Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Теория моды » №26 ,2013

Эми де ла Хей, Джудит Кларк
Один объект — множество интерпретаций
Просмотров: 949

Эми де ла Хей — (Amy de la Haye) специалист в области кураторского дела и материальной культуры, старший преподаватель, руководитель магистратуры «Кураторство моды» Лондонского колледжа моды.

Джудит Кларк — (Judith Clark) куратор, старший преподаватель и руководитель магистратуры «Кураторство моды» Лондонского колледжа моды; среди ее выставочных проектов можно выделить выставку «Призраки: когда мода возвращается» (совместный проект Музея моды в Антверпене и Музея Виктории и Альберта в Лондоне).

 

Статья впервые опубликована в of Dress, Body & Culture (2008. Vol. 12.2)

 

Эта статья — развернутое продолжение доклада, представленного авторами осенью 2006 года на конференции, посвященной столетию Лондонского колледжа моды. Ее задача — рассмотреть и выяснить, каким образом кураторское вмешательство может повлиять на ин­терпретацию и саму подачу предметов одежды в контексте музейной экспозиции или временного галерейного проекта. В качестве объекта этого тематического исследования выступит один предмет женского гардероба, который в свое время выпускался огромными партиями по единому «обезличенному» стандарту, — речь идет о робах/облегчен­ных пальто, ставших частью рабочей униформы Британской женской земледельческой армии (Britain's Women's Land Army, далее сокра­щенно — WLA) во время Второй мировой войны. Вначале специалист в области кураторского дела и истории костюма Эми де ла Хей осветит тонкости процесса приобретения объектов, их описания, классифи­кации и сбора эмпирических данных, после чего обоснует некоторые кураторские стратегии, подходящие для интерпретации подобных предметов верхней одежды. Затем профессиональный куратор и ор­ганизатор выставок Джудит Кларк выскажет свои соображения отно­сительно того, какими могут быть характер представления и, соответ­ственно, дальнейшая интерпретация этих предметов одежды внутри недолговечного пространства временной экспозиции.

 

Эми де ла Хей

Введение

Нас долг призывает вернуться к земле,
На фермы, в поля указует нам путь —
Туда, где работа найдется для всех.
Коль скоро не можем стрелять из орудий,
Мотыга пусть нашим оружием будет.
Назад к земле1.

Во время Второй мировой войны женские земледельческие отряды были организованы в США, Канаде, Новой Зеландии и Великобрита­нии. В первую очередь их роль заключалась в том, чтобы обеспечить непрерывное производство основных продуктов питания в то время, когда большую часть сельскохозяйственных рабочих призвали на службу в вооруженные силы. Эта статья в основном посвяще­на британской Женской земледельческой армии (WLA), которая была официально сформирована в июне 1939 года под руководством ее По­четного командующего баронессы Гертруды Мэри Денман (1884-1954)2. К 1943 году количество людей, имевших то или иное отношение к де­лам WLA, достигло 75 884 человек, среди них было 49 510 женщин- добровольцев, работавших непосредственно на земле (Sackville-West 1944: 95). Каждой из них полагалась униформа, состоящая из двенад­цати отдельных предметов; все они производились в Великобритании, для их изготовления использовались хлопчатобумажные и шерстяные ткани, кожа, резина и металлические детали. Именно эти предметы (причем одни в большей степени, нежели другие) сформировали жиз­нестойкую трехмерную материальную культуру WLA. Сегодня образ­чики униформы Земледельческой армии можно найти прежде всего в тех музеях, где коллекции подчинены тематике, связанной с событи­ями военного времени либо с особенностями сельской жизни, а также в региональных музеях, которые бережно хранят их как часть материального наследия, имеющего отношение к локальной истории. Кроме того, многие предметы осели в частных коллекциях.

Я начала испытывать острый интерес к истории WLA в 1982 году, когда купила на барахолке почтовую открытку с портретом участ­ницы первой земледельческой армии, сформированной в Великобри­тании еще в 1917 году (ил. 1 в цветной вклейке 1). В первой половине 1980-х годов униформа и утилитарный стиль служили источником вдохновения для дизайнеров моды, так что изначально меня очаро­вал и заинтриговал современный вид униформы и общего облика изображенной на открытке женщины. На протяжении последних 25 лет я время от времени приобретала связанные с WLA предметы, сохранившиеся со времен Второй мировой войны, а вместе с ними и некие мимолетные впечатления и ассоциации (которые никак не хотели укладываться в рамки моей профессиональной кураторской компетенции). В начале 2006 года на интернет-аукционе eBay (кото­рый, будучи относительно новым инструментом ценообразования и купли-продажи предметов одежды, заслуживает того, чтобы стать предметом отдельного исследования) я купила две одинаковые по фасону, но разные по размеру робы из униформы WLA — те самые, что мы будем использовать здесь в качестве наглядного примера. В 2006 году эти предметы пользовались повышенным спросом (что стало тому причиной, обсудим позже). Роба меньшего размера ушла с молотка за 51 фунт стерлингов (ради чего мне пришлось биться с шестью другими претендентами, начав со стартовой цены в 15 фун­тов). Ее продавала специализирующаяся на одежде перекупщица из Брайтона, ведущая дела в Интернете под ником «harpoonvintage»3, и она передала мне ее лично из рук в руки. Вторая роба была выставлена на eBay как «товар дня» по «специальной цене» 45 фунтов (плюс расходы на упаковку и почтовую доставку); до меня она принадле­жала занимающемуся перепродажей военных артефактов дилеру из Колчестера (графство Эссекс, Великобритания), известному на eBay под именем «izavailable»4 (и указавшему в пункте «местонахождение»: «Страна аэродромов, Восточная Англия»).

Изучать предметы одежды в отрыве от тех многообразных усло­вий, которые накладывают свой отпечаток на их дизайн, производ­ство, распространение, приобретение и практическое использова­ние, в сущности, невозможно. Таким образом, исходя из данного убеждения, основанного на кураторском и исследовательском опыте автора, в этой статье мы будем рассматривать материальные объек­ты, то есть предметы одежды, как отправную точку, или фундамент, на который будут опираться все представленные в ней рассуждения и умозаключения.

 

Материальное свидетельство

Роба, которую носили добровольцы WLA, напоминает застегивающийся спереди на пуговицы средней длины ра­бочий халат, сшитый из грубой и прочной хлопчатобумажной ткани светло-коричневого оттенка и местами отделанный машинной строч­кой. Ее отложной воротник может менять форму; на длинных рука­вах есть застегивающиеся на пуговицы манжеты; она снабжена двумя глубокими фигурными накладными карманами, которые пришиты с правой и с левой стороны. Пояс, изготовленный из той же ткани, что и сама роба, пришит к ней по центру спины; он застегивается на одну или две коричневые пуговицы (изготовленные из синтетического ма­териала — пласкона или бакелита); если пуговиц две, расстояние меж­ду ними составляет 3 см. Точно такая же пуговица, но в единственном числе, пришита у горловины, чтобы при необходимости можно было застегнуть ворот. Пуговицы, на которые застегиваются сама роба и манжеты на рукавах, сделаны из того же материала, но их размер чуть больше, и они имеют никелированную «ножку», которая продевается в петли и закрепляется с изнаночной стороны изделия при помощи никелированного колечка. Чтобы робу было удобно вешать на крю­чок, с изнанки под воротом пришита петля из узкой полоски ткани. Под левой полой, в нижней ее части пришит ярлык из белой хлопко­вой ткани с оттиском, сделанным черными чернилами; на нем указано назначение изделия, наименование ткани, размер, а также имя произ­водителя и дата изготовления (месяц и год).

Ярлык с изнаночной стороны робы меньшего размера сообщает, что она предназначалась для женщины ростом от 5 футов до 5 футов 2 дюймов (152,5-157,5 см) и объемом гру­ди 32-34 дюйма (81-86 см) и была изготовлена фирмой A. Learner & Son в ноябре 1942 года. По спине ее длина от ворота до подола составляет 81 см, а ширина спинки между подмышками — 53 см. Роба больше­го размера, сшитая в цехах компании Tootal Broadhurst Lee Co. Ltd в 1943 году, была рассчитана на женщину, имевшую объем груди от 39 до 42 дюймов (99-106,5 см); рост не указан. Ее длина — 96 см, а ширина в районе груди — 62 см.

Сравнительный анализ показывает, что оттенок ткани у робы боль­шего размера не такой глубокий, то есть более светлый, чем у робы меньшего размера, хотя ее добротная фактура и девственно белый яр­лык дают основания предполагать, что эту вещь никогда не стирали и даже не носили. Ткань, из которой сшита маленькая роба, имеет более мягкую фактуру, к тому же на ней заметны пятна, а пуговицы на ее по­ясе перешиты, причем очень неаккуратно, что называется, на скорую руку — все это указывает, что хотя бы какое-то время она использова­лась по своему прямому назначению.

Привлекательность и цена различных объектов, в том числе пред­метов одежды, может сильно меняться с течением времени. Анализи­руя такие процессы, мы можем постичь истинное значение предметов одежды в контексте их прошлого и господствующих в данный момент социокультурных обстоятельств.

 

Классификация, эмпирические данные и свидетельства критиков

Хотя биография этих форменных рабочих халатов с того момента, когда они сошли с производственного конвейера, до сих пор остается для нас туманной, существует достаточно первичных и вторичных эмпириче­ских данных, которые позволяют в общих чертах установить их исто­рический провенанс и очертить рамки социокультурного контекста.

Женская земледельческая армия постоянно вела свою летопись; она складывалась из официальных публикаций — таких, как The Women's Land Army (1944 год, автор — литератор, знаток земледелия и офи­циальный представитель WLA в своем графстве Вита Сэквилл-Уэст); практического руководства Land Girl, выдававшегося всем доброволь­цам WLA (которых также называли land girls), и ежемесячно выпускав­шегося журнала Land Girl. Сюда же можно отнести кинопродукцию (хронику и игровые фильмы — в частности, картину A Canterbury Tale («Кентерберийские рассказы»), снятую в 1944 году при участии актри­сы и бывшей land girl Шейлы Сим), официальную и домашнюю фото­хронику, картины (особенно проникновенны и выразительны полотна, написанные Эвелин Данбар — художницей, которая была признанным живописцем военного времени), а также произведения художествен­ной литературы. Сразу по окончании войны несколько женщин опу­бликовали документальные хроники, основанные на пережитом ими опыте; заглавия некоторых были преисполнены романтичной патетики: If Their Mothers Only Knew! («Если б их матери только знали!», 1946) и Fragrant Earth («Благоухающая Земля», 1947). Несмотря на то что это были трудные времена, воспоминания женщин, которые решили их описать и облечь свои рассказы в литературную форму, повествуют о жизнелюбии и оптимизме перед лицом бед и лишений, чувстве това­рищества и раскрепощении, достигнутом в результате событий, став­ших для многих из них первым опытом независимой жизни.

С начала 1980-х годов свои воспоминания военных лет (в форме устных и письменных свидетельств) начали оставлять многие быв­шие добровольцы WLA. Иногда в них вносили поправки — не только сокращали и адаптировали, но также дополняли некоторыми сведе­ниями историки, кураторы и издатели, профессионально сведущие в различных областях знания, в том числе в феминологии, сельском хо­зяйстве, истории военного времени (особенно в вопросах, касающихся тыла и профессий, которые женщины осваивали во время войны), мест­ной истории и изустной истории (ил. 5 в цветной вклейке 1). За многи­ми из этих публикаций стояло желание восстановить справедливость по отношению к «Армии золушек» (это словосочетание встречается в названиях нескольких работ), чьи значительные заслуги остались не­замеченными и превратились в «скрытую победу».

Популярная повесть Анжелы Хут «Работницы» (Land Girls) (1994), по мотивам которой режиссер Дэвид Лиланд в 1998 году снял фильм с участием Анны Фрил, Рэйчел Вайс и Кэтрин Маккормак, несмотря на вымышленный сюжет дала новому поколению более или менее ясное представление о WLA.

Что бы ни писали и ни говорили о WLA в средствах массовой инфор­мации, какими бы ни были личные впечатления и результаты акаде­мических изысканий, очевидно, что история отвела ей неоднозначную роль. Хотя WLA и называли армией, фактически это была гражданская организация, состоявшая из женщин, готовых отправиться туда, где нужны рабочие руки, имевшая свою униформу, но не подчинявшая­ся военным законам, не наделявшая своих добровольцев особым ста­тусом и привилегиями и (если не считать нескольких исключений) не присваивавшая им чинов и званий. До 1942 года, когда она стала неза­висимой организацией, деятельность WLA официально находилась в компетенции Министерства сельского хозяйства и рыбного промысла, а ее добровольцы чаще всего отправлялись на подмогу фермерам — владельцам индивидуальных хозяйств. К тому же униформа земле­дельческой армии выпадает из стандартной классификации: она со­всем не упоминается в справочниках по истории униформы военного времени — даже в таком гендерно-ориентированном сборнике, как «Женщины в униформе» Коллетт Уэдж (Collett Wadge 1946). Ничего не сказано о ней и в исследовательских трудах, посвященных профес­сиональной спецодежде, хотя они не обошли стороной холщовый ра­бочий халат, который рассматривается как традиционная для Брита­нии одежда сельскохозяйственных рабочих. С первых и до последних дней войны леди Денман отчаянно сражалась за права добровольцев Земледельческой армии и изо всех сил пыталась изменить противоре­чивое отношение к ним со стороны официальных представителей вла­сти. Это государственное пренебрежение явно чувствуется в письме, которое некий чиновник Министерства сельского хозяйства написал леди Денман в мае 1941 года: для начала он отверг как несуществен­ное ее требование обеспечить униформой официальных представи­телей WLA в графствах, а затем, как бы между прочим, заметил, что, по его мнению, «униформа, предназначенная для этих рядовых чер­норабочих, — это в первую очередь комплект рабочей одежды, и ей вряд ли случится подняться рангом выше, чтобы по праву называть­ся униформой»5. В конце концов леди Денман сложила с себя полномочия Почетного командующего в знак протеста против того, что, оставив службу в WLA, ее добровольцы не получают тех же прав и льгот, которыми после отставки пользуются представители других служб.

(Продолжение читайте в бумажной версии журнала)



Другие статьи автора: Хей Эми де ла, Кларк Джудит

Архив журнала
№28, 2013№29, 2013№30, 2013-2014№31, 2014№32, 2014№33, 2014№34, 2014-2015№20, 2011№27, 2013№26 ,2013№25, 2012№24, 2012№23, 2012№22, 2011-2012№21, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба