Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Неволя » №31, 2012

Положение в местах заключения, акции протеста, хроника нарушений в местах заключения (октябрь – декабрь 2012 года)
Просмотров: 802

Москва

24 октября 2012 года

Леонид Развозжаев отказался от подписанной ранее явки с повинной и показаний, данных под давлением. Об этом сообщает глава Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы, член Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев: «Насколько мы поняли, пытки были, но его не избивали, а были страшные психологические пытки, и он был вынужден дать ложные показания». По словам Борщева, Развозжаев заявил членам ОНК, что отказывается от своих показаний и требует адвоката. Он отметил, что защитнику, предоставленному государством, заключенный не доверяет и считает, что тот будет работать против него.

Другой член ОНК, Анна Каретникова, рассказала, что Развозжаева, по его словам, похитили в час дня 19 октября из украинского представительства ООН, когда он вышел купить булочку. «На него набросились мужчины в масках, надели на него шапку, заломали руки и затолкали в микроавтобус с украинскими номерами. Через несколько часов его пересадили в другой микроавтобус, это произошло, предположительно, на границе Украины и России. Все это время Развозжаев был в шапке и ничего не видел. Потом его посадили в подвал – вероятно, частного дома. Там его допрашивали люди в масках, он не видел их лиц, они не представлялись, они просили его дать признательные показания, оговорить Удальцова, других участников встречи. По-моему, звучала фамилия Навального», – отметила Каретникова.

Оба правозащитника отметили, что встречи с арестантом им пришлось добиваться в течение пяти часов. «Мы говорили с Развозжаевым не меньше часа. То, что происходит, – страшный и очень серьезный случай», – сказал Борщев.

Татарстан

26 октября 2012 года

В Казани нашлось видеоподтверждение еще одного случая смерти задержанного от пыток. Следственное управление СКР по Татарстану отменило постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти задержанного в казанском отделе полиции «Юдино». Следствие проверит опубликованную Казанским правозащитным центром видеозапись с камеры наблюдения, на которой зафиксированы пытки.

1 февраля в отдел полиции «Юдино» был доставлен 45-летний заместитель директора Казанского железнодорожного техникума Павел Дроздов. За мелкое хулиганство его поместили в камеру для административно задержанных. Там его, по данным правозащитников, пытали трое полицейских, в результате чего он скончался. Родственники Дроздова, у которого осталось четверо детей, потребовали возбудить уголовное дело в отношении полицейских.

По официальной версии, полицейские загнули руки и надели наручники на Дроздова, так как он был пьян и вел себя агрессивно. Через некоторое время задержанный перестал двигаться, и приехавшие врачи констатировали смерть.

Судмедэксперты пришли к выводу, что Дроздов скончался из-за панкреонекроза (острого воспаления поджелудочной железы), осложнившегося развитием шокового состояния, отеком головного мозга и легких. По их мнению, кровоподтеки на теле мужчины с его смертью связаны не были.

На записи видно, как полицейские тремя брючными ремнями связали Дроздову ноги и подтянули их к рукам, а затем все трое сидели на задержанном в течение продолжительного времени. Как отмечают правозащитники, эта поза, получившая название «ласточка», причиняет нестерпимые физические страдания и является бесчеловечным и унижающим достоинство обращением. Кроме того, один из полицейских ударил Дроздова ботинком в правый бок, а двое других ногами наступали на голени задержанного.

После мартовского скандала с пытками в казанском отделе полиции «Дальний» прокуратура начала проверку по жалобам на полицейских. Разбираясь со смертью Дроздова, прокуроры не могли ознакомиться с видеозаписью, поскольку она не была приобщена к материалам проверки, отмечается на сайте правозащитного центра. Юрист Андрей Сучков, представляющий интересы семьи погибшего, смог посмотреть видеоматериал только через 8,5 месяца после трагедии.

Опрошенные в ходе проверки полицейские заявили, что пытались оказать мужчине первую медицинскую помощь.

 

Ростовская область

27 октября 2012 года

Правозащитники и заключенные жалуются на систематические избиения зэков в колонии № 2 в Ростове-на-Дону. Об этом рассказала председатель совета общественной наблюдательной комиссии по Ростовской области Елена Елисеева.

«Мои слова основываются на жалобах и рассказах заключенных, чьи права нарушаются. Под удар попадают в первую очередь те, кто общается с членам ОНК и кто систематически жалуется на сотрудников колонии. Дошло до того, что жалобщиков начали подставлять, чтобы они получили дополнительный срок», – утверждает Елисеева.

Инцидент, который Елисеева приводит в пример, произошел в июне этого года с заключенным Андреем Сечевым. Сечевой, по словам представителя ростовской ОНК, на протяжении нескольких лет жаловался на различные нарушения со стороны руководства колонии. «В конце июня его избили в колонии и поместили в штрафной изолятор. Несколько дней он провел в ШИЗО в наручниках. Это была месть со стороны администрации за жалобы, которые он писал», – утверждает Елисеева.

В одной из своих последних жалоб Сечевой, в частности, указывал на суицид одного из осужденных, имя которого в заявлении зэка не называется.

«Вчера, 12.09.12 г., после отбоя из окна выпрыгнул осужденный, впоследствии скончавшийся по дороге в больницу. Этот осужденный не один раз писал жалобы, объявлял голодовки, чтобы его заметила наша администрация. Поскольку он был осужденным с низким социальным статусом, его никто не замечал и решать его проблемы никто не собирался. Он был осужден за преступления против половой неприкосновенности», – говорится в жалобе Сечевого на имя директора ФСИН Геннадия Корниенко. В этом же заявлении заключенный приводит и другие примеры суицида осужденных, а также их гибели из-за применения психотропных препаратов.

В 2011 году, утверждает Сечевой, в штрафном изоляторе покончил с собой осужденный Бурховцов. Годом раньше в отряде № 7 «от употребления препарата E205» скончались двое осужденных. В 2009 году, продолжает Сечевой, в колонии умер еще один заключенный: он перерезал себе горло ножом и выпрыгнул с третьего этажа. Сечевой отмечает, что покончить с собой осужденного вынудили сокамерники, которые две недели били его за то, что он не мог отдать карточный долг.

Сечевой утверждает, что скончавшийся обращался за помощью к представителям администрации колонии, в частности к тогдашнему начальнику отдела безопасности некоему Н.В. Абозину, но тот помогать отказался. В предшествующие годы, говорит Сечевой, ситуация была не лучше.

В своей жалобе осужденный задается вопросом, почему летальные случаи, которые якобы стали возможными из-за неудовлетворительной работы сотрудников колонии, списываются «на простые самоубийства, сердечные приступы и т.п.». «Почему никто не ответил за них?» – негодует Сечевой.

«За жизнью Сечевого мы следим давно, и начальнику колонии, разумеется, это не нравилось. В конечном итоге они придумали способ, как его наказать: обвинить его в нападении на начальника и другого заключенного», – говорит Елисеева.

Как рассказал «Газете.Ru» освободившийся недавно из ИК-2 Олег Ланчуковский, именно он стал тем, кто подписал заранее подготовленное заявление о нападении Сечевого. Ланчуковский признает, что поначалу был вынужден пойти на поводу у сотрудников колонии из-за угроз в его адрес. «Они пугали меня, что отдадут “блатным”, чтобы те со мной расправились. Я согласился подписать все, что они мне сказали», – заявил Ланчуковский. Сам он, по его словам, трудился в колонии разносчиком пищи. В день избиения Сечевого он видел, как последнего «повели на прием к начальнику».

Спустя некоторое время, когда Ланчуковский отвозил бочки с едой обратно в столовую, он увидел, как Сечевого выводят из административного корпуса оперативники.

Когда Ланчуковский вернулся к себе в отряд, к нему якобы пришли сотрудники оперчасти и потребовали написать заявление, что Сечевой его ударил. Также они требовали от него показаний, что тот видел, как Сечевой напал на начальника колонии Вячеслава Кравцова.

По словам Елисеевой, на Сечевого вскоре завели уголовное дело по фактам нападения на начальника ИК-2 и на Ланчуковского, после чего его перевели в СИЗО. Какую статью УК инкриминируют Сечевому, она уточнить не смогла.

Поначалу Ланчуковский отказывался общаться с членами ОНК: они приходили в колонию к Сечевому, пытаясь выяснить у его сокамерников, что те знают про инцидент с администрацией колонии. «Мне запретили это делать сотрудники. Я их слушался, потому что боялся», – говорит Ланчуковский. Впрочем, во время одного из визитов Ланчуковский все же дал понять общественникам, что не говорит из-за давления, которое на него оказывается.

«Я сказал, что боюсь за свою жизнь и жизнь своих родственников. Потом оперативники сказали мне, что я наговорил много лишнего. После моего общения с правозащитниками ко мне пришли оперативники и отобрали телефон и гражданские вещи, купленные на мои собственные деньги. Когда у меня забрали и второй телефон, который я смог достать в колонии, я сказал сотрудникам, что если они его не вернут, то я все расскажу правозащитникам», – подчеркнул заключенный. Телефон Ланчуковскому так и не вернули. По словам Елисеевой, за несколько дней до выхода на свободу ей позвонил Ланчуковский и сообщил, что он готов свидетельствовать против начальника колонии на суде по делу о нападении Сечевого. «Я, конечно, была в шоке, но сразу поняла, что теперь главное – встретить его у колонии, чтобы его не перехватили оперативники. Все, слава богу, удалось», – говорит Елисеева.

По ее словам, Управление собственной безопасности ФСИН России и его подразделение в Ростовской области теперь обязаны взять в разработку дело Сечевого и Ланчуковского, чтобы «остановить беспредел, который творится в ИК-2». В пресс-службе УФСИН по Ростовской области «Газете.Ru» не смогли прокомментировать ситуацию вокруг ИК-2.

Ингушетия

9 ноября 2012 года

Карабулакский районный суд Ингушетии огласил приговор по громкому делу о зверских пытках чеченца Зелимхана Читигова. В превышении должностных полномочий обвинялись экс-начальник местного РОВД Назир Гулиев и его заместитель Илез Нальгиев. Нальгиев получил восемь лет колонии строгого режима, а Гулиев оправдан. На подготовку приговора у судьи Фатимы Аушевой ушло три месяца – прения сторон завершились еще в конце июля.

Утром 27 апреля 2010 года в дом Читигова ворвалась группа вооруженных силовиков в масках. Они забрали его с собой в РОВД. По показаниям Читигова, его стали избивать уже в милицейском «уазике». В отделе, как утверждает Читигов, его пытали током, надевали на голову пакет, избивали ногами. Работники полиции называли ему разные имена и фамилии и требовали, чтобы Зелимхан опознал их.

Читигов провел в Карабулакском РОВД четыре дня, ему предъявлялись обвинения в теракте, пособничестве боевикам, воровстве, но ни по одному из эпизодов виновным себя он не признал. На пятый день полицейские отвезли его в суд, туда же пришли и его родные. В ходе слушания у Зелимхана случился приступ, и по требованию родственников его уложили в больницу. Отец Читигова написал заявление о том, что его сына пытали. Дело в суд передали в сентябре 2011 года, а сам процесс начался спустя месяц. Сам Зелимхан впоследствии стал инвалидом, прикованным к креслу.

Неясно, почему судья не осудила никак Гулиева, удивляется отец потерпевшего Шейх-Мухаммед Читигов: «С приговором для Нальгиева я согласен, но вот не понимаю, почему отпустили Гулиева, на каком основании. Думаю, будем обжаловать это решение судьи».

Гулиев, скорее всего, вернется в правоохранительную систему, считает родственник истца Магомед Шовхалов: «Гулиев во время суда вел себя вызывающе, перебивал судью и адвокатов. Несколько раз открыто угрожал близким Зелимхана. Так как его оправдали, то он, думаю, будет реабилитирован и вернется в МВД, возможно, даже на свою бывшую должность».

Обвинительный приговор Нальгиеву не менее удивителен, чем оправдание Гулиева, сказал известный ингушский правозащитник Магомед Муцольгов. «Честно говоря, я сильно удивлен, что приговорили Нальгиева. Для Ингушетии подобный приговор беспрецедентный, он дает надежду, что закон хоть как-то работает. Но при этом, он же не один пытал, их там ведь человек 6–8 было. Просто сам Зелимхан не смог всех вспомнить. И притом Гулиев оправдан. Он говорит, что не знал о пытках Читигова. Хотя сами подумайте: как начальник РОВД может не знать о том, что у него в отделе людей пытают?»

Вообще, жалоб на пытки со стороны полиции в Ингушетии много, утверждает правозащитник. «Не могу вспомнить количество известных мне заявлений по поводу пыток, но уж точно могу сказать, что ни одна неделя не обходится без подобных жалоб. Правоохранители крайне редко привлекаются к ответственности».

Приговор Карабулакского суда вызывает разные ощущения, говорит председатель правления правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов. «С одной стороны, осудили Нальгиева, что не может не радовать, но с другой – оправдание Гулиева. Конечно, не все, кто заслуживал наказания, а их было больше – человек восемь, оказались на скамье подсудимых».

Гулиева в Ингушетии обвиняют в намного большем количестве преступлений, продолжает Орлов. «Известно, что действия Гулиева в свое время спровоцировали карабулакских полицейских на забастовку – они попросту отказывались выполнять его противоправные приказы: поборы, фальсификация уголовных дел, пытки. Когда Гулиева со скандалом сняли с должности, он силой пытался вернуть ее себе. С новым начальником РОВД он буквально подрался в его кабинете. Из-за него весь отдел на усиленный режим охраны перевели».

Гулиев – родственник главы Ингушетии Юнусбека Евкурова, но не это спасло его от тюрьмы, уверен Орлов. «Я сам неоднократно слышал в республике, что Гулиева никто не сможет осудить, потому что он родственник Евкурова. Не думаю, что это его спасло, но разговоры об этом будут гулять в Ингушетии, и это очень сильно скажется на авторитете Евкурова».

Тем временем источник в ингушском МВД рассказал, что у Евкурова с Гулиевым произошел конфликт, из-за которого последний оказался на скамье подсудимых. «Гулиев вообще мог не оказаться в суде, но у него произошла размолвка с родным братом Евкурова, который занимался нефтяным бизнесом. Именно из-за этого Гулиев потерял должность, а потом он стал открыто выступать против главы республики, обвинял его, что тот не контролирует обстановку в регионе. Но отношения с Евкуровым Гулиев, как мне известно, наладил кое-как. Может, это и сказалось на приговоре».

Москва

12 ноября 2012 года

В Москве за серию угонов машин осужден бывший начальник колонии-поселения  Кировской области. Савеловский районный суд признал 31-летнего Дениса Катана виновным и приговорил его к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима. Денис Катан осужден по п. «в» ч. 2, 3 ст. 158 УК РФ (кража чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, в крупном размере), и ч. 3 ст. 30 п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ (покушение на кражу в крупном размере).

Следствие установило, что Д. Катан после ухода со службы «переквалифицировался» в профессионального угонщика.

Так, в период с ноября 2011 по февраль 2012 года он совершил 15 преступлений на территории Северного административного округа Москвы. С помощью специальных устройств – GPS-поисковика, предметов для вскрытия автомобильных дверей, транзитных номеров других регионов России, электрошокера, перчаток – он похищал автомобили, которые впоследствии продавал.

Задержать его удалось в ночь на 7 февраля 2012 года при попытке угона машины «Ford Focus 2», припаркованной на 1-й Магистральной улице. В общей сложности столичным автовладельцам причинен ущерб на сумму более 1,5 млн руб.

Таганрог

19 ноября 2012 года

В Таганроге двое сотрудников полиции задержаны по подозрению в избиении двух молодых людей для получения от них признания в краже. 

Двое жителей Таганрога, 17 и 18 лет, обратились в следственные органы 1 ноября. По их словам, накануне вечером они были доставлены в отдел полиции, где к ним была незаконно применена физическая сила.

Молодые люди сообщили, что сотрудники полиции нанесли одному из них несколько ударов по туловищу и голове, а второго пристегнули наручниками к металлической трубе, расположенной на высоте примерно 2 метра для того, чтобы они сознались в якобы совершенной краже мопедов. В результате у одного потерпевшего – ушиб почки, тупая травма живота, у второго – перелом руки. «Проведенное полиграфическое исследование показало причастность опознанных потерпевшими сотрудников полиции к нанесению им телесных повреждений», – отмечают в Следственном комитете.

По подозрению в совершении преступления задержаны старший оперуполномоченный и оперуполномоченный УР ОП-2 УМВД России по Таганрогу. Следствием подготовлено ходатайство об избрании в отношении них меры пресечения в виде заключения под стражу.

По результатам проведенной проверки возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий с применением насилия», по которой подозреваемым грозит до 10 лет тюрьмы.

Челябинская область, Копейск

24 ноября 2012 года

По последней информации, в ИК-6 г. Копейска происходит массовый бунт. Члены ОНК Латыпова и Леготин стоят возле колонии вместе с родственниками осужденных. На территорию колонии введен ОМОН. Кто-то бегает по крышам зданий. Родственники видели флаг с надписью «Люди, помогите!» Представители управления ФСИН и зам. прокурора области по надзору на телефонные звонки не отвечают. Членов ОНК на территорию не пускают и никакой информации не дают. Вячеслав Башков связался с Оксаной Труфановой по телефону.

В пресс-релизе Уральского демократического фонда со ссылкой на члена ОНК по Челябинской области Дину Латыпову, юриста Уральского демократического фонда, сообщается следующее.

24 ноября 2012 года в 19.00 члены ОНК по Челябинской области Дина Латыпова и Михаил Леготин вместе с помощником депутата Областного законодательного собрания журналисткой Оксаной Труфановой по сигналу о беспорядках в ИК-6, полученному от члена ОНК В. Приходкиной, подъехали к входу в колонию.

Они увидели, что несколько десятков заключенных ходят по крышам, стоят на трубах промзоны, на крышах видны плакаты, написанные красным на белом фоне: «Люди, помогите!» С крыш доносятся крики о помощи, призывы к журналистам, родственникам, чтобы те не расходились, так как осужденные боятся за свою жизнь. Возле колонии большое скопление гражданского населения, которое все прибывает, родственники перекрыли дорогу возле колонии.

Рядом с колонией – несколько машин с ОМОНом, милиция, представители администрации колонии, отказавшиеся назвать себя, однако знающие в лицо членов ОНК, которые в колонию допущены не были.

Оксана Труфанова в качестве помощника депутата прошла для встречи с руководством колонии. Она имела беседу с начальником ИК-6 Механовым, прокурором Яковлевым и замначальника ГУ ФСИН по Челябинской области Канашовым, которые пояснили ей, что заключенные добиваются своими действиями встречи с прокурором, освобождения заключенных, содержащихся в штрафном изоляторе.

Прокурор немедленно начал прием, а на требования касательно освобождения осужденных из ШИЗО руководство намерено ответить отказом. Также и Механов, и Канашов обещали помощнику депутата, что ОМОН вводить до последней возможности не будут и попытаются разрешить ситуацию мирным путем. Вместе с тем выйти к родственникам для снятия напряжения они отказались.

Следует отметить, что члены ОНК по Челябинской области Д. Латыпова, В.Приходкина Т. Щур, Н. Щур, Е. Сыркина регулярно выезжали в ИК-6 в связи с постоянными жалобами на избиения, вымогательства и другие нарушения прав человека, постоянно отмечая в своих актах наличие этих нарушений. Никакой реакции со стороны руководства ГУ ФСИН по Челябинской области не наблюдалось. Более того, в настоящий момент предъявлено обвинение в заведомо ложном доносе Даниилу Абакумову, заключенному ИК-6, выступившему со свидетельством об избиении и вымогательствах в колонии. (Дело Абакумова широко освещалось в СМИ.) Реакция ГУ ФСИН выразилась не в разбирательстве по существу, а в переводе стрелок на бесправного человека, доведенного до отчаяния.

Челябинская область, Копейск

25 ноября 2012 года

Бунт в колонии № 6 Копейска ликвидировали 250 сотрудников ОМОНа, СОБРа и спецназа ГУ ФСИН. Вначале они не пускали толпу, в первых рядах которой была молодежь, к стенам исправительного учреждения. Когда собравшиеся стали поддерживать заключенных криками «Парни, вы в центре внимания!», люди в масках начали действовать.

– Никакой провокации против ОМОНа не было. Я вышла из машины, ждала звонка от помощника уполномоченного по правам человека, чтобы войти на территорию колонии. Решила подойти поближе. Сделала всего два шага, когда ОМОН закричал: «Побежали» – и бросился вперед с дубинками. Меня сзади ударили по голове. Когда я вставала из грязи, полицейский подошел ко мне и сказал: «Если ты правозащитница, лежи и молчи», – сообщила «Первому областному» правозащитник Оксана Труфанова.

ОМОН отогнал толпу далеко от стен колонии.

– Мы мимо проезжали и остановились, чтобы пропустить машины. В этот момент ОМОН накинулся на нас, вытащил из машины, стал бить автомобиль. У нас в машине был маленький ребенок, мы кричали об этом, но полицейские не останавливались, – рассказал мужчина, которому в потасовке разбили бровь.

Окровавленные люди остались у стен колонии, чтобы дождаться помощи медиков. Однако в исправительное учреждение приехала всего одна «скорая помощь».

– Мне позвонили из колонии № 11. Сказали, что в ИК № 6 600 человек вскрыли вены, еще 300 закрылись в бараке. Чтобы заключенные в бараке не причинили себе вреда, ОМОНу не позволяют начинать штурм. Приехала только одна «скорая». На вышке вывесили простыню, где кровью написано: «Помогите! Спасите нас!» Один пацан прыгнул вниз, говорят, насмерть, – поделились родственники заключенных.

Бунт в колонии начался, когда заключенные выдвинули два условия.

– Якобы ребята голодали, так как многих избили и поместили в ШИЗО. Заключенные вышли на плац и требовали показать тех, кто в штрафном изоляторе, добивались встречи с прокурором. Потом они захватили вышку в промзоне и вывесили огромный белый плакат. Меня единственную внутрь завели для беседы, но встретиться с бунтующими не дали. Говорят, я их спровоцирую вскрыть вены или спрыгнуть с вышки, – отметила Оксана Труфанова.

Напомним, восстание в колонии № 6 Копейска началось 24 ноября. По информации правозащитников и родственников заключенных, на бунт поднялся чуть ли не весь состав колонии. Люди требовали встречи с прокурором, чтобы рассказать о пытках и издевательствах в колонии.

По официальной информации ГУ ФСИН по Челябинской области, перед проведением обеда осужденные шести отрядов в количестве 250 человек вышли в режимный коридор жилой зоны учреждения и выдвинули незаконные требования по ослаблению режима содержания. В частности, они настаивали на освобождении ряда осужденных из штрафного изолятора.

К стенам исправительного учреждения приехали около 300 родственников и друзей заключенных. Между ними и сотрудниками ОМОНа завязалась драка. Около 40 человек были задержаны по административной статье «нарушение общественного порядка».

Челябинская область, Копейск

25 ноября 2012 года

В ГУ ФСИН по Челябинской области прокомментировали ситуацию с бунтующими заключенными в колонии № 6 под Копейском. «В режимном коридоре жилой зоны продолжает оставаться порядка 250 осужденных. Постоянно они там не находятся: одни уходят в жилые помещения, им на смену приходят другие. Осужденные уже сняли все требования, кроме одного – выпустить из штрафного изолятора находящихся там лиц. Однако штрафники помещены в ШИЗО за нарушения режима, так что эти требования являются незаконными», – рассказал пресс-секретарь службы Иван Мишанин.

В ИК-6 в Копейске на случай осложнений продолжают дежурить бойцы отряда спецназа регионального ГУ ФСИН «Урал» и сотрудники ОМОНа полицейского главка. На место, кроме того, уже прибыло руководство всей системы Федеральной службы исполнения наказаний.

«В настоящее время ситуация остается контролируемой, пострадавших из числа контингента нет», – уверяют силовики.

Кроме того, по уточненным данным аппарата уполномоченного по правам человека в Челябинской области, среди собравшихся 24 ноября у стен колонии не было родственников осужденных.

В исправительной колонии № 6 Копейска (Челябинская область) в воскресенье продолжается противостояние зэков с властями, причем во ФСИН уверяют, что ситуация под контролем. На фоне этого местные жители подают заявления по фактам избиения сотрудниками ОМОНа у ворот колонии. Заявлениям ФСИН в городе не верят: ползут слухи, что из колонии в морги вывозят трупы, а некоторым заключенным удалось бежать. О реакции на конфликт у ворот колонии рассказала координатор проекта Gulagu.net Оксана Труфанова. Пока она единственная, кого хотя бы раз допустили в колонию, и главный источник неофициальной информации о происходящем. По ее словам, против полицейских подано минимум пять заявлений. «Подала заявление с требованием привлечь полицейских по статье 286 УК "Превышение служебных полномочий". Кроме меня, на тот момент заявления подали еще четыре человека с аналогичными заявлениями, хотя на самом деле пострадавших было больше. Я знаю, что одна девушка, убегая от ОМОНа, сломала себе ногу, так же крепко досталось 14-летнему подростку».

Правозащитники утверждают, что к колонии не проехать: все дороги перекрыты, «никого не пускают и не выпускают, прорваться к колонии не представляется возможным», заявила координатор портала Gulagu.net Евгения Кочетова.

Версии происходящего в Копейске различаются как насчет «бунта» внутри колонии, который сами заключенные называют акцией протеста, так и поводу происходившего у ворот, где ОМОН бросился разгонять собравшихся после указания «Бьем!». По утверждению Труфановой, «беспорядки никто не устраивал». «Было массовое избиение родственников заключенных бойцами ОМОНа, поэтому сейчас люди подают заявления в Следственный комитет о применении к ним насилия. Спецназ просто без разбора бил всех. Люди стояли молча, а они пошли на них стеной. Мне тоже досталось дубинкой сзади по голове», – заявила она.

Другую версию озвучил уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов: «Внешняя среда была готова к акции протеста. Родственников среди собравшихся возле колонии людей было не так много. В основном это были люди от 27 до 40 лет, они кидали снежки в ОМОН – это я видел сам. Потом, как говорят очевидцы, в ход пошли бутылки, люди на автомобилях пытались прорваться сквозь ОМОН. То, что акция была спланирована, – это факт.» По данным областного ГУ МВД, вечером в субботу были задержаны 26 человек.

По словам Труфановой, в городе в воскресенье обстановка нервозная: «Весь город погряз в слухах. О том, что якобы из колонии в морги привозят трупы, и о том, что якобы из колонии сбежали шесть заключенных».

Руководитель пресс-службы ГУ ФСИН России по региону Иван Мишанин рассказал о том, что происходит внутри протестующей колонии в воскресенье. «Ситуация такая же, что и вчера. Порядка 250 заключенных проводят, как они сами называют, акцию протеста. Они находятся в коридоре, сменяя друг друга, кто-то уходит, другие остаются, иногда кто-то крикнет, кто-то свистнет. Требование у них одно – вывести из штрафного изолятора злостного нарушителя режима, что незаконно». Мишанин подчеркнул, что никаких погромов нет, сотрудники колонии не применяют к бунтовщикам спецсредств. В свою очередь, арестанты также не совершают преступных действий. Обстановка в колонии относительно спокойная.

Омбудсмен Севастьянов добавляет: «Заключенные приходят в коридор, сменяя друг друга. Подходишь к ним, там человек двести, а разговаривают три, остальным уже и стоять неохота, а как уйти – вопрос, там же свои порядки, своя иерархия».

Он добавил, что по ряду претензий бунтовщиков, в частности о вымогательствах и избиениях, надо проводить тщательные проверки.

В ГУ ФСИН отмечают: проводится служебная проверка, выявляются все обстоятельства произошедшего. Обстановка в учреждении контролируемая и управляемая.

Челябинская область, Копейск

26 ноября 2012 года

Бунт заключенных в Копейске поддержали заключенные еще четырех колоний. Объявлена голодовка в колониях № 1, 3, 11 и 25 в Копейске, Челябинске и Златоусте. В златоустовской колонии № 25 заключенные ночью покинули бараки и около часа простояли на улице в знак солидарности с колонией ИК-6, где заключенные устроили бунт.

Основное требование людей – встреча с прокурором, на которой заключенные расскажут о многочисленных нарушениях в колониях.

Тюремные власти привлекли к дежурству дополнительные бригады конвоиров и охранников, надеясь не допустить массовых беспорядков.

Челябинская область, Копейск

26 ноября 2012 года

Общественная палата взяла под контроль расследование чрезвычайного происшествия в колонии № 6 в Копейске, где заключенные устроили акцию протеста. Об этом агенству рассказала член ОП, председатель президиума Совета общественных наблюдательных комиссий Мария Каннабих. «В колонии еще предстоит очень серьезная работа. Сейчас важно проанализировать, каким образом удалось организовать столько людей для акции неповиновения», – сказала Каннабих. Она добавила, что в данный момент ОП продолжает мониторить ситуацию в колонии и будет следить за ходом расследования.

Осужденные написали 27 заявлений о предположительных нарушениях в колонии, отметила Каннабих. В ситуации будет разбираться Следственный комитет и прокуратура. «В колонии в настоящее время работает первый заместитель директора ФСИН России Эдуард Петрухин. Хочу отметить, что во многом благодаря его поддержке представителям ОНК удалось провести встречу с заключенными и их родственниками», – сказала член ОП.

В своем отчете для ОП глава ОНК Челябинской области Анатолий Тарасюк сообщил, что заключенные пожаловались на избиения со стороны администрации, платные свидания с родственниками, требования «материальной помощи» для ремонта помещений. «Если данные подтвердятся проверками, это безусловные нарушения», – отмечает Каннабих.

Помощники уполномоченного по правам человека Владимира Лукина также ведут прием заключенных в колонии, сообщил журналистам челябинский омбудсмен Алексей Севастьянов. «Представители прокуратуры и правозащитники из Москвы, помощники Лукина, ведут прием осужденных в колонии. Они разговаривают буквально с каждым осужденным. После опроса будет составлен доклад, по итогам которого Лукин, возможно, примет решение посетить колонию», – сообщил Севастьянов.

Он добавил, что обнаружены признаки унижения чести и достоинства заключенных со стороны администрации. Будет проведена тщательная проверка, сказал Севастьянов.

В понедельник заключенные копейской колонии прекратили акцию протеста, сообщила пресс-служба областного главка ФСИН. В сообщении подчеркивается, что спецназ на территорию колонии не вводился. Прокуратура также отрицает участие спецназа и опровергает сообщения об избиении осужденных.

Между тем в воскресенье вечером поступили сообщения о начале новой «зачистки» в колонии. Родственники заключенных сообщали, что спецназ и ОМОН вошли на крышу учреждения, начался штурм зоны, с территории раздаются крики.

В субботу началась акция протеста заключенных колонии. Они захватили вышку в промзоне, на которой вывесили плакат «Помогите, люди!». Кроме того, с крыш зданий колонии вывесили баннеры с сообщениями об акции протеста с участием 1500 человек против пыток и вымогательств. По словам очевидцев, один человек упал с вышки.

С утра в субботу за шлагбаумом колонии собралось несколько сотен родственников заключенных. Они потребовали убрать ОМОН и перекрыли дорогу, перевернув полицейский «уазик». Полиция жестко пресекла акцию, многие ее участники были избиты. Власти сообщают о задержании 38 человек.

В воскресенье родственники заключенных, продолжавшие дежурить у колонии, сообщили, что осужденных начали вывозить из ИК, чтобы комиссия из Москвы не застала тех людей, которые могут дать показания.

Летом этого года правозащитники представили свидетельства систематических пыток и вымогательств в копейской колонии. В июне один из заключенных скончался после побоев. Проверка, проведенная областной прокуратурой, не выявила массовых нарушений прав заключенных, сообщили власти в начале октября.

Челябинская область, Копейск

27 ноября 2012 года

Пресс-релиз группы наблюдателей ОНК Челябинской области (Латыпова Дина Айваровна, Щур Николай Алексеевич, Щур Татьяна Михайловна): «Сегодня, 26 ноября 2012 года, наша группа, уведомив надлежащим образом ГУ ФСИН Челябинской области и получив разрешение на посещение у Первого заместителя директора ФСИН Петрухина Э.В. (хотя по закону получать такое разрешение и не требуется), в 11.11 прибыла к дверям ИК-6. К нам вышел зам.нач. ГУ ФСИН по Челябинской области Агарков Сергей Иванович и сказал, что генерал-лейтенант Петрухин Э.В. распорядился не пускать нас в колонию до тех пор, пока там находятся представители Уполномоченного по правам человека в РФ Лукина В.П. На наш вопрос, каким образом наша работа зависит от работы представителей Уполномоченного, Агарков ответил, что он просто выполняет приказ.

Спустя некоторое время нас проводили в помещение штаба колонии, которое находится за пределами зоны. Там мы провели все время до 18.18. Все это время нас беспрестанно “охраняли” от одного до пяти сотрудников ИК-6.

Около 18.00 Латыповой Д.А. позвонил Председатель Совета по правам человека при Президенте РФ Федотов М.А. и проинформировал, что у него состоялся разговор с директором ФСИН Корниенко, который сказал, что единственной причиной нашего недопуска в колонию сегодня является забота о нашей безопасности и что завтра мы можем спокойно пройти в колонию.

Я тут же связался по телефону с начальником ГУ ФСИН области Турбановым В.Н. (по просьбе Агаркова С.И.) и уведомил его, что завтра с утра мы приедем с инспектированием в ИК-6 и что разрешение на посещение дал сам директор ФСИН. На это Турбанов В.Н. заявил мне, что он не видит смысла в нашем нахождении в ИК, поскольку там уже работают следователи и прокуроры, и, добавил Турбанов, достаточно того, что председатель ОНК Тарасюк А.М. уже посетил колонию. И что сейчас ему вообще некогда разговаривать со мной, так у него в кабинете полно народа, созвонимся завтра. И бросил трубку.

Агарков С.И. в телефонном разговоре со мной сказал, что если мы хотим поговорить с Петрухиным (об этом мы просили его неоднократно в течение всего сегодняшнего дня), то можем это сделать через час в ГУ ФСИН.

Мы немедленно выехали в ГУ ФСИН и были там уже через 40 минут. Постовой на входе сказал, что никого (ни Петрухина, ни Агаркова) в Управлении уже нет: да, были, но давно ушли, попрощавшись. Агарков, которому я тут же позвонил, трубку не взял.

Спустя пару часов мне позвонил помощник Уполномоченного по правам человека Челябинской области Бабин Максим Анатольевич и поинтересовался, когда завтра мы прибудем в колонию, поскольку нас завтра пропустят. Я пересказал ему свой разговор с Турбановым и выразил сомнение в нашем допуске в колонию завтра. Бабин обещал выяснить и перезвонить. Не перезвонил.

По Первому каналу и «России-1» видел репортажи о колонии – к правде отношения не имеют никакого. Прокурор по надзору за ИК Яковлев А.П. совершенно нагло врал, что ни одной жалобы от заключенных из ИК-6 о вымогательствах и избиениях не было. А только мы передавали ему лично жалобы на избиения и вымогательства неоднократно в течение этого года. Мы даже говорили с ним об этом на заседании ОНК, куда Яковлева приглашали специально.

В тот день, когда члены ОНК Латыпова и Юрин пытались попасть в колонию и их туда не пускали и не пустили, председатель ОНК Тарасюк там был (один). Он же сегодня принимал участие в пресс-конференции и говорил от имени ОНК на ней. Также он составил отчет о происходящем в ИК-6 и отправил его от имени ОНК в Общественную палату РФ. С ОНК он свои действия не согласовывал. (Тарасюк – бывший начальник колонии в Челябинской области.)

Сейчас прочитал заявление Каннабих о ситуации в ИК-6. Ответственно заявляю, что членов ОНК Челябинской области не допустили в ИК-6, в колонии скрытно от всех был ОДИН председатель ОНК, что является грубейшим нарушением Закона об общественном контроле. А нас (Латыпову Д., Леготина М., Щура Н., Щур Т., Юрина А.) не пускают в ИК уже трое суток – как раз по указанию Петрухина, хотя именно Петрухин и уверил Лукина В.П., что мы свободно можем посетить ИК. Заявление Каннабих не соответствует действительности.

Завтра, 27 ноября, мы вновь предпримем попытку зайти в ИК-6.

Николай Щур, руководитель группы наблюдателей,

руководитель Уральского демократического фонда.»

Челябинская область, Копейск

27 ноября 2012 года

Следственный комитет РФ по Челябинской области по результатам доследственной проверки в связи с бунтом заключенных в ИК-6 города Копейска возбудил уголовные дела о превышении должностных полномочий и насилии в отношении полицейских, сообщил во вторник официальный представитель ведомства Владимир Маркин.

По переданному осужденными 41 заявлению заключенных о вымогательстве у них денег персоналом колонии возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Еще пять дел расследуется по ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти) в связи с травмами, полученными сотрудниками ОМОНа при нападении на них в субботу родственников осужденных. Ранее сообщалось, что пострадали восемь омоновцев.

По словам Маркина, в своих заявлениях заключенные сообщили, что начиная с 2008 года и до последнего времени сотрудники колонии вымогали у них разные суммы – от 5 тыс. до 90 тыс. рублей – «путем создания неблагоприятных условий отбывания наказания и угроз применения физического насилия».

Тем временем эксперты и пресса пытаются выяснить истоки бунта в копейской колонии и найти виновников. Поборы и издевательства над заключенными происходят повсеместно, отмечает РБК Daily. Так, заключенный исправительной колонии в поселке Середка Псковской области рассказал изданию, что спецназ ФСИН регулярно устраивает им воспитательные «вечеринки» – забегают в масках в казармы и начинают избивать «всех без разбору» без всякого повода. И так происходит во многих, если не во всех, российских колониях.

Как сообщалось, бунт в ИК-6 в Копейске начался 24 ноября, когда перед обедом сотни осужденных из шести отрядов вышли в режимный коридор жилой зоны учреждения и потребовали ослабить режим содержания и освободить своих товарищей из штрафного изолятора. Первоначально речь шла о 250 участниках протеста, однако в СК во вторник уточнили, что к мятежу присоединились не менее 500 человек.

По данным СМИ, осужденные громили заграждения, захватили смотровую вышку и вывесили огромные баннеры с обвинениями тюремщиков в вымогательстве и призывами спасти их. Ранее публиковались видеоролики, сделанные за воротами колонии. Однако на сайте Life News появилась запись, видимо, с камер наружного наблюдения колонии. На ней видно, как десятки осужденных сносят забор, а некоторые из них забираются на водонапорную башню и крыши колонии.

Не менее драматичные события развернулись у стен колонии, где для поддержки бунтующих собрались около 300 родственников осужденных. Прибывшие на место событий омоновцы стали разгонять людей. По утверждениям МВД, ранения при этом получили только сами стражи порядка, когда пьяные хулиганы забросали их бутылками. Полиция задержала 38 человек, которые, как утверждается, находились в состоянии алкогольного опьянения у колонии. Их доставили в отделы полиции Копейска и Челябинска, где составили административные протоколы.

В понедельник ГУ ФСИН России по Челябинской области объявило об окончании акции протеста и стабилизации обстановки в колонии. В тот же день Генпрокуратура опровергла информацию о том, что заключенных в Копейске били, кто-то из них сбежал и были зафиксированы факты членовредительства. Но, по данным правозащитников, накануне волнения продолжались.

Как сообщила координатор проекта Gulagu.net Оксана Труфанова, во вторник замначальника Челябинского управления ФСИН Сергей Агарков представил правозащитникам, родственникам осужденных и журналистам свидетельства того, что заключенные живы и не пострадали. Осужденных попросили подписать специальные списки – каждый оставил подпись рядом со своей фамилией. Представитель УФСИН также официально подтвердил, что у одного из заключенных колонии есть травма: он якобы сам себя порезал и находится в больнице.

Одновременно появились подозрения, что руководство делает все, чтобы осложнить общественный контроль над ситуацией – во вторник на дверях и воротах копейской колонии появились таблички «карантин по гриппу». У родственников заключенных не принимают передачи.

У стен колонии с утра дежурили около 30 человек, но потом они ушли, сообщила во вторник руководитель пресс-службы Главного управления МВД по Челябинской области Анжелика Чиркова. «Полиция продолжает держать оцепление возле колонии, но родственников заключенных под стенами учреждения уже нет», – сказала она.

Правозащитница Оксана Труфанова с сожалением заметила по поводу последних распоряжений начальства колонии, что «некоторые сотрудники тюремного ведомства продолжают "креативить"». Наблюдатели опасались, что под этим предлогом власти могут отменить обещанный сотрудниками ФСИН визит правозащитников и журналистов на территорию ИК. Однако во вторник утром на территорию колонии пустили представителей уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина, а затем и троих членов местной наблюдательной комиссии Дину Латыпову, Николая Щура и Татьяну Щур.

«Правозащитники прошли на территорию колонии сегодня в 10 часов», – сообщил пресс-секретарь областного ГУ ФСИН Иван Мишанин. По его словам, накануне их невозможно было допустить из-за того, что на территории ИК-6 находилось большое число проверяющих: «Мы не могли обеспечить безопасность женщинам-правозащитницам, поэтому представителей ОНК не пустили в колонию».

Владимиру Лукину его представители сообщили, что все заключенные копейской колонии прекратили голодовку и добровольно вышли на построение. Ситуация в колонии в целом нормализовалась, заявил Уполномоченный по правам человека при Президенте РФ. В правоохранительных органах ранее отрицали, что в колонии кто-то объявлял голодовку, однако, по данным правозащитников, часть осужденных отказалась принимать пищу.

В то же время Life News в колонии рассказали, что во вторник заключенные по-прежнему отказываются соблюдать режим и подчиняться конвоирам. Утром осужденные не вышли на зарядку и отказались работать, сообщил источник. И далее: «По нашим данным, нарушителей режима более 1000 человек. Сами арестанты заявляют, что поддерживающих бунт 1400».

Челябинская область, Копейск

6 декабря 2012 года

Сотрудники правоохранительных органов, расследующие случаи вымогательства денег у заключенных после бунта в колонии № 6 Копейска Челябинской области, изъяли оружие, неучтенную технику и финансовые документы. Между тем правозащитники бьют тревогу: по их данным, начальство ИК-6 полностью самоустранилось от управления сидельцами.

Заключенные делают что хотят, нарушают режим, ведут себя вызывающе и жалуются, что руководство уничтожает важные улики.

В ходе обысков следователи обнаружили большое количество ножей и сабель, произведенных на территории исправительного учреждения, хотя учреждение не имеет разрешения на подобную деятельность, сообщает Следственное управление СКР по региону. Экспертиза должна установить, являются ли эти предметы холодным оружием.

Кроме того, проверяющие нашли в колонии большое количество не поставленной на баланс бытовой техники и материальных ценностей, происхождение которых предстоит выяснить. СКР продолжает проверять более 120 заявлений осужденных, жалующихся на вымогательство денег начальством.

СПЧ обнаружил «очень квалифицированную систему» вымогательства в ИК-6. Президентский совет по правам человека (СПЧ) располагает доказательствами многочисленных нарушений в ИК-6, заявил член организации Игорь Каляпин. «Я сегодня уверенно могу сказать – нами собрано достаточно документов... В шестой колонии была организована разветвленная, очень квалифицированная система вымогательства денег с родственников осужденных».

По данным правозащитника, установлено, что отношение администрации колонии к осужденным напрямую зависело от того, могут ли родственники осужденных оказывать колонии так называемую «гуманитарную помощь». «Люди, которые жаловались, подвергались избиениям. Жалобы во все инстанции шли потоком последние три года. Общественные наблюдательные комиссии писали письма про эти безобразия, обращались в официальные инстанции, но реакции не было», – сообщил правозащитник.

На этой неделе члены СПЧ дважды побывали в ИК-6, пообщались с осужденными, а также посетили следственный изолятор № 3. Кроме того, правозащитники и эксперты встретились с губернатором Челябинской области Михаилом Юревичем и руководителями силовых структур.

По итогам поездки глава СПЧ Михаил Федотов заявил, что акция протеста заключенных в колонии была вызвана бесчеловечными условиями их содержания. По его словам, основные претензии осужденных к администрации колонии – это избиения, унижение, поборы, низкая заработная плата, нарушение правил охраны труда. Федотов подчеркнул, что члены СПЧ все проверили на месте и выяснили, что «слова осужденных – правда».

Помимо прочего, оказалось, что осужденных в штрафном изоляторе держали не по 15 суток, как положено по закону, а месяцами и даже годами. Как сообщалось, в ШИЗО осужденных «пытали музыкой» – включали на большой громкости хиты немецкой рок-группы Rammstein и песню «Голубая луна» в исполнении Бориса Моисеева. Сидельцы также рассказали, что тюремщики систематически их унижали, практиковали «грубые анальные осмотры» и пытки электротоком.

Правозащитники опасаются, что ситуация в копейской колонии может выйти из-под контроля, так как руководство устранилось от управления учреждением. Заключенные без сопровождающих свободно ходят по всей территории ИК-6, курят в помещениях, не здороваются с сотрудниками, сообщил член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Челябинской области Николай Щур, который накануне побывал в колонии.

«Складывается впечатление, что руководство самоустранилось от управления колонией. В любой колонии вы не увидите праздношатающихся заключенных. Здесь же все локальные зоны открыты, заключенные ходят без сопровождающих, что запрещено внутренним распорядком, за такое нарушение сразу сажают в ШИЗО. Мы тоже должны ходить с сопровождающими, но я такого в отряде не смог найти, чтобы перейти из одного помещения в другое», – рассказал правозащитник.

По его словам, тогда пришлось просить заключенного найти сотрудника колонии, и тот наконец привел кого-то из столовой. С этим сопровождающим правозащитник дошел до дежурной части и обратил внимание, что практически никто из попавшихся навстречу арестантов с ними не поздоровался, хотя по правилам обязаны это делать.

«Зашли в медсанчасть, там четыре осужденных сидят курят, что вообще запрещено. Оперативник дверь открыл, никто даже не привстал, переглянулись только между собой: ''Будем вставать или нет?''. Такая обстановка меня настораживает», – поведал член ОНК.

В беседе с Николаем Щуром заключенные рассказали, что администрация колонии уничтожает документы, «вещественные доказательства», вывозит оборудование. По сведениям правозащитника, пока начальник колонии Денис Механов остается на своем посту.

Челябинская область, Копейск

11 декабря 2012 года

В ИК-6 Копейска снова не дали работать членам ОНК. ГУ ФСИН оправился от испуга: нас вновь не пускали в зону. При этом тюремщики не утруждали себя придумыванием чего-то нового, а катились по привычным рельсам гуфсиновского вранья, лишний раз показав, что слово офицера внутренней службы не стоит и трех копеек в базарный день, пусть этим офицером будет сам генерал-майор Турбанов В.Н. В своtм открытом обращении к СМИ 7 декабря торжественно клялся, что никаких препятствий деятельности ОНК не будет. Я ж говорю: три копейки в базарный день – цена его слову.

По порядку.

У ворот колонии нас уже поджидал начальник воспитательного отдела майор Васильев Андрей Леонидович. Без проблем через КПП. Сдали телефоны. В зоне: «Поднимемся на четвертый этаж – там вам приготовлена комната».

Никогда раньше на четвертый этаж административного здания нас не приглашали – максимум на третий – к начальнику.

Пришли, сели в кабинет психологов: ну, что дальше?

– А посидите, сейчас решим.

Все понятно: арест – как третьего декабря.

– Значит так, вот вам 10 минут на все, через 10 минут мы встаем и уходим.

Начинается перезвон, причем на этот раз Васильев для каждого звонка выходит из кабинета. Мы ждем, какую же версию на этот раз придумают.

Придумали: ждем, когда из Управления приедет Назаркин В.С. – помощник по правам человека. Мы резко против, ибо перед выездом в колонию я позвонил Назаркину и тот мне сказал, что с нами он не поедет, т.к. необходимости нас ему сопровождать нет.

Итак, мы встали и пошли.

Спустились на этаж, пошли к Механову Д.С. Зашли в кабинет. Денис Сергеевич жив-здоров, от былого угнетенного вида и следа нет. В кабинете какой-то полковник, еще офицер и человек в штатском. И еще одиозный зам. по БиОР Зяхор Е.П., то есть все на своих местах, как ни в чем ни бывало.

Я – Механову:

– Денис Сергеевич, обеспечьте нам, пожалуйста, выход в зону.

Механов:

– А вы в зоне, кабинет вам приготовлен, будете работать там.

– Нет, Денис Сергеевич, будем работать там, где посчитаем нужным. Будьте добры соблюдать закон.

– А вам в зоне лучше не появляться. Ваше появление провоцирует заключенных, вы дезорганизуете работу учреждения.

Я – Механову:

– Что, опять Петрухину звонить?

После этого Механов велел своим офицерам проводить нас в клуб и туда приводить строго по одному заключенному, несколько раз повторил: строго по одному!

И пошли мы в зону.

Тихо в зоне. Но совсем по-другому тихо, не так, как в последний раз. Никого в режимной зоне нет – все локальные участки закрыты. В двориках «локалок» тоже ни души. В коробке в хоккей никто не играет. И ворота в жилую зону закрыты на замок, войти в нее можно только через дежурную часть.

Пришли в клуб. Отдали список сопровождающим: вот 9 фамилий – приведите, пожалуйста.

Угадайте, что было дальше с одного раза. Правильно: никто к нам не пришел. Объяснение? Осужденные не хотят с вами встречаться.

И пошли мы в отряд – посмотреть в глаза этим заключенным, с которыми мы в прошлый раз договаривались сегодня встретиться.

В отряде шла борьба: сотрудники не пускали рвущихся к нам заключенных. Оказалось, получив наш список, бравые тюремщики пошли по отрядам: ОНК сегодня не приехала.

И мы начали приём. После захода в зону прошло уже час двадцать.

Результат?

Главное: несколько человек заявили, что следователи полностью игнорируют сообщения осужденных об изъятии улик. Скажем, осужденный на приеме говорит следователю: вот там и там спрятаны коробки с документами и дисками – чеки, накладные и т.п., изымите. Следователь отвечает: ну хорошо, завтра-послезавтра посмотрю, приму решение… Ночью сотрудники колонии вместе со СДиПовцами приходят с тележками, вывозят документы и сжигают их в промзоне (названы фамилии сотрудников и СДиПовцев, даты: происходило это уже с 28 ноября, как минимум). И так далее.

Еще. Следователи не принимают заявления от осужденных. Мало того, тот самый замок, что не пустил нас в жилзону, висит там неспроста – все следователи в административной зоне, потому заключенные просто физически не могут попасть к следователям.

Рассказали нам, и как следователи не хотели находить участок изготовления ножей и сабель? и как осужденные настаивали на «обнаружении» этого участка следователями.

Все заключенные в один голос говорят о том, что челябинские следователи и прокуроры в сговоре с администрацией колонии и обеспечивают последней уничтожение улик. Никто в расследование «местными» не верит, все очень ждут москвичей.

Заявления, которые у них не взяли следователи и прокуроры, в закрытых конвертах передали нам. Оказалось их 621 штука. Мы их рассортируем и передадим в СК и прокуратуру – пусть попробуют не взять от нас.

Были в ШИЗО – ласкает слух тишина: никакого тебе тяжелого рока. Сидельцев тоже совсем немного: резко ушли кто в отряд, кто в СУС (отряд строгих условий содержания). Побитых, больных нет. В отряде СУС поступило много жалоб на бытовые условия. Записали, но не разбирались.

В 16.20 вышли. (Зашли в 11.48.) Пошли к Механову – передать адресованные ему заявления (спецчасть, пожаловались, не взяла). Денис Сергеевич весел, жизнерадостен и уверен в себе. Все принял, записал себе в ежедневник. Был корректен и доброжелателен. Наверное, имеет основания после работы со следователями и прокурорами из Челябинска, не знаю.

В спецчасть зашли – отдали корреспонденцию от заключенных.

Вот так сходили. Что называется – делайте выводы. Свои мы изложим в справке, которую хотим подготовить к следующей неделе. 

Николай Щур,
член ОНК Челябинской области,
руководитель Уральского демократического фонда

Забайкальский край

13 декабря 2012 года

В Забайкальском крае правозащитники добиваются расследования инцидента с избиением осужденного, в котором оказался замешан высокопоставленный чиновник ФСИН. По предварительным данным, побои заключенному беспричинно нанес заместитель начальника краевого управления ФСИН по режимно-оперативной работе полковник Владимир Сорокин.

Главной уликой против надзирателя может стать видеозапись избиения, опубликованная анонимом в интернете.

6 декабря 2012 года в результате мониторинга материалов СМИ в блоге председателя Забайкальского правозащитного центра Виталия Черкасова обнаружена видеозапись под названием «Чита ИК-3 полковник УФСИН беспредел». Согласно данной видеозаписи, в комнату, где находятся двое мужчин в камуфляжной форме и опирающийся руками о стену камеры заключенный, заходит еще один мужчина, также одетый в одежду с камуфляжной расцветкой. Он наносит несколько ударов ногами по ногам заключенного, после чего заключенный падает на пол. По данному факту следственными органами Следственного комитета РФ по Забайкальскому краю проводится доследственная проверка.

Предварительно установлено, что события, запечатленные на видео, происходили в исправительной колонии № 3 в городе Чите. Установлены все изображенные на видео лица. В УФСИН по Забайкальскому краю затребованы документы служебной проверки по данному факту, а также характеризующие материалы. Изъяты и просматриваются записи камер видеонаблюдения, установленные в колонии. Кроме того, 10 декабря с заявлением о проведении проверки в следственные органы СК России по Забайкальскому краю обратился председатель правозащитного центра Виталий Черкасов. Заявление приобщено к материалам доследственной проверки. В настоящее время устанавливаются все обстоятельства инцидента. По результатам проверки будет принято процессуальное решение. 

Архив журнала
№53, 2017№52, 2017№51, 2017№50, 2016№49, 2016№48, 2016№47, 2015№46, 2015№45, 2015№44, 2015№43, 2015№42, 2015№41, 2014№40, 2014№39, 2014№38, 2014№36, 2014№35, 2013№34, 2013№33, 2013№32, 2013№31, 2012№30, 2012№29, 2012№28, 2012№27, 2011№26, 2011№25, 2011№24, 2011№23, 2010№22, 2010№21, 2010№20, 2009№19, 2009№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008
Поддержите нас
Журналы клуба