Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Международная жизнь » №4, 2019

Евгений Иванов
«Операции под чужим флагом» как средство информационно-психологической войны
Просмотров: 177

 

 

Желание политических сил и государств дискредитировать друг друга - неотъемлемая часть современной политической конкуренции. Однако действия, рождающие волну такой дискредитации, не всегда носят мирный характер. Государства и политические группы иногда прибегают к акциям, приводящим к значительным жертвам, но обвиняют в их совершении другое государство или политическую группу, угрожающие их интересам. Такие акции называются «операциями под чужим флагом» (false flag operations).

Подобные мероприятия не являются чем-то новым в практике международных конфликтов: они использовались как военная хитрость или провокация, чтобы развернуть боевые действия. Так, Вторая мировая война, как известно, началась с нападения нацистской Германии на Польшу 1 сентября 1939 года, которому предшествовала провокация: в ночь с 31 августа на 1 сентября переодетые в форму польских солдат сотрудники СС осуществили нападение на радиобашню в Гляйвице, получившее оперативное название «Консервы». Так называли заключенных концлагерей, которых нужно было доставить к этой башне, выдав за погибших при обстреле. Операция «Консервы» стала частью оперативного плана «Гиммлер», предусматривавшего пропагандистское обеспечение последующего вторжения Германии в Польшу.

Иные конфликты, относящиеся к межвоенному периоду, также часто начинались с аналогичных провокаций. Так, началом вооруженного столкновения между Японией и СССР летом 1938 года послужило убийство японского жандарма Мацусимы. Сами японские власти утверждали, что оно было совершено на территории Маньчжоу-Го. На самом деле жандарм незаконно пересек границу с СССР, поэтому этот случай был не чем иным, как провокацией для оправдания японской экспансии в Китае и впоследствии в сторону СССР1.

В марте 1938 года схожий инцидент произошел на демаркационной линии между Польшей и Литвой: был убит польский солдат, за что вина была мгновенно возложена на литовских военных, после чего на границе сконцентрировали стотысячную польскую армию и начались военные приготовления. В данном случае масштабного конфликта удалось избежать благодаря личному вмешательству наркома иностранных дел СССР М.М.Литвинова2.

Во всех изложенных выше случаях видна идентичная схема, которая позволяет агрессору выставить себя пострадавшим, и наоборот. Обвиняя будущую жертву в совершении преступления против своих граждан, агрессор снимал ответственность с себя. На деле же эти инциденты были действиями самой нападающей стороны с целью оправдать свои экспансионистские намерения.

После Второй мировой войны сложилась биполярная структура международной системы, и методы традиционного ведения войны стали неосуществимы, поскольку прямое глобальное столкновение между центрами этой системы, США и СССР, явилось бы катастрофой для всего мира. По этой причине «операции под чужим флагом» перестали носить провоцирующий боевые действия характер. Эти акции приобрели информационную компоненту, ориентированную на дискредитацию государств или внутристрановых политических сил, а также психологическую функцию - внушение страха, подавление морального духа населения и культивацию недоверия к силам, против которых направлена эта операция.

Можно различить операции, направленные против государств и их правящих элит, и аналогичные акции внутри страны, против сил оппозиции, которые применяет государственная власть, но в целом все они ориентированы на достижение информационно-психологических целей. Зачастую в проведение подобных мероприятий вовлечены внешние силы, в основном крупные государства, имеющие значительное влияние на международные процессы. По этой причине важно проанализировать уже произошедшие акции такого рода, чтобы понять их механизм, а также выработать эффективные меры по информационно-психологическому противодействию.

Одним из самых масштабных проектов по проведению диверсий и иных акций «под чужим флагом» было создание - с подачи руководства НАТО и внешних разведок США и Великобритании - секретных военизированных подразделений на территории стран Западной Европы для противодействия левым и коммунистическим силам в этих государствах. Особое значение придавалось Италии, где коммунисты были достаточно сильны. В Италии этот проект получил название «Гладио», которое в литературе распространилось на все идентичные группы в Западной Европе. Декларируемая цель создания подобных формирований состояла в противодействии советскому влиянию и ведении партизанской войны на случай размещения в Западной Европе войск СССР и его союзников.

Однако в реальности все было несколько по-другому. В соответствии с директивой Совета национальной безопасности (СНБ) США 10/2 от 18 июня 1948 года, ЦРУ имело право на проведение по всему миру тайных операций, под которыми понимались «операции против враждебных государств или групп или в поддержку дружественных государств или групп, которые планируются и проводятся таким образом, чтобы исключить любую ответственность правительства Соединенных Штатов за них»3. Виды таких акций тоже были прописаны в директиве: саботаж и антисаботаж, меры по эвакуации, диверсии против враждебных государств посредством в том числе и сотрудничества с антикоммунистическими группами сопротивления, а также поддержка антикоммунистических сил в странах «свободного мира»4. Таким образом, даже директива СНБ разрешала проводить «операции под чужим флагом», в том числе и в виде диверсий, для дестабилизации внутренней обстановки в других государствах, что впоследствии осуществлялось неоднократно.

Особенно ярко американская политика таких тайных акций проявилась в Италии, где, как уже упоминалось, было самое сильное в Западной Европе коммунистическое движение. Поначалу ЦРУ просто помогало Христианско-демократической партии (ХДП) Италии финансово, а с коммунистами боролось памфлетами и агитационными брошюрами, что позволило добиться победы ХДП на парламентских выборах 1948 года (48% против 31% у левой коалиции)5, однако уже на следующих выборах, через пять лет, это не дало результата: ХДП набрала всего 40%, а Народно-демократический фронт (НДФ, куда входили коммунисты и социалисты) - 35%. В апреле 1963 года эти результаты составили уже 38% для ХДП, 25% - для коммунистов и 14% - для социалистов.

Фактически левые силы доминировали в Парламенте и поэтому вполне предсказуемо требовали коалиционного правительства. Такой исход совершенно не устраивал американское военно-политическое руководство, и было принято решение провести ряд акций с целью выдавливания левых сил из власти. В рамках операции «Piano Solo», в которой участвовали глава карабинеров генерал Джованни де Лоренцо, полковник информационной службы Минобороны Италии Ренцо Рока, а также представители ЦРУ Вернон Уолтерс и Уильям Харви, бойцы секретной армии под командованием Роки осуществили серию атак на офисы ХДП и нескольких газет.

Обвинены в этом были левые силы, что дало возможность правому крылу партии надавить на премьер-министра Альдо Моро и отправить в отставку министров-социалистов6. Таким образом, при координации ЦРУ в Италии провели успешную «операцию под чужим флагом», предотвратившую крен власти в сторону левых партий и снизившую их популярность среди итальянских граждан.

Правые экстремисты в Италии были готовы пойти дальше ради реализации своих намерений по недопущению прихода к власти левых сил. В 1965 году вышеупомянутый Ренцо Рока провел в Риме конгресс ультраправых на тему защиты от коммунизма. Докладчики выразили решимость, несмотря на склонность к несиловым действиям, бороться с итальянскими левыми любыми средствами. Безусловно, военизированные группы правых экстремистов, обученных обращению с оружием и взрывчаткой американскими и английскими инструкторами на базе, расположенной на Сардинии7, готовились осуществлять в том числе и диверсионную активность.

Стратегия дестабилизации, направленная на внушение населению страха и недоверия к Итальянской партии, побуждала офицеров армии, карабинеров и разведки, тесно связанных с НАТО и ЦРУ, создавать правоэкстремистские группировки, которые проводили теракты для ведения информационно-психологической войны против левых сил Италии. Конечно, в этот же период действовали и леворадикальные организации, такие как «Красные бригады», но их террор был индивидуальным и направлялся против конкретных чиновников, офицеров, банкиров или судей, а осуществляли его дилетанты. Террор ультраправых в рамках операции «Гладио» был массовым и профессиональным, диверсии устраивались в местах массового скопления людей, чтобы как можно большее число жертв потом «повесить» на левых.

На практике данная стратегия начала воплощаться уже с 1969 года, когда произошел теракт на миланской площади Пьяцца Фонтана: 16 погибших, 80 раненых. В теракте моментально обвинили коммунистов, а фрагменты одного из взрывных устройств подбросили левому издателю Джанджакомо Фельтринелли. Однако позже экс-руководитель контрразведки генерал Малетти на суде признáется, что это была операция с подачи ЦРУ и политического руководства США для недопущения прихода к власти коммунистов8. Аналогичную цель преследовал и взрыв в Петеано в мае 1972 года, и только благодаря усилиям судьи Феличе Кассона удалось доказать, что взрывчатка C4 могла в то время применяться только с разрешения НАТО, а непосредственный исполнитель акции экстремист Винченцо Винчигерра признался, что ему покровительствовали итальянские спецслужбы, чтобы противодействовать коммунистам9.

Позже были осуществлены еще несколько крупных терактов - взрыв на демонстрации в Брешиа (восемь погибших и 102 раненых) и в экспрессе «Италикус», который следовал по маршруту Рим - Мюнхен (12 погибших и 48 раненых) в 1974 году, а шесть лет спустя страну потряс взрыв в Болоньи, повлекший гибель 85 человек и ранения более 200. Организаторами последнего, одного из крупнейших в истории Европы теракта, власти Италии объявили «Красные бригады», что не соответствовало действительности. Подобно большинству массовых террористических актов, это также была «операция под чужим флагом», призванная дискредитировать итальянских коммунистов.

При этом можно констатировать, что данная операция - не самодеятельность спецслужб Италии, а целенаправленная стратегия, курируемая внешними силами. Тот же Винчигерра, комментируя деятельность «Гладио», сделал акцент на том, что тайная организация действовала от имени НАТО, которая пострадала бы больше всего в случае вхождения итальянских коммунистов в правительство10. Политическое руководство США достаточно ревностно относилось к популярности левых сил в Италии, считая, что в случае прихода к власти компартии она сразу выйдет из НАТО, и это может повлечь за собой распад блока11. Вот почему американские спецслужбы руками своих итальянских коллег и экстремистов неофашистского толка осуществляли диверсии, которые полностью подпадают под категорию «false flag operations», поскольку призваны возложить ответственность на тех, кто не имел к этому отношения, но чей политический авторитет мешал США контролировать ситуацию в Италии.

ЦРУ прибегало к «операциям под чужим флагом» не только для поддержки властей союзных государств, но и для дестабилизации тех стран, где у власти находились враждебные США режимы. Самым ярким примером такого подхода является Чили в 1970-1973 годах, когда президентом этой страны был Сальвадор Альенде, проводивший экономические реформы, направленные на снижение зависимости своего государства от США и союзной им чилийской олигархии.

Особенность политической жизни Чили состояла в том, что там, так же как и в Италии, существовала левоэкстремистская организация, аналогичная «Красным бригадам», она называлась «Левое революционное движение» (испанская аббревиатура МИР). Представители данной организации часто прибегали к насилию и терактам в годы президентства Хорхе Алессандри и Эдуардо Фрея, позиционируя себя как главные защитники интересов трудящихся.

Поэтому неудивительно, что правые и центристские силы, олицетворяемые Национальной (НП) и Христианско-демократической (ХДП) партиями соответственно, вели агитацию против левых, ассоциируя их с этими радикалами. Свои зачастую справедливые требования члены МИР доносили методами так называемого «прямого действия» - ограблениями банков и взрывами зданий органов государственной власти. В ходе предвыборной кампании Альенде лидер «Движения» Мигель Энрикес, хотя прямо не поддержал кандидата от «Народного единства», но заявил о необходимости сворачивать подобные акции12. Несмотря на это, члены МИР вскоре продолжили действия другого рода, в частности самовольную экспроприацию земельных участков, пытаясь таким образом придать более радикальный характер объявленной правительством Альенде аграрной реформе.

С момента объявления результатов президентских выборов в Чили в 1970 году, на которых победил Альенде, политическое руководство США поставило цель свергнуть его любой ценой. Основным методом действий была информационно-психологическая война посредством создания внутренней напряженности, в том числе и акций диверсионно-террористического характера, в которых планировалось опосредованно обвинять «Народное единство». 16 сентября 1970 года ЦРУ создало специальную группу по Чили, которую возглавил заместитель директора управления Томас Карамессинес. Группа разработала операцию «ФУБЕЛТ», предусматривавшую дестабилизацию внутренней обстановки в Чили с целью осуществления военного переворота путем информационной войны, экономического саботажа и «террористических действий»13.

Для организации терактов, беспорядков и последующего обвинения в этом левых сил ЦРУ создало организацию «Родина и свобода» (испанская аббревиатура ПИЛ) во главе с адвокатом Пабло Родригесом14. Совместно с силами отставного генерала Роберто Вио, предпринявшего в 1969 году путч против правительства Эдуардо Фрея, они пытались ликвидировать основное препятствие на пути военного переворота - главнокомандующего чилийской армией генерала Рене Шнайдера, приписав его похищение левым. Однако, несмотря на убийство генерала, полиция быстро разоблачила заговорщиков, и план ЦРУ по недопущению прихода Альенде к власти провалился.

Провал «операции под чужим флагом» по похищению Шнайдера вовсе не означал, что американское руководство и спецслужбы отказались от данного метода ведения тайной войны против Чили и правительства «Народного единства». После победы Альенде была попытка инициировать панику вкладчиков под предлогом, что новая власть национализирует банки и они потеряют свои вклады. Для большей убедительности правые экстремисты провели череду атак на банки, а оппозиционная пресса обвинила в них МИР15. 13 октября 1970 года в Университете Сантьяго боевики ПИЛ устроили взрыв, оставив на месте теракта памфлет левого толка16. Однако чилийская полиция, во многом под давлением партии «Народное единство», разоблачила первый этап стратегии дестабилизации Чили, арестовав лидеров террористов, один из которых прямо признался, что правоэкстремистские организации готовят дестабилизацию внутренней обстановки в Чили в тесной координации с ЦРУ17.

Эти акции осуществлялись главным образом для того, чтобы продемонстрировать недееспособность Альенде как политика. А через обвинения левых сил в совершении диверсий и его якобы возможное покровительство террористам, что должно было спровоцировать высших офицеров вооруженных сил на военный переворот с целью «стабилизации» внутриполитической ситуации. Однако планы ЦРУ провалились, и 3 ноября 1970 года Сальвадор Альенде вступил в должность Президента Чили.

В 1970-1973 годах США прилагали все усилия, чтобы усложнить жизнь чилийского населения, затруднить осуществление программы реформ правительства «Народного единства» и снизить его популярность в народе. На первых порах эта политика проводилась посредством давления на частные банки США и международные кредитные институты для приостановки выделения правительству Чили экономической помощи18. Вскоре активизировались бойцы МИР, которые стали экспроприировать земельные участки и подбивать крестьян на самовольные их захваты, а позже объявили о создании параллельных органов власти, чем сыграли на руку правой оппозиции.

Реакция Альенде была недвусмысленно негативной: последовали задержания замешанных в незаконных акциях участников «Движения». Характерно, что оппозиционная и финансируемая в том числе и из США газета «Меркурио» встала на защиту леваков, что было бы нетипично, если действия некоторых членов МИР также не являлись бы частью стратегии дестабилизации, призванной подорвать кредит доверия к правительству «Народного единства». К тому же один из руководителей «Движения» Освальдо Ромо, как выяснилось позже, работал на ЦРУ, а после военного переворота 1973 года - в службе безопасности генерала Аугусто Пиночета19.

Последующая волна террора - подрывы железных дорог, нападения на грузовые и продовольственные колонны и искусственно инспирированные антиправительственные манифестации20, - поднявшаяся в 1972-1973 годах, привела к созданию в Чили атмосферы страха, апатии и безнадежности, когда население страны, несмотря на поддержку Альенде и курса «Народного единства», не стало защищать своего президента в кризисные дни сентября 1973 года. Кульминацией стал совершенный по плану «Кентавр» и координируемый спецслужбами США военный переворот Пиночета под предлогом «спасения страны от кризиса», ввергший страну в диктатуру на полтора десятка лет.

Именно искусственное создание хаоса в Чили, главным образом путем террористических акций, в том числе и «под чужим флагом», стало залогом успеха планов американского руководства по свержению Сальвадора Альенде.

Однако диверсионно-террористическая активность - не единственный род дестабилизирующей деятельности, который применяется в психологических целях культивации ненависти и недоверия к властям. Ту же роль играют и «неизвестные снайперы», являющиеся частыми спутниками «цветных революций». Зачастую нечистые на руку оппозиционные силы, чтобы взять власть в результате народных волнений, прибегают к услугам таких наемников с целью обвинения правительства в кровопролитии, что приводит к росту недовольства и последующему государственному перевороту. На самом деле властям невыгодно применять метод избирательной стрельбы, так как для разгона демонстраций это не поможет, а ожесточение в толпе вызовет наверняка. Революциям, как бы это цинично ни звучало, нужны мученики, и если они не появляются от того, что власть в первые дни протестов не применяет силу очень жестко, то их нужно создать самой оппозиции, чтобы добиться большей поддержки.

Тактика применения «неизвестных снайперов», по мнению военных экспертов, берет свое начало с января 1991 года, когда в Вильнюсе имело место противостояние между советскими войсками и членами националистического движения «Саюдис». С вильнюсской телебашни начался прицельный снайперский огонь, были убиты 13 человек, в том числе лейтенант группы «Альфа». Как установили впоследствии, один погиб от пули трехлинейной винтовки Мосина 1891 года выпуска, что само по себе опровергает версию официального Вильнюса, что стреляли советские солдаты21.

Один из бывших членов «Саюдиса» (уже имевшего свои вооруженные формирования в 1991 г.) вспоминал, что стрельба велась, чтобы заставить население Литвы возненавидеть СССР, но на самом деле «свои стреляли в своих»22. Как следствие, выход Литвы из состава Советского Союза стал решенным вопросом, а армия и спецслужбы СССР были серьезно дискредитированы необоснованными обвинениями в свой адрес и противоречивой позицией политического руководства, фактически предавшего свои вооруженные силы. Подрыв имиджа советских силовых структур, в свою очередь, стал одной из причин распада Советского Союза. «Операция под чужим флагом» дала свои плоды не только ее непосредственным организаторам, но и всем противникам СССР и России, до сих пор выставляющим этот эпизод как «стрельбу советских войск по беззащитным литовцам» и «агрессию СССР против Литвы».

В информационной среде создается образ «сакральных жертв», погибших от действий таких снайперов, чтобы вызвать ненависть к действующей власти. В 2009 году, во время «зеленой революции» в Иране, прицельным выстрелом была убита Неда Ага-Солтан, ставшая своего рода мученицей для протестующих, хотя сама не была оппозиционной активисткой. Организаторы протеста и западные СМИ обвинили в этом преступлении сотрудников «Басидж» - военизированной организации, подчиняющейся Корпусу Стражей Исламской революции, а тогдашний посол Ирана в Мексике Мохаммад Хасан Гадири заявил, что к убийству причастно ЦРУ23.

Версию дипломата поддерживает и научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Лукоянов24. Дестабилизация Ирана является одной из желаемых целей американских спецслужб с 1979 года, когда Исламская революция свергла проамериканский режим шаха Резы Пехлеви, национализировав нефтяную промышленность и подорвав влияние США на Ближнем Востоке. К тому же один из «патриархов» американского неоконсерватизма Норман Подгорец провозгласил одной из главных целей внешней политики США борьбу с «исламофашизмом»25. Поэтому версия иранского правительства об американском следе в убийстве Неды Ага-Солтан с целью разжигания протестных настроений представляется вполне вероятной, а самим военно-политическим структурам Тегерана данное преступление никакой пользы не принесло.

Идентичная ситуация имела место в Киеве зимой 2014 года, когда во время протестов на Институтской улице с нескольких позиций снайперы стреляли в милиционеров, участников Майдана и случайных прохожих. Всего погибли 22 человека, ранены были еще 29. Снайперская стрельба, озлобившая как правоохранителей, так и оппозиционных активистов и совмещенная с абсолютно недопустимыми действиями Президента Украины Януковича, отдавшего приказ вывести из Киева военные и милицейские подразделения, стала катализатором государственного переворота.

Незаконно пришедшие к власти силы объявили виновными в стрельбе снайперов отряд спецназначения «Беркут» и лично Януковича. Однако логика действий свергнутого президента и открывшиеся факты говорят об обратном: именно тем, кто находится у власти на Украине сейчас, было выгодно использовать снайперов в своих интересах. Тиражируемый миф о «небесной сотне», погибшей якобы от рук «Беркута», является не более чем способом пришедших к власти путчистов легитимировать свои действия по срыву переговоров, а также государственный переворот 21 февраля.

Стрельба снайперов на Майдане была не просто «операцией под чужим флагом», призванной дискредитировать тогдашнее украинское правительство. Это комплекс действий, координируемый не на внутриукраинском, а на международном уровне. В целом роль США и стран ЕС в поддержке и осуществлении переворота не вызывает сомнений: помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд прямо заявила, что США выделили 5 млрд. долларов на «поддержку стремления народа Украины к более сильному, демократическому правительству»26.

Главы МИД Германии, Франции и Польши выступили гарантами соглашения между Януковичем и оппозицией о прекращении любых насильственных действий и создании нового правительства. Несмотря на то что такая политика Президента Украины носила откровенно соглашательский характер, она могла стабилизировать ситуацию и поставить крест на планах по смене власти. Главным бенефициаром переворота в Киеве стали именно США, поскольку таким образом они надеялись создать новые черноморские базы ВМФ в Одессе и Севастополе. «Неизвестные снайперы», раскрутившие новый виток противостояния на Майдане, пришлись американской военно-политической элите как нельзя кстати.

Что касается фактов, то 16 ноября 2017 года на итальянском портале «Gli Occhi Della Guerra» был опубликован материал, где приводится выдержка из разговора главы МИД Эстонии Урмаса Паэта и экс-еврокомиссара по международным делам Кэтрин Эштон, возлагающих вину на стрельбу снайперов на «кого-то из новой коалиции», а также информация о самих снайперах, которые оказались грузинами, тесно связанными с Михаилом Саакашвили. Согласно показаниям стрелков, заказчиками были Сергей Пашинский и Владимир Парасюк, являвшиеся тогда одними из лидеров оппозиции, а сейчас - депутатами Верховной рады Украины. Кроме того, их действия координировали Мамука Мамулашвили, советник экс-президента Грузии, и Брайан Кристофер Бойенджер, бывший снайпер 101-й воздушно-десантной дивизии армии США. Снайперы утверждали, что целью их заказчиков была дестабилизация ситуации путем фактического стравливания протестующих и бойцов «Беркута». Эту цель достигли посредством хаотичной стрельбы и по участникам Майдана, и по правоохранителям.

Оппозиционным силам это было выгодно потому, что они не хотели идти на досрочные президентские выборы, которые бы проиграли с большей долей вероятности27. Одновременно эта информация свидетельствует о том, что бенефициарами расстрела на Институтской были и США, что подтверждается участием в данной «операции под чужим флагом» отставного американского военного и людей из окружения М.Саакашвили, тесно связанного с американскими дипломатическими и разведструктурами. В конечном итоге снайперы дали оппозиции и Западу значительный козырь, позволивший обвинить Януковича в организации расстрела и оправдать свершившийся в нарушение достигнутых договоренностей государственный переворот.

Важно также рассмотреть те акции подобного рода, которые были нацелены против Российской Федерации. Необходимо понимать, что эти операции являются неотъемлемой частью информационной войны, которую ведет Запад (главным образом США и Великобритания) против нашей страны. Вместе с тем конкретно антироссийские «операции под чужим флагом» направлены скорее на подрыв имиджа России в мире, нежели на смену власти в нашей стране, поскольку нужное их заказчикам общественное мнение удавалось создать в некоторых странах мира, но не в самой России. Хотя многие общественные деятели и правозащитники внутри нашей страны, относящие себя к либеральному лагерю, также распространяют ложные сведения о причастности российских властей к определенным противозаконным действиям. Поэтому «операции под чужим флагом» против РФ - скорее часть «стратегии дискредитации», чем стратегии дестабилизации. Также стоит отметить, что в советское время подобные акции практически не проводились, поскольку СССР обладал колоссальным авторитетом на международной арене и конкурировал с Западом в информационно-идеологической сфере на равных.

Вторая чеченская кампания началась с вторжения банд Шамиля Басаева в Дагестан, а в ответ на начало боевых действий против них террористы устроили серию взрывов домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске. Вскоре появилась версия о том, что к взрывам причастна Федеральная служба безопасности России, в частности в качестве заказчика называли заместителя директора ФСБ контр-адмирала Германа Угрюмова, погибшего в мае 2001 года в Чечне.

Авторами данной информации были офицер-перебежчик Александр Литвиненко и историк Юрий Фельштинский, изложившие ее в своей книге «ФСБ взрывает Россию». Однако для дискредитации российских органов государственной власти и лично Президента Путина была вброшена не соответствующая действительности информация, что якобы сами террористы признались в том, что устроили взрывы по приказу ФСБ28.

Заказчиком данной информационной кампании поначалу выступил беглый олигарх Б.Березовский, но вскоре к ее раскрутке подключились и британские разведслужбы. Литвиненко встречался с сотрудником национальной службы безопасности Великобритании МИ-5 Мартином Флинтом и журналистом BBC (по некоторым данным - разведчиком под журналистским прикрытием) Гленмором, с которыми делился фальшивыми сведениями о причастности ФСБ не только ко взрывам домов, но и даже к теракту в Театральном центре на Дубровке и убийству экс-депутата Госдумы Сергея Юшенкова29. Все это было, конечно же, вымыслом: сам Березовский, заказчик антироссийской клеветнической кампании, заявлял, что ФСБ непричастна ко всем преступлениям, в которых ее обвинял Литвиненко30. Распространение этих сведений нужно было олигарху для получения политического убежища в Великобритании и невыдаче его России, где он проходил обвиняемым по нескольким уголовным делам по статье «Мошенничество».

Примером другой акции «под чужим флагом» с целью дискредитации Российской Федерации является устранение уже самого Александра Литвиненко. В данном деле множество нестыковок, которые позволяют сделать вывод, что это тоже была идентичная операция, призванная подорвать имидж нашей страны на международной арене. Так, представители британских государственных структур не делали никаких комментариев по поводу причины смерти, а версия об отравлении радиоактивными веществами - сперва речь шла о таллии, затем о полонии-210 - была запущена в информационное пространство Александром Гольдфарбом, директором международного Фонда гражданских свобод, в прошлом советским физиком-ядерщиком31.

Однако работники лаборатории в Сарове утверждают, что отравление этим элементом обязательно вызовет массовую гибель окружающих людей, включая самого отравителя32. Данная лаборатория является единственной в России, где производится радиоактивный полоний-210, что и использовалось организаторами операции как аргумент, якобы подтверждающий вину российских властей. Однако несмотря на всю абсурдность версии отравления Литвиненко радиоактивными элементами, она и по сей день тиражируется западной прессой и британскими официальными лицами.

В марте 2018 года в эфире одной из телепрограмм Вальтер Литвиненко, отец отравленного перебежчика, заявил, что его сына отравил Александр Гольдфарб, а начальным диагнозом было пищевое отравление33. В качестве потенциальных заказчиков убийства Литвиненко-старший назвал ЦРУ, на которое работал руководитель Фонда гражданских свобод. Конечно, это лишь частное мнение, однако оно имеет под собой веские основания. Политической элите США выгодно испортить отношения между Россией и Европой, поэтому участие американской разведки в осуществлении данной провокации вполне обосновано. Помимо ЦРУ, бенефициаром также выступило и британское политическое руководство, превратившее отравление Литвиненко в повод для отказа от заключения двустороннего соглашения о взаимной выдаче преступников, предложенного Генеральной прокуратурой России34.

Разгоревшийся в марте 2018 года скандал, связанный с отравлением в британском городе Солсбери другого перебежчика, экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля, также можно отнести к категории «операций под чужим флагом». Эту акцию по дискредитации нашей страны подготовили заранее, поскольку Россию обвинили в данном преступлении через сутки после его совершения.

Факты и логика говорят об обратном: российскому политическому руководству вовсе ни к чему устранять предателя, которого обменяли восемь лет назад, накануне президентских выборов и чемпионата мира по футболу. Британское руководство даже прибегло к откровенной лжи: сославшись на лабораторию Портон-Даун, премьер-министр Тереза Мэй заявила, что в качестве отравляющего вещества использовали нервно-паралитический яд «Новичок», якобы произведенный в России. Однако руководство лаборатории опроверг-
ло эту информацию, сказав, что им не удалось идентифицировать страну происхождения отравляющего вещества. Тем не менее, несмотря на отсутствие доказательств, США, Великобритания и страны ЕС ввели в отношении России новые санкции, в частности выслав наших дипломатов.

Отравление Скрипаля выгодно тем силам, которые заинтересованы в дискредитации нашей страны и снижении интенсификации сотрудничества между Россией и ЕС, в частности кооперации в сфере энергетики. США очень негативно оценивают проект газопровода «Северный поток - 2», считая его средством давления России на политику европейских стран. При этом американское руководство не скрывает планов наращивания экспорта своего сжиженного природного газа на европейский рынок, где Россия является сильным конкурентом.

По этой причине спецслужбы США вполне могли прибегнуть к «операции под чужим флагом» как методу недобросовестной конкуренции, чтобы подорвать имидж нашей страны и дезавуировать строительство «Северного потока - 2». Однако руководство Германии заявило о своей приверженности взаимовыгодному контракту о строительстве газопровода, выдав 27 марта прошлого года все необходимые разрешения35. «Операция под чужим флагом» пока идет безуспешно для своих бенефициаров, несмотря на разразившуюся в западных СМИ антироссийскую истерию.

Помимо прямых антироссийских провокаций, имеют место также и опосредованные, направленные против сил, которые поддерживает Россия. К таким «операциям под чужим флагом» можно отнести катастрофу «Боинга-777» в Донбассе летом 2014 года, и регулярные, в том числе имитационные, химические атаки в Сирии, в которых обвиняют сирийские вооруженные силы, а России пеняют за то, что она поддерживает «диктатуру Асада». Однако прямое военное присутствие России в Сирии сдерживает США от прямой военной интервенции в эту страну, хотя несколько раз американские ВВС наносили удары по сирийской армии под предлогом «химических атак», саботируя таким образом борьбу с террористами, которые на самом деле и применяют химоружие или снимают постановочные ролики о его применении.

Для борьбы с «операциями под чужим флагом» и ликвидации их деструктивных последствий нужно несколько простых, но очень важных правил. Во-первых, необходима эффективная агентурная работа спецслужб и органов правопорядка, нацеленная на предупреждение и ликвидацию самой возможности осуществления какой-либо провокации зарубежных разведок, экстремистских и террористических сообществ, вину за которую впоследствии можно было бы возложить на власти. В случае если акция проводится за рубежом и предотвратить ее не представляется возможным, на минимизацию вреда должны работать дипломатия и СМИ. При этом не следует уходить в глухую оборону, выставляя государство оправдывающимся, а вести информационно-психологическое контрнаступление, демонстрируя ущербность аргументов противоположной стороны и даже напрямую обвиняя тех, кому может быть реально выгодна та или иная «операция под чужим флагом».

В «деле Скрипаля», к примеру, Россия заняла наступательную позицию, не доказывая свою невиновность, а открыто упрекая Великобританию, США и ЕС в бездоказательных обвинениях против нашей страны и даже в некоторой степени намекая, что им самим выгодно совершение данного преступления. Подобная стратегия является верной, так как Российское государство не просто не подыгрывает тем, кто пытается его дискредитировать, но и само старается нанести информационный ущерб западным странам.

Наконец, важно не допускать панику среди населения, то есть нивелировать психологические последствия «операции под чужим флагом», которые могут проявляться в развитии недоверия к государству, общей атмосферы страха или апатии. Делать это необходимо, в том числе применяя санкции против тех элементов внутри страны, которые занимаются культивацией панических настроений среди граждан.

 

 

 1Шишов А. Разгром Японии и самурайская угроза. М.: Эксмо, 2005. С. 358-359.

 2Стариков Н. Война. Чужими руками. М.: Эксмо, 2017. С. 172-173.

 3Thomas H.Etzold and John Lewis Gaddis, eds. Containment: Documents on American Policy and Strategy, 1945-1950. New York: Columbia University Press, 1978. P. 125.

 4Ibid.

 5Corson W. The Armies of Ignorance: The Rise of the American Intelligence Empire. New York: The Dial Press, 1977. P. 298-299.

 6Brozzu-Gentile J.F. L’affaire Gladio. Paris: Editions Albin Michel, 1994. P. 77.

 7Гансер Д. Секретные армии НАТО: операция «Гладио» и терроризм в Западной Европе. М.: Кучково поле, 2012. С. 86-87.

 8Terrorists ‘helped by CIA’ to stop rise of the left in Italy // The Guardian // URL: https://www.theguardian.com/world/2001/mar/26/terrorism (дата обращения: 31.03.2018).

 9Гансер Д. Указ. соч. С. 14-15.

10Там же. С. 19.

11Haslam J. The Nixon Administration and the Death of Allende’s Chile. A case of Assisted Suicide. Verso, 2005. P. 56.

12Ibid. P. 52.

13Kornbluh P. Los EEUU y el derrocamiento de Allende. Una historia desclasificada. Santiago, 2003. P. 36.

14Haslam J. Op. cit. P. 62.

15Платошкин Н. Чили 1970-1973 годов. Прерванная модернизация. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2011. С. 243.

16Там же. С. 259.

17Там же. С. 265.

18Сергеев Ф. Чили: анатомия заговора. М.: Международные отношения, 1986. С. 78-79.

19Платошкин Н. Указ. соч. С. 373.

20См. об этом: Чернышев В. Заговор «мумий». М.: Издательство политической литературы, 1974. С. 134; Уроки Чили. М.: Наука, 1977. С. 371.

21Неужели в 1991-м в Вильнюсе «свои стреляли в своих»? Часть 1 // Комсомольская правда // URL: https://www.kp.ru/daily/25816.4/2794758/ (дата обращения: 01.04.2018).

22Там же.

23«Это была всего лишь одна пуля» // Коммерсантъ. Власть // URL: https://www.kommersant.ru/doc/1204306 (дата обращения: 03.04.2018).

24Там же.

25Podhoretz N. World War IV. The long struggle against Islamofascism. New York: Doubleday, 2007. 230 p.

26Госдеп: США вложили 5 млрд. долларов в «поддержку демократии» на Украине // РИА «Новости» // URL: https://www.ria.ru/world/20140422/1004886020.html (дата обращения: 19.03.2018).

27Quelle verita nascoste sui ceccini di Maidan // Gli occhi della guerra // URL: http://www.occhidellaguerra.it/ucraina-le-verita-nascoste-parlano-ceccini-maidan (дата обращения: 06.04.2018).

28Чекулин Н. Березовский - не своя игра. СПб.: Питер, 2011. С. 36-37.

29Там же. С. 40-41.

30Там же. С. 37.

31Там же. С. 73.

32Там же. С. 85.

33Отец Литвиненко назвал имя убийцы своего сына на шоу «Пусть говорят» // День Online // URL: https://www.dayonline.ru/incidents/news/otec-litvinenko-nazval-imya-ubiycy-svoego-syna-na--66655 (дата обращения: 08.04.2018).

34Кто отравил Литвиненко // Компромат.ru // URL: http://www.compromat.ru/page_19687.htm (дата обращения: 10.04.2018).

35Меркель сочла невозможным «Северный поток - 2» без транзита через Украину // РБК-Бизнес // URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5acca5b09a7947378ba90282 (дата обращения: 11.04.2018).



Другие статьи автора: Иванов Евгений

Архив журнала
№7, 2019№6, 2019№2, 2019№4, 2019№5, 2019№1, 2019№12, 2018№11, 2018№10, 2018№9, 2018№8, 2018
Поддержите нас
Журналы клуба