Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Русская жизнь » №2, 2008

Павел Пряников
Игра для избранных
Просмотров: 1614


— Юрий Львович, шахматы всегда считались в СССР и России прибежищем интеллигентов. По сути дела, это был особый мир для людей того времени — способ убежать от действительности. Наверное, поэтому у нас шахматы и обрели такую популярность?

— Да, в царское время в шахматы в основном играла интеллигенция. У простого народа были шашки, у аристократии — карты. В 1903 году в печати разгорелась дискуссия между двумя издателями — Бобровым и Саргиным. Бобров отстаивал свое мнение о великом будущем русских шахмат. На что Саргин отвечал ему, что из 200 миллионов населения у нас имеется только 500 подписчиков шахматного журнала. Саргин ставил на шашки, велосипед и футбол. Под конец Саргин добавлял, что «наибольшее распространение у нас все же имеют даже не шашки, а алкоголизм».

Но все же начиная с 1900-х годов и аристократия потянулась к шахматам. Мало кто знает, что шахматами увлекался Николай II, причем играл он прилично. Но главная его заслуга, что он выделял личные деньги на развитие шахмат в России. В частности, знаменитый шахматный турнир памяти Чигорина в 1909 году большей частью был проведен именно на его деньги. Но Николай II еще как-то стыдился своего увлечения, не афишировал его, для аристократа это означало «слиться с народом».

Большой вклад в развитие шахмат также внес член Государственного Совета Сабуров, который разрешил приезд на турниры шахматистов евреев, не имевших права на пребывание в обеих столицах. Популяризировали игру и купцы-староверы на своих фабриках, считая это хорошим способом оградить рабочих от пьянства.

Вообще в то время интеллигенция скорее считала шахматы просветительством, чем бегством от реальности. Игра была своего рода способом развития личности, носила воспитательный эффект.

— В первые годы советской власти большевики усилили этот эффект, сделав шахматы элементом государственной политики.
— Практически вся верхушка большевистской партии увлекалась этой игрой. Неудивительно, что уже в 1920 году большевик с большим стажем Александр Ильин-Женевский поставил вопрос о государственной пропаганде шахмат и участии правительства в развитии игры. В 1924 году состоялся Третий Всесоюзный шахматный союз, в президиум которого вошли Крыленко, Рыков и Троцкий. Съезд окончательно закрепил главенствующую роль партии и государства в деле развития шахмат.

А руководить всем этим на государственном уровне стал Николай Крыленко, первый Верховный главнокомандующий Красной Армией, а в 1920-х годах — председатель Верховного трибунала и прокурор РСФСР.

Но кроме Крыленко огромную роль в популяризации этого вида интеллектуального спорта сыграл сейчас почти забытый Яков Рохлин. На мой взгляд, его главная заслуга была даже не в организационных мероприятиях, проводимых им, а в том, что Рохлин сумел вместе связать Ленина и шахматы — против такого союза уже никто не мог возразить. Так вот, Яков Рохлин придумал, что выражение «Шахматы — гимнастика для ума!» (этот лозунг затем висел на протяжении 70 лет в почти каждом шахматном клубе СССР) впервые изрек Ленин. И только в 1980-х годах кто-то из дотошных историков обнаружил, что этот лозунг на самом деле придумал в 1803 году в Англии весьма посредственный шахматист Пратт.

Это привело к тому, что если в 1914 году в России было 3 000 организованных шахматистов (то есть состоявших в шахматных клубах), то в 1934 году — 500 000.

В середине 1930-х Москва становится Меккой для иностранных шахматистов. Например, в Москву приезжает жить чемпион мира Ласкер с женой. В Лондоне у него был скромный пансион, а тут ему в центре города предоставили отличную квартиру. Остались жить в Москве гроссмейстеры Сало, Лилиенталь, десятки других игроков уровня мастера.

В 1937 году Крыленко репрессировали, но традиция руководства шахматами силовиками осталась на долгие годы. Например, после войны всем шахматистам очень запомнился генерал-полковник МГБ Аполлонов, этакий «фельдфебель в Вольтерах». Помню, приехали мы, большая группа советских шахматистов, на турнир в польский Щавно-Здруй. Лидерство в нем захватил венгр Сабо, и вскоре нам приходит телеграмма Аполлонова: «Приказываю немедленно усилить игру в турнире!» Но этого мало, по его приказу для советских шахматистов руководитель нашей делегации ввел обязательную утреннюю зарядку.

А после смерти Сталина гротескное разоблачение его культа добралось и до шахмат — нашу федерацию от силовиков перевели в Министерство здравоохранения. В 1954 году я стал победителем чемпионата СССР, и мне вручили медаль, на которой было выгравировано «Министерство здравоохранения»! К счастью, этот абсурд продолжался недолго.

— Западные шахматисты до сих пор полагают, что Михаил Ботвинник, первый советский чемпион и основатель одноименной шахматной школы, сделал шахматы научной дисциплиной, применив к ним «лабораторный метод». Якобы это выхолостило шахматы как искусство.

— Это неправильное мнение. До Ботвинника к шахматам было два подхода: игра как искусство, ее в основном исповедовали итальянцы, и позиционная, аналитическая школа, ее очень любили немцы. А Михаил Моисеевич сумел соединить оба этих подхода. Вот в чем его заслуга. Если бы шахматы стали схемой, то в них не играли бы миллионы советских людей. Они бы тогда интегралы вычисляли.

Михаил Ботвинник, конечно, основоположник советской шахматной школы. При том — и ученый высокого уровня, доктор наук. Например, еще в 1950-х годах он занялся проблемой искусственного интеллекта. Тридцать лет Ботвинник работал над программой «Пионер», которая мыслила бы, как человек. Но не успел завершить работу над ней.

— В народе всегда любили шутить, что шахматы — это не спорт, а так, забава для хлюпиков. Якобы они не воспитывают дух. Самое место для интеллигентов.

— В шахматах было немало трагических случаев. Например, в 1952 году на чемпионате СССР была отобрана пятерка шахматистов, которые должны были выступать на межзональном турнире в Стокгольме. И так оказалось, что в пятерке были один армянин, два полукровки и два еврея. Наверху было принято решение разбавить этот состав русским. Выкинули из списка очень талантливого Льва Аронина и заменили его Котовым. Ради этого был отброшен спортивный принцип. Эта замена самым трагическим способом сказалась на здоровье Аронина. Он вскоре заболел шизофренией, а потом умер. Я понимаю, что это выглядит как попытка привести пример «спортивной травмы» в шахматах. Но это факт. В отличие от суставов или мышц, мозг «починить» почти невозможно, а потому травмы шахматистов — самые болезненные травмы среди спортсменов, ведь шахматист испытывает колоссальные умственные и эмоциональные нагрузки.

Я бы сказал наоборот — шахматы воспитывают дух лучше остальных видов спорта.

— В шахматах ведь тоже, как и в остальных видах спорта, была сильна регионализация? Почему, например, среди грузинок настолько высок процент хороших шахматисток?

— Да, москвичи и питерцы во все времена пытались спорить, кто из них лучше играет в шахматы. Даже было два разных подхода к организации шахматных процессов в этих городов. До начала 1930-х годов в Ленинграде местные шахматисты считали, что работа клубов обязана строиться снизу — они должны быть организованы на членские взносы самих шахматистов, государство не может вмешиваться в процесс. В Москве, напротив, полагали, что это государственное дело. Поэтому питерцы долгое время ощущали себя этакой закрытой кастой. А в Москве процесс был очень демократичен. Вот лично я родился и вырос в одном из самых хулиганских районов Москвы — на Арбате. И в конце 1920-х — начале 1930-х шахматы не дали мне стать шпаной. Я случайно попал в шахматный клуб и с первого взгляда полюбил игру. И так в шахматы попадали тысячи москвичей.

Что касается Грузии, то появление там такого числа сильных шахматисток было обусловлено особым положением женщин. Вроде они должны сидеть дома, и в то же время они интеллектуально свободны, поэтому поощрялось их участие в творческом процессе. Вот из этого и выросли женские грузинские шахматы.

От кого-то я слышал, что в этом усматривают протежирование Сталина. Но известно же, что любимым его спортом была борьба, он опекал борцов и был далек от шахмат.

— Корчной в своих воспоминаниях объясняет послевоенный расцвет шахмат и их исключительное положение в СССР тем, что шахматная мысль была той редкой мыслью, что не контролировалась властью. Вы согласны с этим?

— Я более 40 лет был главным редактором журнала «Шахматы в СССР» и видел, как устроена жизнь страны изнутри. В редакцию приходили тысячи писем, их можно было писать анонимно и высказывать в них, что душе угодно (так, кстати, многие и поступали). Можно сказать, что в 1960-1980-х годах наблюдался настоящий шахматный бум в стране. Доходило до того, что мы получали примерно такие письма: «В нашей исправительной колонии тоже проходит чемпионат. Однако помимо очков за выигрыш или ничью начальство ввело на чемпионате очки за дисциплину и чистоту в бараках. И так вышло, что мы на 12 очков опередили другие бараки, а у нас отобрали 14 очков за дисциплину и чистоту. Прошу редакцию разобраться в этом деле!»

К сожалению, в эти же годы участились и письма такого содержания: «Почему, если в журнале печатается партия Шмакович-Иванов, то всегда выигрывает Шмакович?» В общем, шахматная жизнь была отражением всей жизни в СССР. И лишь единицы жаловались на то, что их мысли кто-то зажимает. Могу с уверенностью сказать, что 99 % писем негативного содержания скорее касались быта, а не политики.

— А почему в СССР в упадок пришли шашки, исконная русская игра?

— В 1968 году я приказал закрыть в журнале отдел шашек. Этому были объективные причины — за несколько лет мы получили всего 3 письма от шашистов. Шахматы в стране были в сотни раз популярнее шашек. Через какое-то время под напором брата Брежнева шашки снова вернулись в журнал, но ненадолго, до первых лет перестройки.

— На днях умер величайший шахматист Роберт Фишер. Мало того, что он разрушил гегемонию советских шахмат, так еще и привнес политику в игру. Как тогда воспринимался Фишер в Советском Союзе?

— Появление Фишера всколыхнуло весь шахматный мир, и не только шахматный. Впервые в этом виде спорта так отчетливо стала видна политика. Равнодушным не оставался никто. Например, ко мне в редакцию тогда зачастили гипнотизеры и парапсихологи, которые предлагали свои услуги по «обезвреживанию» Фишера. Тогда же министр внутренних дел Щелоков изрек мрачную фразу: «Как же вы отдали корону американцу? Я бы арестовал всех, кто был со Спасским в Рейкьявике!».

А ведь по поводу Фишера могла бы получиться совсем другая история. Его мама, Регина, в конце 1930-х закончила медицинский институт в СССР и никогда не скрывала симпатий к нашей стране. Поэтому она очень хотела, чтобы ее сын Роберт попал на международный фестиваль студентов в 1957 году, ему тогда было 13 лет. Регина написала письмо в ЦК КПСС с просьбой принять сына. Но письмо не успели рассмотреть, и Роберт приехал в СССР только через год, причем приняли его, подростка, на очень высоком уровне. Достаточно сказать, что ему предоставили персонального переводчика и машину. Уже тогда у него был вздорный характер. Сразу по приезду он заявил, что желает, чтобы его отвезли в шахматный клуб, где он будет играть блиц с Ботвинником. Когда ему объяснили, что это невозможно, он поднял скандал. Причиной его скандального отъезда стало все же не брошенная в сердцах фраза про «русских свиней», как сейчас утверждают, а то, что ему опять подали свинину на обед. Он как еврей не ел свинины, и это-то его и возмутило.

Не могу точно утверждать, но мать Фишера хотела, чтобы он остался в СССР, поскольку здесь была самая великая шахматная школа в мире, позволявшая ему стать чемпионом. Но он смог стать чемпионом и без нашей помощи.

— Еще один анфан террибль того времени — наш бывший шахматист Виктор Корчной. Он с лихвой добавил энергии в политизированность шахмат.

— Да, его матч с Толей Карповым — это пример антишахмат. Потом Корчной написал книгу с таким названием — «Антишахматы». Хотя первой этот термин к их противостоянию применила английская газета Times.

Матч Корчной — Карпов внес противостояние не только в шахматы. Интеллигенция всего мира тоже разделилась. Например, телеграммы в поддержку Корчного отправили Жан-Поль Сартр и Сэмюэл Беккет. У нас в СССР не скрывали своей поддержки Корчного Станислав Говорухин и Владимир Высоцкий. Образ гонимого помогал Корчному получать симпатию значительной части интеллигенции. Карпову, напротив, симпатизировали простые люди, как и весь ЦК КПСС. Русский, из бедной рабочей семьи, талантливый, скромный — он являл собой образ шахматиста нового поколения. Причем это действительно было новое поколение. До Карпова последним нашим чемпионом среди юношей был Борис Спасский, 1937 года рождения. А следующий, Толя Карпов, родился в1951 году. В эти 14 лет вместились репрессии, военные и первые послевоенные годы, в этот промежуток времени не родился ни один наш чемпион.

— Юрий Львович, сейчас многие говорят, что традиционные шахматы умерли, на смену им пришел компьютер. И одновременно шахматы снова — удел интеллигенции, остальной народ, как и до 1917 года, предпочитает забавы попроще. Можем ли мы говорить, что шахматы снова превратились в узкий мирок «не для всех»?

— А вы знаете о том, что сегодня среди богатых людей очень популярно заводить личного тренера по шахматам для своего ребенка? Это мода пошла из США, потом появилась в других странах, в том числе и в России. Ведь шахматы — это прекрасное средство как для интеллектуального развития, так и отличная модель человеческих отношений, поскольку шахматная партия во многом имитирует ту борьбу, что происходит в жизни.

В России сейчас более 300 гроссмейстеров, миллионы людей продолжают любить шахматы, в том числе и интеллигенция. Тем более что сегодня игра в шахматы прекрасно иллюстрирует твое отношение к интеллектуальному миру в противовес телевизору и масс-культуре. Шахматы снова стали маркером, по которому можно распознавать человека в системе координат «свой-чужой».

Архив журнала
№13, 2009№11, 2009№10, 2009№9, 2009№8, 2009№7, 2009№6, 2009№4-5, 2009№2-3, 2009№24, 2008№23, 2008№22, 2008№21, 2008№20, 2008№19, 2008№18, 2008№17, 2008№16, 2008№15, 2008№14, 2008№13, 2008№12, 2008№11, 2008№10, 2008№9, 2008№8, 2008№7, 2008№6, 2008№5, 2008№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№17, 2007№16, 2007№15, 2007№14, 2007№13, 2007№12, 2007№11, 2007№10, 2007№9, 2007№8, 2007№6, 2007№5, 2007№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба