, поскольку у всех разные таланты, все по-разному распоряжаются своей свободой. Это много­образие естественных и приобретенных сил было установлено божествен­ной мудростью, чтобы люди могли жить вместе и приносить друг другу пользу13. Сильный имеет преимущество в любых соглашениях, даже наибо­лее свободных, но правление государя возможно лишь благодаря помощи других людей14. По мнению Галлера, суверен мог принимать любые законы и распределять любые милости, но приняв их, он не мог их не исполнять, не мог не платить по долгам, не мог постоянно принуждать подчиненных или совершать произвол, иначе он утратил бы доверие и потерял власть15. Галлер указывал на религию как важнейшее ограничение для решений госу­дарей, она обязывает нас, писал он, соблюдать договоренности и обязатель­ства из уважения к божественному праву16. Религиозные обеты королей при коронации, отмечал он, сделали больше для защиты от тирании, чем кон­ституции, которые просто исчезали по воле деспотов: так, английские сво­боды обеспечены без конституции.

Галлер говорил о помощи нуждающимся в категориях исполнения ре­лигиозных обязанностей и максимы «благородство обязывает». Верховный Владыка наложил на людей обязательства не только справедливости, но так­же милосердия и благотворительности, рассуждал Галлер. Для властителей недостаточно, чтобы их власть не причиняла вреда, она должна также быть полезной, и, поскольку они могут сделать больше добра, чем другие люди, они более строго связаны этим обязательством17.

Государь может для роста общего счастья строить дороги и каналы для развития промышленности и сельского хозяйства, лаборатории, музеи и биб­лиотеки для продвижения наук и искусства, академии и школы для обуче­ния молодежи, больницы, приюты и работные дома для помощи бедным и сиротам, убежден Галлер18. При этом основную роль в сфере социальной политики Галлер возлагал на местные власти и частный интерес: государь должен гарантировать соблюдение прав, справедливый суд, разрешение конфликтов, защиту подданных от греха, а рост благосостояния и просве­щенности народа станут естественным последствием мудрого правления19. Если суверену доверить все благотворительные и общественно-полезные учреждения, писал он, их существование всегда будет неустойчивым из-за того, что войны и изменения доктрин могут сократить отведенное на них финансирование. Если, напротив, учреждения снабжены капиталом и на­дежными активами или если они принадлежат только провинциям, городам или муниципалитетам, они выживают20. Мы видим, писал Галлер, как во многих странах такие учреждения создают и содержат корпорации и го­рода. Только в Лондоне – восемьдесят организаций, которые предоставляют помощь нуждающимся и университетам. Галлер утверждал, что государству не следовало устанавливать взносы на содержание этих организаций во из­бежание ошибок и вреда. Галлер указывал, что его современники, которые


13 Haller de C.L.D. Ristaurazione della Scienza Politica. Vol. 1. Napoli, 1850. P. 377.

14 Ibid. P. 380.

15 Ibid. P. 365.

16 Ibid. P. 362.

17 Ibid. P. 348.

18 Ibid. P. 349.

19 Ibid. P. 371.

20 Ibid. P. 353–354.

70

История философии

постоянно говорили о народе, но хотели, чтобы всё было сделано государ­ством, не думали о том, что, не разрешая народу ничего делать, они уничто­жали его, лишая его чести и свободы. Нельзя ограбить одних, чтобы обога­тить других. Всегда лучше дождаться учреждения благотворительных организаций по спонтанному движению человеческого сердца и при влия­нии церкви.

С точки зрения Галлера, лучшими учреждениями, созданными для об­щественной пользы – религиозной, научной, для обучения молодежи, для ухода за бедными, больными, пожилыми, защите их от зла, люди обязаны вселенской христианской церкви, религиозному обществу, порожденному несравненной любовью. Оно возвело руками верных учеников по всей Ев­ропе и другим землям учреждения для прославления создателя, законодате­ля и хранителя мира, в первую очередь, образовательные, такие как христи­анские школы, колледжи, академии, университеты. Оно построило много больниц, детских садов, приютов, щедро снабжало все учреждения сред­ствами и принимало законы для выполнения ими их целей. Философия и мудрость века сего не произвела ни единого учреждения, сопоставимого с приютом Святого Бернара, отмечал Галлер21.

Хотя фон Галлер известен сравнительно мало, его уважение к традиции, защита религии и критика демократии сыграли заметную роль в становле­нии немецкого консерватизма. Позиция Галлера в вопросах социальной по­литики – идея свободной инициативы частного интереса и организации по­мощи местными властями – ближе к идеям американских консерваторов, чем к немецкому и австрийскому корпоративизму.

Феодальная модель «устойчивого развития»
как средство решения социальных проблем по Адаму Мюллеру

Труды фон Галлера высоко оценивал прусский и австрийский мысли­тель, педагог, публицист и государственный деятель Адам Мюллер. Мюллер написал ряд философских сочинений, а также такие работы, как «Об идее государства» (1809), «Элементы науки об управлении» (1809), «Теория госу­дарственного бюджета» (1812), «Попытка создания новой теории денег» (1816), «О необходимости теологического обоснования для всей политиче­ской науки» (1819).

В своем первом эссе, «О философском проекте г-на Фихте, озаглавлен­ном: “Закрытое коммерческое государство”» (1801), Мюллер заложил осно­вания для развития своей философии, полемизируя с экономическими и по­литическими установками И. Фихте22. Он не соглашался с идеей Фихте о возврате Европы в докоммерческую эру23 и категорически возражал про­тив прочтения идеализма Канта у Фихте как морального субъективизма. Мюллер опирался на Э. Берка, чьи «Размышления о революции во Фран­ции» перевел на немецкий язык друг Мюллера, консервативный публицист Фридрих Генц, и указывал на политическую опасность солипсизма, ниги‐


21 Haller de C.L.D. Ristaurazione della Scienza Politica. Vol. 1. P. 352.

22 Dethlefs S. Müller Ritter von Nitterdorf, Adam // Neue Deutsche Biographie. Bd. 18. Berlin, 1997. S. 338–341.

23 Green J.A. Edmund Burke’s German Readers at the End of Enlightenment, 1790–1815. Diss. Cambridge, 2017. P. 176.

В.А. Подольский. Философия социальной политики…

71

лизма и релятивизма. Либеральный отказ от признания внешних для суве­ренной личности оснований моральной, политической или религиозной власти, согласно Мюллеру, отделял категории нравственности и справедли­вости от природы, истории, Бога и отрезал Европу от традиций, обычаев и веры, монархии, аристократии, которые в прошлом упорядочивали жизнь и давали ей смысл, делали возможным общежитие24. Мюллер отмечал, что революционеры заведомо не могли найти «архимедов рычаг» вне истории и нравственного наследия прошлого для создания теории политики25.

Восприятие государства как органического целого он выстраивал, опи­раясь на размышления Шеллинга о борьбе противоположностей; Мюллер изучал их в своей работе «Противоположности» (1804), а затем перевел свои рассуждения в политическую плоскость в «Элементах науки об управле­нии»26. Единство и противодействие общественных сил гарантируют жизне­способность и развитие общества, но не ставят под угрозу его существова­ние, поскольку здоровое общество – это, фактически, большая семья, из чего следует принцип ответственности, выраженный в социальной политике.

Мюллер критиковал laissez-faire и считал коммерческое сообщество Адама Смита нежизнеспособным. Он писал, что нерегулируемый рынок, индивидуализм и конкуренция разрушали общество, были источником свое­волия, которое вело к распространению иррелигиозности, подрывали мест­ные сообщества, ослабляли мораль, власть традиций и постоянства старых институтов – аристократии и церкви27.

Мюллер различал «бедных в доиндустриальном сообществе» и «бед­ных от промышленности»28, рассуждая о возникшем из-за неограничен­ного капитализма и промышленной революции разрыве между классами за несколько десятилетий до того, как эту проблему выразил Т. Карлейль. Мюллер говорил о последствиях несправедливого распределения продук­ции: если французская знать выжимала из экономики деньги на роскошь и разорила страну, то англичане производили товары для среднего класса, поэтому преуспели29. Любовь к труду создавала страны, тяга к наживе уничтожает народы, отмечал Мюллер30. Он утверждал, что свобода вы­бора на нерегулируемом рынке пуста, поскольку вне контекста морали она означала лишь рабство стяжанию и превращала человека в вещь31. По мнению Мюллера, политэкономия не могла описать ценность немате­риального, не понимала значение духовного капитала в экономике, т.е. до­верия, свободы, солидарности. Условия для согласия сословий и подлин­ной свободы Мюллер видел в создании «христианской экономики», которая сочетала бы динамизм частной собственности и постоянство эти­ческих и социальных границ феодального права, защитила бы общество


24 Green J.A. Edmund Burke’s German Readers at the End of Enlightenment, 1790–1815. P. 16.

25 IbidP. 29.

26 Dethlefs S. Op. cit. S. 338–341.

27 Green J.A. Op. citP. 178.

28 Hogan W.EThe Development of Bishop Wilhelm Emmanuel von Ketteler’s Interpretation of the social Problem. Diss. Washington, 1946. P. 3.

29 Muller A.H. Die Elemente der Staatskunst. Bd. 3. Berlin, 1922. S. 130.

30 Muller A.H. Von der Notwendigkeit einer theologischen Grundlage der gesamten Staatswis­senschaften und der Staatswirtschaft insbesondere. Leipzig, 1819. S. 54.

31 Ibid. S. 59.

72

История философии

и его духовное наследие от морального релятивизма революции и либе­рального солипсизма32.

Наряду с Эрнстом Морицем Арндтом Мюллер был одним из основопо­ложников политического описания немецкой нации. Он сетовал о распаде тысячелетней Священной Римской империи, крушении феодального поряд­ка и христианского мировоззрения во Франции33. Мюллер принес в Герма­нию «Гений христианства» Рене Шатобриана, книгу об организующей роли церкви. По его мнению, возвращение индивидов и государств как коллек­тивных целостных личностей ко Христу – первый шаг для решении соци­ального вопроса34, преодоления языческой политики революций35, и этот шаг к возрождению христианской Европы должны были сделать немецкие государства как защитники и хранители морали и духовности средних ве­ков36. Мюллер перешел в католицизм в 1805 г., в 1819-м сумел обратить в католицизм главу немецкой земли Анхальт37. В 1808 г. в католицизм пере­шел Фридрих Шлегель, с которым Мюллер сотрудничал. Теория Мюллера повлияла на создание социальной и политической доктрины католической церкви. Мюллер запустил движение, последствием которого стала политика Бисмарка по объединению страны38.

Убежденность Мюллера в том, что исторически сложившийся поря­док, солидарность сословий не должны быть разрушены ради материаль­ного экономического развития, привлекла внимание японского исследова­теля Тецуши Харады. В книге «Политическая и экономическая теория Адама Мюллера» (2004) он обсуждает критику Мюллером авторитарно-центра­листских реформ Штейна и Харденберга, которые проложили путь инду­стриализации и капиталистической модернизации Пруссии в начале XIX в. По мнению Харады, Мюллер предвосхитил концепцию «устойчивого раз­вития» и его идеи чрезвычайно злободневны в XXI в. в контексте экологи­ческих вызовов.

Вклад Мюллера в теорию социальной политики – размышления о вос­становлении предсказуемой и постоянной системы корпораций, при кото­рой в экономике не будет «лишних» людей, и о сословном мире в органиче­ском и целостном государстве, объединенном религиозным служением аристократии. Мюллер реализовывал свои идеи на практике: при его уча­стии в 1819 г. в Вене был открыт первый в Австрии сберегательный банк для взаимопомощи пролетариата39.

Социальная доктрина католической церкви,
разработанная Вильгельмом фон Кеттелером

Уважение Мюллера к органической структуре средневековых организа­ций Германии послужило основанием для развития социальных идей барона


32 Green J.A. Op. cit. P. 211–212.

33 Ibid. P. 29.

34 Muller A.H. Die Elemente der Staatskunst. Bd. 3. S. 234.

35 Green J.A. Op. cit. P. 175.

36 Meinecke F. Cosmopolitanism and the national state. Princeton, 1970. P. 115.

37 Dethlefs S. Op. cit. S. 338–341.

38 Green J.A. Op. cit. P. 29.

39 Hogan W.EOp. cit. P. 4.

В.А. Подольский. Философия социальной политики…

73

Вильгельма фон Кеттелера40. Под влиянием немецкого мыслителя Йозефа Герреса, перешедшего от поддержки французской революции к консерва­тивным взглядам, фон Кеттелер стал священником41. Он смог избраться во Франкфуртское национальное собрание в 1848 г., но проработал недолго и вышел в отставку42, стал настоятелем одной из церквей в Берлине, а затем епископом Майнца, учредил благотворительный орден «Сёстры промыс­ла43». В 1871-м он стал депутатом рейхстага объединенной империи от ка­толической партии «Центр», но вскоре отказался от мандата, разочаровав­шись в том, что Германия не получила христианскую конституцию44.

Фон Кеттелер чрезвычайно внимательно следил за интеллектуальным пространством первой половины XIX в. и изучил идеи множества авторов. Он учился у известного правоведа Ф.К. фон Савиньи. Читал газету «Като­лик», редактором которой был Й. Геррес, где фабричная система критикова­лась за то, что с людьми обращались хуже, чем с машинами45, был знаком с работами философа Ф. фон Баадера и его ученика, Ф.И. фон Бусса, автора фабричного закона 1837 г. в Бадене. Вслед за Баадером Кеттелер писал, что священники должны защищать пролетариат в законодательных собраниях, а вслед за Буссом – что священники должны были возглавлять ассоциации взаимопомощи рабочих, чтобы вернуть рабочих в церковь и защитить их от худших проявлений неограниченной конкуренции46. Баадер, как и Ф. Шле­гель, рассуждал о том, что каждая атака либерализма на корпорации со­провождалась атакой на христианство и вела общество обратно к древним дням деспотии и рабства. Кеттелер использовал идеи Баадера, когда защи­щал собственность как божественное установление и указывал, что права собственности нельзя подчинять правам человека, т.е. отнимать собствен­ность у одного, чтобы поддержать другого47. Важнейшие книги фон Кет­телера – «Свобода, власть и церковь. Обсуждение великих проблем со­временности» (1862) и «Рабочий вопрос и христианство» (1864), которая представляет собой христианское прочтение идей основоположника соци­ал-демократии Ф. Лассаля48.

Кеттелер был одним из немногих, кто предсказал возможный вред от «Манифеста коммунистической партии», выпущенного в 1848 г.49 Радика­лы, по его мнению, призывали к революции, чтобы скрыть отсутствие кон­структивной повестки. Кеттелер считал, что социальная проблема – это во­прос не только еды, но и сердец и душ, что массовая бедность – это моральная болезнь50. Кеттелер критиковал либеральную идею «каждый сам за себя», предлагая действовать по принципу «все за всех51». По мнению Кеттелера, ли­берализм делал рабочих беззащитными перед капиталистом-эгоистом, ли‐


40 Hogan W.EOp. cit. P. 4.

41 Ibid. P. 21–26.

42 Ibid. P. 34.

43 Ibid. P. 48.

44 Ibid. P. 188–190.

45 Ibid. P. 15.

46 Ibid. P. 5–12.

47 Ibid. P. 57.

48 Ibid. P. 103–105.

49 Ibid. P. 19.

50 Ketteler W.E. Die Arbeiterbewegung und ihr Streben im Verhältnis zu Religion und Sittlichkeit. Mainz, 1869. S. 149.

51 Ketteler W.E. Freihert, Autoritat und Kirche. Mainz, 1862. S. 64.

74

История философии

шал их свободы и отталкивал от церкви52, а социализм он считал прямым на­следником либерализма53. По его мнению, церковь не должна была позволить, чтобы рабочие попали в руки партий, враждебных христианству. Только цер­ковь могла помочь рабочим воспитать в себе привычки бережливости и уме­ренности54. Кеттелер считал, что церковь должна восстановить социальный порядок, умножая число обществ, собиравших средства для бедных55. Предла­гал использовать традиционно немецкое решение и приводил в пример города южной Германии, где фонды помощи содержали больницы, школы и церкви56, рекомендовал создавать приюты для нетрудоспособных57.

Кеттелер обращал внимание на то, что до христианства в мире не было организаций для помощи бедным58. Он призывал к учреждению христиан­ских ассоциаций для взаимопомощи рабочих59, восстановлению гильдий и поддержке семьи как естественного защитника нравственности60. Кетте­лер противопоставлял конкуренцию современного государства, которая раз­рушала контакт и мир между работниками и работодателями, и кооперацию Средневековья, когда радость совместного труда защищала от рабства61. Го­ворил, что физиократы, борясь с гильдиями ради «естественного порядка» создали порядок искусственный, а естественный порядок воплощали сво­бодные гильдии древности62.

Кеттелер критиковал централизацию и усиление государства, абсолю­тизм и произвол63. До 1870-х возражал против организации государствен­ной помощи нуждающимся64. Он считал, что повышение налогов могло продолжаться постоянно, пока низшие классы под воздействием демагогов не разорили бы всю собственность65. Но, видя распространение социал-де­мократии, Кеттелер стал поддерживать законодательное регулирование по­ложения рабочих и постепенно пришел к идее государственной помощи, сотрудничества церкви и государства66. Он требовал предоставлять рабочим выходной по воскресеньям; выступал за запрет детского труда из-за вреда телу и душе, в то же время замечая, что исключение детей и их матерей с рынка труда повысило бы спрос на рабочие руки и увеличило бы зарпла­ты67. Кеттелер призывал ограничить рабочее время и назначить фабричных инспекторов68.


52 Ketteler W.E. Die Arbeitenfrage und das Christentum. Mainz, 1864. S. 31–32.

53 Ketteler W.E. Liberalismus, Sozialismus und Christentum // Christlich-Sociale Blatter. 1862. No. 13. S. 173–174.

54 Hogan W.EOp. cit. P. 162.

55 Ketteler W.E. Die Arbeitenfrage und das Christentum. S. 116.

56 Ibid. S. 66.

57 Hogan W.E. OpcitP. 164.

58 Ketteler W.E. Die Arbeitenfrage und das Christentum. S. 11.

59 Ibid. S. 106.

60 Hogan W.E. OpcitP. 133.

61 Ketteler W.E. Die Arbeitenfrage und das Christentum. S. 91.

62 Ketteler W.E. Die Katholiken im Deutschen Reich. Entwurf zu einem politischen Programm. Mainz, 1873. S. 79.

63 Ketteler W.E. Freihert, Autoritat und Kirche. S. 119.

64 Ketteler W.E. Die Arbeitenfrage und das Christentum. S. 31–32.

65 Ibid. S. 62.

66 Ketteler W.E. Die Katholiken im Deutschen Reich. S. 120.

67 Ketteler W.E. Die Arbeitenfrage und das Christentum. S. 13–15.

68 Ketteler W.E. Die Katholiken im Deutschen Reich. S. 94.

В.А. Подольский. Философия социальной политики…

75

Выступления, встречи, переписка и книги Кеттелера оказали большое влияние на формирование социальной политики в Германии в конце XIX в. В 1877 г. партия «Центр» внесла предложение о законодательной защите промышленных рабочих, которое было сформировано под влиянием Кетте­лера. С 1878 г. Бисмарк стал проявлять интерес к социальной политике и, чтобы не дать сформироваться альянсу между социалистами и католиками, прекратил «культурную войну» против католической церкви. В 1883 г. в Гер­мании был издан закон о страховании от несчастных случаев. В 1887 г. были введены ограничения на труд женщин и детей, а также гарантирован выходной в воскресенье. В 1889 г. был принят закон о пенсии по старости69.

Идеи Кеттелера – забота о бедных, благотворительность, запрет детско­го труда, воскресный отдых, ассоциации рабочих, зарплата, достаточная не только для работника, но и для его семьи, – стали основой для энциклики «О новых делах» (1891) папы Льва XIII, первого систематического докумен­та католической церкви в области социальной политики70.

Организация социальной политики в корпоративном обществе
по Карлу фон Фогельзангу

Другим важным автором, повлиявшим на энциклику «О новых делах», стал Карл фон Фогельзанг, дворянин из Пруссии. Он познакомился с епи­скопом фон Кеттелером и перешел в католичество в 1850 г., из-за этого фон Фогельзанг сложил полномочия депутата парламента протестантского Мек­ленбурга и переехал в Австрию. Он основал «Австрийский ежемесячный журнал социальной науки, экономических и иных вопросов71». Идеи в ос­новном публиковал в статьях. Написал такие работы, как «Крестьянское движение в австрийских Альпах» (1881), «Конкуренция в промышленно­сти» (1883), «Процент и ростовщичество» (1884), трехтомное «Материаль­ное положение рабочего класса в Австрии» (1884).

Карл фон Фогельзанг еще в юные годы перенял модель патерналист­ской заботы, защиты крестьян от нищеты, от своего дяди, лейтенант-пол­ковника Густава фон Фогельзанга, справедливого и популярного землевла­дельца. Также на социально-политические взгляды Фогельзанга повлиял пример ответственности его друга, Эмиля фон Булова, священника из знат­ного рода. Фон Булов проявлял к крестьянам, жившим в его поместье, вни­мание и отеческую заботу, за что его критиковали многие его товарищи, ко­торые боялись, что такое отношение вызовет зависть их подданных72.

Социальная теория Фогельзанга опирается на идею обязательств выс­шего класса перед низшими. Аристократия как класс ответственных руково­дителей должна защищать подданных в духе христианского милосердия73. В своей апологетике феодализма Фогельзанг ссылается на Мюллера74. Для Фогельзанга утрата авторитарной патриархальной власти, австрийской


69 Hogan W.E. Op. cit. P. 210–214.

70 Ibid. P. 238–246.

71 Church and society. Catholic social and political thoughts and movements 1789–1950. N.Y., 1953. P. 418.

72 Zelinka I. Der autoritäre Sozialstaat: Machtgewinn durch Mitgefühl in der Genese staatlicher Fürsorge. Münster, 2005. S. 310–311.

73 Ibid. S. 306.

74 Die sozialen Lehren des Freiherrn Karl von Vogelsang. Grundzüge einer christlichen Gesell­schafts- und Volkswirtschaftslehre nach Vogelsangs Schriften. Sankt Polten, 1894. S. 34.

76

История философии

традиции заботы, означала упадок морали и обычая, обеднение общества75. Фогельзанг говорил о том, что если общество не заботится о рабочих, если ему недостает любви и справедливости, то будет расти недовольство и рабо­чие станут представлять угрозу76. Первейшая обязанность государства – за­щищать экономически слабых от эксплуатации капиталом и беспорядочной конкуренции предложения на рынке труда, рассуждает он, комментируя за­кон о шахтерах 1883 г.77

Фогельзанг разработал собственную теорию ценностей, прав собствен­ности, классовых отношений и реструктуризации общества, на которую оказал влияние марксизм78. Его идеи по исключению капиталистических элементов и в терминах, и по смыслу фактически ближе всего подходят к национализации79. Фогельзанг предлагал поддержать естественное лидер­ство знати корпоративной структурой общества, чтобы и аристократия, и промышленники служили обществу. Он писал, что отмена долгов за землю облегчила бы тяготы фермерского сообщества. Налоги с фермеров следовало вновь взимать в натуре, чтобы восстановить класс свободных землевладель­цев. Рабочий класс должен был получать долю продукции и становиться со­владельцем фабрики, на которой он работал80. Место рабочего в компании было бы защищено и не зависело бы от произвола работодателя. Страховка в случае болезни или старости повысила бы лояльность работника компа­нии81. В христианском, солидарном сообществе каждый класс выполняет свою определенную роль и таким образом несет ответственность за обще­ство. Как бывший лютеранин, Фогельзанг опирался на концепцию призва­ния, когда говорил об общественно полезной работе, будь то работа ученого или депутата. Цель экономической деятельности – не накопление денег или богатства, а исполнение призвания и достижение умеренного общего про­цветания. Фогельзанг выступал за социальный порядок, который не позво­лял бы большому числу людей погружаться в нищету, защищал бы нуждаю­щихся от беспомощности82.

Восстанавливается автономия и кооперативы ремесленников; останав­ливается деградация знати и ее превращение в лишенный обязательств «класс собственников, средний класс освобождается от истощения капита­лом, притеснений и обнищания, учреждается социальная структура, которая поощряет и защищает свободу индивида и общий интерес – вот цель реак­ционной борьбы», писал Фогельзанг. Он считал, что христианство преодо­леет капитализм и ростовщичество и обновит общество83. Государство – это естественно разросшаяся ассоциация. Оно не должно быть отстраненным, как учит либерализм, но должно защищать мир, права и безопасность инди­вида, создавать социальные и экономические условия для христианской


75 Zelinka I. Op. cit. S. 322.

76 Ibid. S. 316.

77 Ibid. S. 322.

78 Ibid. S. 324.

79 Die sozialen Lehren des Freiherrn Karl von Vogelsang. S. 92.

80 Ibid. S54.

81 Zelinka I. Op. cit. S. 324.

82 Ibid. S. 322.

83 Die sozialen Lehren des Freiherrn Karl von Vogelsang. S. 76–77.

В.А. Подольский. Философия социальной политики…

77

проповеди, развития духа, гарантировать общее благополучие и надлежа­щий стандарт жизни.

Взгляды Эмиля Дюркгейма на органическую солидарность близко под­ходят к теории Фогельзанга84. Работа Фогельзанга в консервативном журна­ле «Отечество» оказала существенное теоретическое влияние на христи­анскую социальную реформу в Австрии. Князь Алоиз Лихтенштейнский и инициатор масштабных социальных реформ бургомистр Вены К. Люгер, пытались осуществить его идеи на практике. Фогельзанг также повлиял на реформы австрийского министра Э. Тааффе в сфере регулирования тру­да: закон о трудовой инспекции 1883 г., закон о страховании от несчастных случаев 1886 г., закон о страховании здоровья 1888 г., ограничение рабочего времени85. Знакомство с Фогельзангом помогло французскому консерватору ля Тур дю Пену сформулировать свою корпоративистскую философию. В 1980 г. в Вене был основан институт имени Карла фон Фогельзанга, изу­чающий христианскую демократию.

Заключение

Трое из четырех рассматриваемых авторов – Мюллер, фон Галлер, фон Фогельзанг – перешли из протестантизма в католичество, а фон Кеттелер вырос в католической вере. Консерваторы видели в церкви силу, способную восстановить единство общества, утраченное из-за экономических и соци­альных изменений XIX в., и преодолеть нравственный упадок, вызванный переходом к массовому, обезличенному производству и отчуждением между работниками и работодателями. Немецкая аристократия привыкла к семей­ному, патерналистскому формату социального взаимодействия и не соглаша­лась с переводом отношений в обществе исключительно в финансовое из­мерение. В отличие от либералов и социалистов, консерваторы обсуждали социальную политику не в категориях права пролетариата на продукцию своего труда, а как проявление ответственности аристократии, исполнение религиозного долга, защиту рабочих и крестьян от нищеты, внутреннюю взаимовыручку корпораций и межклассовый мир.

Между указанными авторами существуют заметные различия. Если Кеттелер всю свою жизнь противостоял абсолютизму, то для Галлера неограниченное полновластие было важнейшим атрибутом правления. Гал­лер и Кеттелер указывали на недопустимость перераспределения ресурсов государством, Фогельзанг рассуждал о роли государства в переустройстве экономики на корпоративных началах. Галлер больше внимания уделял част­ной инициативе в организации помощи нуждающимся. Мюллер, Кеттелер и Фогельзанг были ключевыми популяризаторами и теоретиками корпора­тивной системы, которая позволила бы преодолеть негативные последствия свободного рынка. Статичность экономики гильдий у Мюллера и идея «умеренного процветания» Фогельзанга перекликаются с современными идеями устойчивого развития. В этой модели ключевые показатели эффек­тивности – это доступность благ для населения в виде гарантированного прожиточного минимума и общая устойчивость системы при сложившейся


84 Zelinka I. Op. cit. S. 325.

85 Ibid. S. 305–306.

78

История философии

социальной иерархии, а не темпы роста. Кеттелер и Фогельзанг составляли детальные и подробные планы, в то время как Галлер и Мюллер лишь зада­вали общую канву. Галлер из рассматриваемых авторов может считаться наиболее самостоятельным мыслителем, а самую серьезную философскую проработку консерватизма произвел Мюллер.

Немецкие консерваторы сыграли важную роль в формировании как общего интеллектуального фона, так и практик и институтов социальной политики в Германии и Австрии. Благодаря Мюллеру и Галлеру в первой половине XIX в. распространялись идеи контрреволюции. Во второй поло­вине столетия работы Кеттелера и Фогельзанга послужили основанием для социальной доктрины католической церкви. Их активность стала одной из предпосылок для принятия социальных законов в Германии и Австрии, из которых впоследствии выросло социальное государство в современном понимании. Немецкая система социальной политики послужила образцом для многих других государств, в том числе и для России, и ее идеологиче­ские и философские основания заслуживают особого внимания. Немецкая консервативная мысль повлияла на российскую политическую философию. Обе традиции отличаются от других консервативных школ обращенностью к прошлому, но между ними существуют заметные расхождения, связанные в первую очередь с тем, что в Германии, как и в Британии, первостепенная роль и инициатива социального действия отведены аристократии, а в Рос­сии – монарху. Из-за противоречия между уважением к сильной феодальной традиции и стремлением к централизации власти в немецкой мысли консер­ватизм в Германии в сфере социальной политики выражает идеи, которые занимают промежуточное положение между этатистским подходом России и протестом против государственного вмешательства у американских кон­серваторов. Если для Америки и Британии важнейшие консервативные цен­ности – это свобода, ответственность, бережное отношение к институтам, то для России и Германии – это порядок, иерархия и стабильность, в том числе и в сфере социальной политики.

Список литературы

Есаулов И.А. Категория целостности в классической немецкой эстетике // Целостность и внутренняя организация в произведениях зарубежной и советской литературы. Межвузовский научно-тематический сборник. Махачкала: Дагестанский ун-т. 1992. С. 3–19.

История русской философии / Под ред. М.А. Маслина и др. М.: Республика, 2001. 639 с.

История философии / Под ред. М.Н. Громова. М.: Институт философии РАН, 1999. 218 с.

Козырев А.П. Историческое время идет в метрополии // Трибуна русской мысли. 2007. № 7. С. 171–179.

Мангейм К. Консервативная мысль / Пер. с. англ. Э.М. Телятниковой // Социологические исследования. 1993. № 1. С. 126–138.

Мусихин Г.И. Власть перед вызовом модернизации: сравнительный анализ российского и немецкого опыта конца XVIII – начала XX веков. Дисс. д. полит. н. М.: Ин-т фило­софии РАН, 2004. 320 с.

Перевезенцев С.В., Ширинянц А.А. В поисках самобытности. Об истоках отечествен­ного национал-консервативного дискурса // Тетради по консерватизму. 2017. № 3. С. 61–74.

Сербиненко В.В. Русская философия. Курс лекций. М.: Омега-Л, 2006. 464 с.

Шамшурин В.И. Консерватизм и свобода. Краснодар: Глагол, 2003. 474 с.

В.А. Подольский. Философия социальной политики…

79

Church and society. Catholic social and political thoughts and movements 1789–1950 / Ed. by J.N. Moody. N.Y.: Arts, 1953. 914 p.

Dethlefs S. Müller Ritter von Nitterdorf, Adam // Neue Deutsche Biographie / Hrsg. von His­torischen Kommission bei der Bayerischen Akademie der Wissenschaften. Bd. 18. Berlin: Duncker & Humblot, 1997. S. 338–341.

Die sozialen Lehren des Freiherrn Karl von Vogelsang. Grundzüge einer christlichen Gesellschafts- und Volkswirtschaftslehre nach Vogelsangs Schriften / Hrsg. von W. Klopp. Sankt Polten: Franz Chamra, 1894. 645 S.

Green J.A. Edmund Burke’s German Readers at the End of Enlightenment, 1790–1815. Diss. Cambridge: Cambridge University, 2017. 246 p.

Haller de C.L.D. Ristaurazione della Scienza Politica. Vol. 1. Napoli: Stabilimento Tipografico Del Tramatea, 1850. 524 p.

Hogan W.E. The Development of Bishop Wilhelm Emmanuel von Ketteler’s Interpretation of the social Problem. Diss. Washington: The Catholic University of America Press, 1946. xv, 297 p.

Ketteler W.E. Die Arbeitenfrage und das Christentum. Mainz: F. Kirchheim, 1864. 213 S.

Ketteler W.E. Die Arbeiterbewegung und ihr Streben im Verhältnis zu Religion und Sittlichkeit. Mainz: F. Kirchheim, 1869. 24 S.

Ketteler W.E. Die Katholiken im Deutschen Reich. Entwurf zu einem politischen Programm. Mainz: F. Kirchheim, 1873. 125 S.

Ketteler W.E. Freihert, Autoritat und Kirche. Mainz: F. Kirchheim, 1862. 259 S.

Ketteler W.E. Liberalismus, Sozialismus und Christentum // Christlich-Sociale Blatter. 1862. No. 13. S. 173–174.

Liedke H.R. The German Romanticists and Karl Ludwig von Haller’s Doctrines of European Restoration // The Journal of English and Germanic Philology. 1958. Vol. 57. No. 3. P. 371–393.

Meinecke F. Cosmopolitanism and the national state / Trans. by F. Gilbert. Princeton: Princeton University Press, 1970. xv, 416 p.

Muller A.H. Die Elemente der Staatskunst. Bd. 3. Berlin: Sander, 1922. 608 S.

Muller A.H. Von der Notwendigkeit einer theologischen Grundlage der gesamten Staatswis­senschaften und der Staatswirtschaft insbesondere. Leipzig: Friedrich Christoph Wilhelm Bogel, 1819. 74 S.

Schlager P. Karl Ludwig von Haller // Catholic Encyclopedia / Ed. by Ch.G. Herbermann et al. Vol. 7. N.Y.: The Encyclopedia Press, 1913. P. 119–120.

Zelinka I. Der autoritäre Sozialstaat: Machtgewinn durch Mitgefühl in der Genese staatlicher Fürsorge. Münster: LIT Verlag, 2005. 418 S.

Philosophy of the social policy in German conservatism
of the XIX century

Vadim A. Podolskiy

Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences. 12/1 Goncharnaya Str., Moscow, 109240, Russian Federation; e-mail: deomniscibili@yandex.ru

The article describes the attitude of the German conservative thinkers of the XIX century towards social policy. Works by Carl von Haller, Adam Muller, Wilhelm von Ketteler and Carl von Vogelsang are studied, the philosophic background of their views, and the im­pact of their arguments for the intellectual history of Germany. Their conservative cri­tique of capitalism and socialism is studied. The paper also analyzes the conception of “sustainable development” understood as an approach towards economy that is focused not on the increase of production, but on maintenance of acceptable level of welfare. The article presents ideas of corporate organization of society that can restore the har­mony of medieval social, political and economical relations. The ideology of aristocratic paternalism is explored together with its philosophical and religious foundations as well

80

История философии

as its focus on the preservation of social peace and its concern about the needs of the pop­ulation. The article presents the claims of the conservative thinkers on the value of the nonmaterial components of the social life, which serve as the foundation for social policy, namely respect towards tradition, responsibility, service, trust, justice, frugality, religios­ity. The emergence of the German conservatism is explored in relation to Russian politi­cal philosophy. The article shows that the scientific and public activity of the German conservatives led to the introduction of social laws in Germany and Austria.

Keywords: Germany, conservatism, social policy, Karl von Haller, Adam Muller, Wil­helm von Ketteler, Karl von Vogelsang

For citation: Podolskiy, V.A. “Filosofiya sotsial'noi politiki v nemetskom konservatizme XIX veka” [Philosophy of the social policy in German conservatism of the XIX century], Filosofskii zhurnal / Philosophy Journal, 2021, Vol. 14, No. 3, pp. 65–81. (In Russian)

References

Dethlefs, S. “Müller Ritter von Nitterdorf, Adam”, Neue Deutsche Biographie, hrsg. von His­torischen Kommission bei der Bayerischen Akademie der Wissenschaften, Bd. 18. Berlin: Duncker & Humblot, 1997, S. 338–341.

Esaulov, I.A. “Kategoriya tselostnosti v klassicheskoy nemetskoy estetike” [The Integrity cat­egory in classic German aesthetics], Tselostnost i vnutrennyaya organizatsiya v pro­izvedeniyakh zarubezhnoy i sovetskoy literatury. Mezhvuzovskiy nauchno-tematicheskiy sbornik [Integrity and internal organization in Russian and foreign literary works. Sci­entific and thematic compendium by multiple higher education institutions]. Makhachkala: Dagestan Univ. Publ., 1992, pp. 3–19. (In Russian)

Green, J.A. Edmund Burke’s German Readers at the End of Enlightenment, 1790–1815, Diss. Cambridge: Cambridge University, 2017. 246 pp.

Gromov, M.N. (ed.) Istoriya filosofii. [History of philosophy]. Moscow: IPh RAS Publ., 1999. 218 pp. (In Russian)

Haller, de C.L.D. Ristaurazione della Scienza Politica, Vol. 1. Napoli: Stabilimento Tipografico Del Tramatea, 1850. 524 pp.

Hogan, W.E. The Development of Bishop Wilhelm Emmanuel von Ketteler’s Interpretation of the social Problem, Diss. Washington: The Catholic University of America Press, 1946. xv, 297 pp.

Ketteler, W.E. “Liberalismus, Sozialismus und Christentum”, Christlich-Sociale Blatter, 1862, No. 13, S. 173–174.

Ketteler, W.E. Die Arbeitenfrage und das Christentum. Mainz: F. Kirchheim, 1864. 213 S.

Ketteler, W.E. Die Arbeiterbewegung und ihr Streben im Verhältnis zu Religion und Sittlichkeit. Mainz: F. Kirchheim, 1869. 24 S.

Ketteler, W.E. Die Katholiken im Deutschen Reich. Entwurf zu einem politischen Programm. Mainz: F. Kirchheim, 1873. 125 S.

Ketteler, W.E. Freihert, Autoritat und Kirche. Mainz: F. Kirchheim, 1862. 259 S.

Klopp, W. (Hg.) Die sozialen Lehren des Freiherrn Karl von Vogelsang. Grundzüge einer christlichen Gesellschafts- und Volkswirtschaftslehre nach Vogelsangs Schriften. Sankt Polten: Franz Chamra, 1894.645 S.

Kozyrev, A.P. “Istoricheskoe vremya idet v metropolii” [Historic time continues in the metro­polis], Tribuna russkoy mysli, 2007, No. 7, pp. 171–179. (In Russian)

Liedke, H.R. “The German Romanticists and Karl Ludwig von Haller’s Doctrines of European Restoration”, The Journal of English and Germanic Philology, 1958, Vol. 57, No. 3, pp. 371–393.

Mannheim, K. “Konservativnaya mysl’” [Conservative thought], trans. by E.M. Telyatnikova, Sotsiologicheskie issledovaniya, 1993, No. 1, pp. 126–138. (In Russian)

Maslin, M.A. et al. (eds.) Istoriya russkoy filosofii: Ucheb. dlya vuzov [History of Russian phi­losophy. A manual for higher education institutions]. Moscow: Respublika Publ., 2001. 639 pp. (In Russian)

В.А. Подольский. Философия социальной политики…

81

Meinecke, F. Cosmopolitanism and the national state, trans. by F. Gilbert. Princeton: Princeton University Press, 1970. xv, 416 pp.

Moody, J.N. (ed.) Church and society. Catholic social and political thoughts and movements 1789–1950. New York: Arts, 1953. 914 pp.

Muller, A.H. Die Elemente der Staatskunst, Bd. 3. Berlin: Sander, 1922. 608 S.

Muller, A.H. Von der Notwendigkeit einer theologischen Grundlage der gesamten Staatswis­senschaften und der Staatswirtschaft insbesondere. Leipzig: Friedrich Christoph Wilhelm Bogel, 1819. 74 S.

Musikhin, G.I. Vlast pered vyzovom modernizatsii: sravnitelnyy analiz rossiyskogo i nemet­skogo opyta kontsa XVIII – nachala XX vekov [Authorities facing the challenge of modern­ization: comparative analysis of Russian and German experience in the end of the XVIII cen­tury and the beginning of the XIX century], Diss. Moscow: IPh RAS Publ., 2004. 320 pp. (In Russian)

Perevezentsev, S.V. & Shirinyants, A.A. “V poiskakh samobytnosti. Ob istokakh otechestven­nogo natsional-konservativnogo diskursa” [Searching for distinctiveness. About sources of the Russian national-conservative discourse], Tetradi po konservatizmu, 2017, No. 3, pp. 61–74. (In Russian)

Schlager, P. “Karl Ludwig von Haller”, Catholic Encyclopedia, ed. by Ch.G. Herbermann et al., Vol. 7. New York: The Encyclopedia Press, 1913, pp. 119–120.

Serbinenko, V.V. Russkaya filosofiya. Kurs lektsiy. [Russian philosophy. Lecture course]. Mo­scow: Omega-L Publ., 2006. 464 pp. (In Russian)

Shamshurin, V.I. Konservatizm i svoboda [Conservatism and freedom]. Krasnodar: Glagol Publ., 2003. 474 pp. (In Russian)

Zelinka, I. Der autoritäre Sozialstaat: Machtgewinn durch Mitgefühl in der Genese staatlicher Fürsorge. Münster: LIT Verlag, 2005. 418 S.

 



Другие статьи автора: Подольский Вадим

Архив журнала
№3, 2020№4, 2020№1, 2021№14, 2021фы№3, 2021№2, 2020№1, 2020№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№4, 2016№2, 2016№3, 2016№1, 2016№4, 2015№3, 2015№2, 2014№1, 2015№2, 2015№1, 2014№2, 2013№1, 2013№2, 2012№1, 2012№2, 2011№1, 2011№2, 2010№1, 2010№2, 2009№1, 2009№1, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба