Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Фома » ф№3, 2020

Шанс выжить был 5%, и владыка начал молиться
Просмотров: 31

Журнал Фома.

 

Шанс выжить был 5%, и владыка начал молиться. История из жизни митрополита Сурожского Антония

4 августа 2003 года отошел в вечностьмитрополит Сурожский Антоний. Об одной истории из жизни владыки нам рассказаламного лет знавшая его Елена Садовникова, президент фонда «Духовное наследиемитрополита Антония Сурожского».

В 1990-е годы одна благотворительнаяорганизация взялась возить в английские госпитали тяжелобольных детей избывшего Советского Союза для трансплантации костного мозга. И однажды в тотгоспиталь, при котором находилась научная организация, где я в то времяработала, привезли мальчика, который был болен лейкозом. Ни он сам, ни мама незнали по-английски ни слова, и нужен был волонтер, который выполнял бы функциипереводчика: ведь трансплантация костного мозга — операция чрезвычайно тяжелаяи опасная, требующая контакта с пациентом. Я вызвалась помочь. Но,познакомившись с этим мальчиком поближе, поняла, что это будет для менянастоящим страшным испытанием. И телосложением, и возрастом он напоминал мнемоего собственного сына. А шансов выжить после трансплантации у него было оченьмало — всего 5 %. Скорее всего, ему предстояло умереть в муках. И я чудовищнопереживала.

Как-топосле всенощной, вся в слезах, я подошла к нашему викарному архиерею ирассказала ему об этом мальчике. Видимо, не очень внятно, потому что архиерейрешил, что речь о моем сыне, и сказал: «А вы не пробовали к владыке Антониюобратиться? У него такая сила молитвы! Я всегда к нему обращаюсь в такихситуациях».

На следующий день после литургии мы сидели с отцом Михаилом Фортунато (священником и регентом лондонского собора Успения Божией Матери и всех святых, где служил митрополит Антоний. — Прим. ред.) в офисной библиотеке. Вдруг открывается дверь, и в двери возникают встревоженные лица викарного архиерея и митрополита Антония. Владыка Антоний поманил меня пальцем и обратился к отцу Михаилу: «Можно я у вас Лену заберу?» Заходим к нему в комнату, садимся. Он берет меня за руки и говорит: «Ну, рассказывайте. Что с сыном?» Тут только я поняла свою ошибку: «Владыка, простите, я вас невольно ввела в заблуждение…» — но он и бровью не повел: «Рассказывайте».

И я ему рассказала, что не могу отпустить этого мальчика. И из-за этого не могу причащаться, потому что я не в состоянии сказать Богу: «Да будет воля Твоя».

Тогда митрополит Антоний откинулся в кресле и сказал: «Да… Знаете, есть такие вещи, на которые ответа нет. Когда я думаю о них, то только обращаюсь к Богу. И вы ставьте этот вопрос перед Богом». А потом добавил: «А мы будем молиться за мальчика. Вот, передайте ему маленькую иконку».

Чудесане сопровождаются фейерверками, и всегда легко сказать, что случившеесявпоследствии — это чистое совпадение.

На седьмойдень после трансплантации начинается процесс, к которому врачи бывают готовы, —отторжение слизистой. А это неизбежно чудовищные боли, особенно в горле идругих чувствительных местах; больным в таких случаях зачастую дают морфий…

В одиниз этих дней я присутствовала на осмотре, и врач пытался добиться, чтобы мальчикоткрыл рот и дал себя осмотреть. Он хотел объяснить, что ничего не станетделать, только посветит в рот фонариком. Но мальчик показывать роткатегорически отказывался. А потом вдруг взял салфетку, отвернулся и… выплюнулжвачку! Понимаете?! У него не было никаких болей вообще, он просто стеснялсяпоказать жвачку!

Свои 5 %он тогда использовал и выжил. Лет десять потом мы поддерживали с ним отношения.

Это был один из редких случаев, когда я услышала от владыки слова: «Будем молиться». К молитве у него отношение было особенное.

Перед молитвой всё отступало на задний план. И молитва его была реальнее, чем реальность. Создавалось ощущение невероятной плотности, молитву можно было буквально руками пощупать.

Однажды мы сидели на лавочке в церкви, и я, как бы между прочим, попросила владыку: «Помолитесь о мне!» Помню, он выпрямился и очень серьезно мне ответил: «Никогда не просите о себе молиться. Вы не знаете, что это значит». Эти слова меня обожгли.

Я долго не могла понять, что хотел сказать мне владыка, и лишь потом, как мне кажется, поняла, что он имел в виду.

Владыкане мог молиться о человеке так же «между делом», как его об этом, случалось,просили. Если он принимался о ком-то молиться, то брал на себя человека целиком— со всеми его слабостями, трудностями, со всем грузом неразрешенных проблем, —и тащил на себе. Это, наверное, страшный труд — взять на себя другого человека.И митрополит Антоний брал на себя этот труд. Я знаю, что он молился и обо мне,и о многих других людях. И молился, пока у него хватало сил.

***

Об авторе

Елена Юрьевна Садовникова – выпускница биологического факультета МГУ, ученый-иммунолог. В начале 1990-х на несколько лет уехала в Великобританию для работы по контракту в Университете Лондона, затем в Имперском Колледже. Входила в группу ученых, которые изучали связь вируса папилломы человека с раковыми заболеваниями и работала над подходами к иммунотерапии рецидивирующих лейкозов. Однажды Елена Юрьевна узнала, что в центре Лондона есть собор, где проводит беседы на «великолепном русском языке девятнадцатого века» пожилой священник. В то время она не была верующим человеком, но успела соскучиться по русскоязычному кругу общения и однажды пришла в собор Успения Божией Матери и всех святых. Пришла и поняла: здесь то, чего она искала всю свою жизнь.

Встречи Елены Юрьевны с митрополитом Антонием не прекратились и после того, как она вернулась в Россию. Она продолжала регулярно ездить в Англию и обязательно бывала у владыки, чтобы поделиться радостью, болью, сомнениями, задать все главные вопросы.

«С уходом владыки в наших отношениях ничего не изменилось, — улыбается Елена Юрьевна. — Я так же продолжаю разговаривать с ним обо всём».

Подготовил Игорь Цуканов

 

Архив журнала
№2, 2020ф№3, 2020№10, 2019№11, 2019№12, 2019№1, 2020№9, 2019№8, 2019№7, 2019№6, 2019№5, 2019№4, 2019№3, 2019№2, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018№7, 2018№6, 2018№5, 2018№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№12, 2017№11, 2017№10, 2017№9, 2017№8, 2017№7, 2017№6, 2017№5, 2017№4, 2017№3, 2017№2, 2017№1, 2017№12, 2016№11, 2016№10, 2016№9, 2016№7, 2016№8, 2016№6, 2016№5, 2016№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№12, 2015№11, 2015№10, 2015№9, 2015№8, 2015№7, 2015№6, 2015№5, 2015№4, 2015№3, 2015№2, 2015№1, 2015спецвыпуск "Герои"№12, 2014№11, 2014№10, 2014№9, 2014№8, 2014№7, 2014№6, 2014№5, 2014№4, 2014№3, 2014№2, 2014№1, 2014№12, 2013№11, 2013№10, 2013№9, 2013№8, 2013№7, 2013№6, 2013№5, 2013№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013 №12, 2012№11, 2012№10, 2012№9, 2012№8, 2012№7, 2012№6, 2012№5, 2012№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№12, 2011№11, 2011№10, 2011№9, 2011№8, 2011№7, 2011№6, 2011№5, 2011№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№12, 2010№11, 2010Спецвыпуск "Год учителя" 2010№10, 2010№9, 2010№8, 2010№7, 2010№6, 2010№5, 2010№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№12, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№5, 2009№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№7, 2007 №5, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба