Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Теория моды » №24, 2012

Лора М. Хелмз
Мастерская сапожника в музейном контексте
Просмотров: 768

«Сальваторе Феррагамо: вдохновение и видение» (Salvatore Ferragamo: Inspiration and Vision). Музей Сальваторе Феррагамо, Флоренция (Италия). 27 мая 2011 - 12 марта 2012

 

Музей, основанный модным брендом для демонстрации своего насле­дия, зачастую занимает довольно шаткую позицию между коммерче­ским и научным мирами. Существует ли такой музей лишь для того, чтобы рекламировать продукцию бренда? Является ли он не более чем упражнением в тщеславии для дизайнера и/или генерального дирек­тора дома моды (судьба, постигшая новый музей Gucci во Флоренции)? А может быть, музей заинтересован в чем-то большем, чем простая продажа товаров в примыкающем флагманском магазине, и хочет ис­пользовать архивные материалы для развлечения и просвещения по­сетителей? Другим музеям, делающим выставки о моде, легче ответить на все эти вопросы — они не привязаны к одному бренду и могут сами ставить себе творческие задачи. Иногда корпоративное спонсорство нарушает хрупкий баланс, одним из очевидных примеров чего была выставка Giorgio Armani в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке в 2000 году, в связи с которой Armani пожертвовал музею 15 миллионов долларов (Vogel 1999). Поэтому качественно подготовленная и концептуально крепкая выставка в музее бренда приятно удивляет — именно такой получилась выставка «Сальваторе Феррагамо: вдохновение и видение» в Музее Феррагамо во Флоренции.

Расположенный в подвале палаццо Спини Ферони, средневековом дворце, приобретенном Сальваторе Феррагамо в 1938 году для голов­ного офиса своей компании и мастерской, Музей Феррагамо призван раскрыть немаловажную роль этого модельера в истории дизайна обу­ви, а также продемонстрировать образцы его искусства и творческой изобретательности. Кураторы музея имеют в своем распоряжении огромное количество объектов: архив содержит более 14 тысяч моделей обуви, с 1920-х по 1960-е годы, а также фотографии, патенты, эскизы и прочие мелочи. В дополнение к залу с вращающейся витриной туфель из архивных коллекций музей также организовал ряд тематических экспозиций, демонстрирующих неархивные объекты, что помогает поместить работы кутюрье в более широкий социально-культурный контекст. «Сальваторе Феррагамо: вдохновение и видение» стремится раскрыть некоторые моменты творческого процесса дизайнера, изучая источники его вдохновения и то, как они воплощались в обуви, кото­рую он делал. Акцентируя внимание на двух периодах — начале ка­рьеры в Голливуде в 1910-е и 1920-е годы и периоде, последовавшем за возвращением во Флоренцию в 1927 году, — выставка показывает, как «природная чуткость Феррагамо к духу времени, прослеживается в оказанных на него влияниях и в аналогиях с работами художников и дизайнеров, достигших сходных эстетических и технологических ре­зультатов в иных областях». Выставка открывается витриной, показыва­ющей работы современников Феррагамо (стул Monofilo Лучано Грасси 1950-х годов рядом с сандалией «Невидимка» Феррагамо 1947 года) и произведения, вдохновленные его обувью (три шляпы Стивена Джон­са с посвящением мастеру). Далее рассматриваются связи Феррагамо с художниками-авангардистами. Феррагамо был прекрасно знаком с авангардистским искусством 1920-х и 1930-х годов и находился под сильным впечатлением от экспериментов с цветом и различными ма­териалами; авангардисты, в свою очередь, также прекрасно знали о его интригующих новых идеях в обувном ремесле. Длинная галерея музея разделена на маленькие комнатки, вмещающие необыкновенную кол­лекцию произведений искусства, эскизов и предметов одежды разных художников, таких как Эрнесто Таят (подборка его эскизов, созданных в период работы на Вионне), Соня Делоне, Джакомо Балла (его потря­сающий футуристический костюм) и Фортунато Деперо. У противопо­ложной стены для сравнения выставлены туфли и их производственные образцы, обнаруживающие множество сходных черт с предметами ис­кусства, в частности инновационное использование цвета, необычных материалов и форм.

В небольшом зале выставлена пара сандалий из 18-каратного золо­та, которую Феррагамо создал в 1956 году в сотрудничестве с флорен­тийскими народными мастерами. Их связь с прошлым демонстрирует покрытое сусальным золотом изображение «Мадонны с младенцем» XV века, связь с современностью—два наброска «Золотых туфель» Энди Уорхола, связь с будущим — золотая «Пространственная концепция» Лючио Фонтана 1964 года. Следующая галерея демонстрирует голли­вудские работы Феррагамо и плоды сотрудничества бренда Ferragamo с британским шляпником Стивеном Джонсом, выбранным Феррага­мо за оригинальный и веселый подход к материалам и формам. Рабо­ты распределены по шести темам — материал, цвет, футуризм, гла- мур, фантазия и форма. В каждой из секций размещено по пять шляп Stephen Jones и по несколько пар обуви Ferragamo. По стенам — туф­ли Ferragamo, сделанные для голливудских восходящих звезд, среди которых Мэрилин Монро и Софи Лорен. В боковом видеозале можно посмотреть нарезку из авангардистского кино начала ХХ века (Дзига Вертов, Фернан Леже, Ман Рэй и т.д.).

Феррагамо черпал вдохновение не только в искусстве, но также и в природе и в других культурах. Экспозиция самого большого музей­ного помещения, плотно насыщенного артефактами из коллекций этнографических и археологических музеев Флоренции, посвящена параллелям между творчеством Феррагамо и историей мировой куль­туры. Создавая дизайн сандалий для фильма «Десять заповедей» Се­сила Б. Демилля (1923), Феррагамо вдохновлялся археологическими находками, сделанными в результате недавних раскопок гробницы Тутанхамона. Он всерьез заинтересовался археологией и позднее, по мотивам раскопок в Помпеях (1929-1930), создал свою «Помпейскую» коллекцию. Его увлечение археологией иллюстрируют этрусские сосу­ды VIII века до н.э., формой напоминающие башмак, и римские чаши I века н.э. Связь с прошлым не ограничивается исключительно Среди­земноморьем: китайские вышитые кафтаны (XIX век), мокасины ин­дейских сиу и не-персе (1930-е), бразильский головной убор из перьев (XIX век) и другие артефакты включены в экспозицию наравне с обу­вью, ими вдохновленной. При входе в галерею располагается огромный стенд с экзотическими птицами из флорентийского Музея естествен­ной истории, порхающими вокруг витрины с обувью, украшенной пе­рьями. Полный самурайский костюм конца XVI столетия соседствует с тремя парами сандалий 1956 года. Такая разнообразная и тщатель­но подобранная серия экспонатов отражает глубину научного поиска и тонкое понимание кураторами природы архивных материалов. Со­звучия между этнографическими и археологическими артефактами и обувью Феррагамо очевидны и говорят сами за себя, но еще полнее и подробнее раскрываются в сопроводительных текстах.

Непросто охватить столь широкое разнообразие объектов из мира искусства, кино, этнографии, археологии и природного мира в рам­ках небольшой выставки, но кураторам выставки это удалось. В ито­ге им удалось не только углубить понимание работы конкретного ди­зайнера, но и раскрыть связь между далекими друг от друга сферами жизни. Феррагамо можно считать всего лишь сапожником (пусть и выдающимся), но, включая его работы и идеи в обширную сеть взаи­мосвязей, мы начинаем воспринимать эти туфли не просто как пре­красные вещи, но как творения, наделенные культурной ценностью, и они этого, безусловно, заслуживают.

Перевод с английского Марии Дугиной

 

Литература

Vogel 1999 — Vogel C. Armani Gift to the Guggenheim Revives Issue of Art and Commerce // New York Times. December 15, 1999.



Другие статьи автора: Хелмз Лора М.

Архив журнала
№28, 2013№29, 2013№30, 2013-2014№31, 2014№32, 2014№33, 2014№34, 2014-2015№20, 2011№27, 2013№26 ,2013№25, 2012№24, 2012№23, 2012№22, 2011-2012№21, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба