Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Credo New » №1, 2013

Пётр Смирнов
Цивилизованное сообщество и напряженная цивилизация
Просмотров: 1634

Смирнов Петр Иванович

 профессор кафедры теории и истории и социологии

Санкт-Петербургский государственный университет

Smirnov Petr Ivanovich

Saint-Petersburg State University

PhD, professor of the Chair of History and Theory of Sociology

E-Mail: smirnovpi@mail.ru

УДК – 3.30.31.316

 

Цивилизованное сообщество и напряженная цивилизация: идеальные типы в схеме эволюции общества

 

Аннотация: В статье описываются идеальные типы цивилизованного сообщества и напряженной цивилизаций как переходных состояний общества, в которых несколько уменьшается и упорядочивается насилие. Признаками цивилизованного сообщества являются: общие язык, память, религиозный культ, чувство идентичности его членов и т.д.  На основе этих признаков складываются правила взаимодействия между своими и чужими. По отношению к своим насилие заметно смягчается. В напряженной цивилизации организованное меньшинство узурпирует право применения силы по отношению к большинству. Цивилизованное сообщество подвержено  расколам из-за ересей, но способно длительно существовать на основе исторической памяти.  Напряженная цивилизация непрочна, поскольку антагонистичны отношения между меньшинством и большинством из-за несправедливости деятельностного взаимодействия.

Ключевые слова: Цивилизованное сообщество, напряженная цивилизация,  идеальный тип, эволюция общества

 

Civilized community and tensed civilization: ideal types in the scheme of social evolution

 

Summary: The ideal types of civilized community and internally tensed civilization as transition states of society are described in the article. The use of violence in them is slightly reduced and better ordered in comparison with the barbarism. The features of civilized community are, as follows: common language, memory, religious cult, feeling of identity etc. On the basis of these features the rules of interaction between the “owns” and the “strangers” are formed. The use of violence among the “owns” is significantly reduced. Internally tensed civilization means that minority usurps the right to use violence against majority. Civilized community might be a subject schism because of heresy but it can exist for along time due to common historical memory. Tensed civilization is unstable since relationships between minority and majority are antagonistic due to unjust activity interaction (distribution of goods and services in minority’s favor).

Keywords: Civilized community, tensed civilization, ideal type, social evolution

 

Цивилизованное сообщество и напряженная цивилизация: идеальные типы в схеме эволюции общества

В предыдущей статье [15] отмечалось, что идеальный тип варварства характерен полным набором признаков, с помощью которых описывается положение человека в обществе, но все эти признаки находятся в неупорядоченном, хаотическом состоянии. Естественным следствием этого является неупорядоченность отношений между людьми, группами и пр. Единственным средством, способным  упорядочить названные отношения в обществе, оказывается насилие, т.е. весьма расточительное средство. Всевозможные ресурсы (люди, материальные и духовные ценности) общества используются крайне нерационально. Перед обществом встает задача уменьшить и упорядочить насилие, чтобы оптимизировать всевозможные траты на поддержание своего существования. Радикально насилие уменьшается и упорядочивается, если общество переходит на стадию цивилизации, когда в реальной истории складываются естественные комплексы из высших общечеловеческих ценностей, разновидностей деятельности, процедур социального признания, модусов значимости и т.п. В логической схеме эволюции эти комплексы могут найти отражение в идеальных типах возможных цивилизаций.

Представляется, однако, что общество не может перейти из варварства на стадию цивилизации сразу, непосредственно. Требуется более или менее длительный переходный период, когда названные признаки «утрясаются», сбиваются в более или менее устойчивые образования. В реальной истории подобный переход сопровождается социальными катаклизмами, войнами и мятежами разного рода. В течение этого периода могут возникать состояния общества, когда насилие в нем заметно уменьшается и упорядочивается.

Теоретически возможны два подобных состояния: первое из них будем называть  цивилизованное сообщество, второе – напряженная  цивилизация. Описание идеальных типов этих переходных состояний является целью данной статьи.

Цивилизованное сообщество. Исходя из представлений о типах взаимодействия между людьми, понятием «сообщество» обозначается объединение людей, возникающее на основе рече-коммуникационного взаимодействия между ними [14, с..64-81].

Соответственно, первым признаком идеального типа такого объединения является язык – естественный, общекультурный или священный, т.е. тот, на котором отправляются религиозные ритуалы.

Естественный язык – мощный признак, объединяющий людей в группу, и, одновременно, выделяющий ее среди других групп. Носители других языков могут быть названы «немцами» (немыми) или «варварами», бормочущими свое неразборчивое «барбар». Роль естественного языка в формировании группового единства настолько велика, что Н.Я.Данилевский считал его важнейшей исходной предпосылкой культурно-исторического типа. Некая группа, на основе которой возникает тип, может существовать в «бессознательной чисто этнографической форме», выйдя из которой и укрепив политическими свое самобытное существование, перейти на стадию цивилизации [4, с.86-87, 89 и др.].

Общекультурный язык может быть как естественным, объединяющим родственные племена, так и заимствованным, который объединяет носителей разных естественных языков в случае мощного культурного влияния или господства одной из групп (народа) над другими. К числу общекультурных языков можно отнести древнегреческий, латынь, иероглифический китайский язык, английский, арабский, русский и др.

К числу священных языков относились или относятся санскрит, латынь, древнееврейский, древнерусский или древнеславянский, арабский и т.д. Возможны ситуации, когда один и тот же язык является одновременно естественным, общекультурным и священным в конкретном объединении людей (например, английский).

Вторым признаком подобного объединения, часто связанного со священным  языком, следует считать общий религиозный культ, основанный на вере в общего Бога (богов), духов предков и т.п. Крайне важно, что религиозный культ закладывает основы общего мировоззрения и миропонимания, одновременно являясь хранителем коллективной памяти. Религиозный культ может нести в себе признаки, выраженные с разной степенью отчетливости. Главные из них –  наличие или отсутствие священных текстов, закрепляющих догматы вероучения, особых хранителей культа (жрецов, священнослужителей), пророка – основателя вероучения.

Третьим признаком цивилизационного сообщества является историческая или мифическая фигура «учителя нравственности», персонажа, изложившего принципы различения добра и зла. Названный персонаж может быть основателем или кодификатором конкретной религии (пророком), но может быть и просто культурным деятелем. К их числу относятся все основатели религиозных учений – Зороастр, Будда, Моисей, Христос, Магомет либо их толкователи (Лютер). Конфуций, очевидно, может быть назван кодификатором культуры. Таких людей Карлейль назвал «героями», слову которых верят все [7, с.14-15]. На какой-то исторический момент подобными героями могут стать основатели и выразители крупных идеологий (Маркс, Ленин, Гитлер).

Четвертый признак  – коллективная историческая память (реальная или мифическая), хранящая знание  об общем происхождении или совместной жизни народа (народов-братьев или народов соседей). Эта память – непременное условие возникновения и существования сообщества. При этом не имеет значения, если содержанием памяти оказываются мифы (ненаучное и недостоверное знание). Главное в том, чтобы это знание разделялось всеми, пусть с разной степенью понимания, глубины, веры, и считалось «своим», принадлежащим именно этому объединению. Платон не случайно предлагает строить свое идеальное государство с мифа об общем происхождении, пусть ложном, но разделяемом всеми [13, с.202-203 и др.].

Наличие указанных признаков способствует формированию этнической и культурной идентичности членов сообщества, что можно счесть пятым признаком цивилизованного сообщества. В целом, «всякому сообществу необходима общая самоидентификация в настоящем и сознание общего прошлого» [5, с.32]. Кроме того, для длительного самосохранения сообщества желательно осознание им собственных интересов,  проблем, стоящих перед ним, и перспектив существования и развития.

Наличие достаточно устойчивой идентичности членов сообщества формирует шестой признак, который, собственно говоря, и позволяет несколько уменьшить и упорядочить насилие внутри него, а именно, наличие особых правил взаимодействия между «своими» и «чужими», скажем, между «правоверными» и «гяурами». Общий принцип этих правил состоит в том, чтобы относиться к своим со знаком «плюс», а к чужим со знаком «минус» во всех типах взаимодействия: природном, чувственном,. деятельностном и т.д. Конкретные формулировки таких правил содержатся в текстах Платона, образцы поведения согласно этим правилам имеются в «Ветхом Завете», а их примерами изобилует история.

Платон, в частности, был уверен, что начертанный им проект совершенного государства не пригоден для всех народов, а применим только для эллинов. Варварские народы, т.е. все народы, окружающие Грецию, неспособны устроить общественный порядок на основах разума. Различие между варварами и греками настолько велико, что даже нормы ведения войны между ними должны быть совершенно различны. Вооруженная борьба между греками – это раздор (stasis), а между эллинами и варварами – война (polemos). Варвары и греки - враги по природе, а эллины по природе – друзья. В войне между греками должны неукоснительно соблюдаться правила человеколюбия, продажа или обращение пленных в рабство не допускается, во втором случае, война ведется со всей беспощадностью, а пленные обращаются в рабов [13, с.270-273 и др.].

В «Ветхом завете»  Моисей от имени бога объявляет Израиль «избранным народом» и обещает отдать ему землю с городами, с домами, колодцами, виноградниками и маслинами, которые Израиль не строил, не высекал и не сажал [3, 6. 10-11]. Он повелевает израильтянам «не щадить жителей Ханаана», не вступать с ними в родство, разрушить их жертвенники, сжечь огнем кумиры их богов  и пр. [3, 7. 1-5, 25]. Моисей, пять-таки от имени бога, обещает «истребить все народы», которые он отдает израильтянам [3, 7, 16]. И в походе по Синаю израильтяне, захватив какой- либо город,  не оставляют никого из жителей в живых, мужчин, женщин и детей [3,  2. 34; 3. 6 и др.]. Сам Моисей убивает египтянина, который бил еврея [6, 2. 12]  Евреи, «по слову Моисея», обобрали египтян, выпросив у них золотые и серебряные вещи, а также одежды [6, 12. 35-36]. При завоевании Палестины в захваченных городах убивалось «все дышащее» [9, 6. 20; 10. 28 и др.]. Более того, израильский бог гневался на израильтян, если они не истребляли полностью какие-то племена в «земле обетованной» [10, 2, 20-23 и др.]. Очевидно, что заповеди «не убивай» и «не кради» [3, 5. 17, 19], провозглашенные Моисеем, относятся только к «своим». Равным образом, ростовщичество запрещено по отношению к своим, «братьям» [12, 25. 35-37; 3, 23.19], напротив, оно вменяется в обязанность по отношению к «чужим» [3, 23. 20].

Что касается исторических примеров, то согласно правилу различения своих и чужих велись религиозные войны в Европе в Средние века, да и в современном мире оно действует. Смена веры пленником явно улучшала его положение в среде бывших противников, хотя за вероотступничество нередко приходилось платить «грязной работой» по отношению к прежним «братьям по вере» (впрочем, это обычный удел всех предателей). В качестве ответной меры прежние собратья жестоко наказывали изменников, причем принципы наказания за вероотступничество также содержатся в «Ветхом Завете». В нем предписывалось вероотступников истребить, а все их имущество – сжечь, равно как и весь город, чтобы он был «вечно в развалинах» [3, 13. 12-17]. За отступничество от своих Тарас Бульба убивает сына и т.д.

В целом, действия по правилу различения своих и чужих приводят к двум важным следствиям: во-первых, увеличиваются шансы на выживание некоторого сообщества в нестабильной ситуации (в частности,  варварства), во-вторых, внутри сообщества насилие уменьшается и упорядочивается.

Обществами, в которых наблюдаются черты цивилизованного сообщества (надо помнить всегда, что в реальных объединениях людей могут наблюдаться черты нескольких идеальных типов), иногда называют цивилизациями. Часто за отличительный признак такой цивилизации берется географическое местоположение или религия. Употребляются выражения «древнегреческая» или «древнеегипетская» цивилизация в исторических текстах. Сейчас возможны выражения «христианская», «исламская», «китайская» цивилизации и т.п. В свое время А.Тойнби предлагал различать православную христианскую цивилизацию, иранскую и арабскую, сирийскую, минойскую, юкатанскую и мексиканскую, египетскую и т.д. [16, с.98 и др.]. Ныне С.Хантингтон демонстрирует географическую карту, в которой выделены: западная, латино-американская, африканская, исламская, синская, индуистская, буддистская, православная, японская цивилизации [17, с.22-23].

Следует заметить все же, что независимо от прилагательного, употребляемого в качестве отличительного признака, слово «цивилизация» в выражениях указанного типа употребляют по отношению к объединениям людей, имеющих (или имевших) общий язык, общих богов, общее происхождение или длительную совместную историю. Например, по Хантингтону, «цивилизация – наивысшая культурная общность людей и самый широкий уровень культурной идентификации», определяемая «как общими объективными элементами, такими как язык, история, религии, обычаи, социальные институты, так и субъективной самоидентификацией людей» [17, с.51].

Нетрудно заметить, что христианская (католическая) и мусульманская «цивилизации» являются объединениями, основанными на единобожии и едином для каждого сообщества священном языке (латынь и арабский). В православной цивилизации объединяющим элементом являются религиозные догматы и принципы построения церковной иерархии, причем, хотя богослужение ведется на разных языках, греческий язык обладает особым статусом. В Китае подобное объединение сформировалось в несколько более светском варианте, когда многочисленные родственные племена, населявшие его, приняли в качестве духовной основы учение Конфуция и создали общий письменный язык, использовав иероглифы. На индийском субконтиненте складывались цивилизованные сообщества на основе индуизма и буддизма, а также санскрита и т.п.

С нашей точки зрения, подобные объединения людей целесообразнее рассматривать именно как сообщества, а не общества, поскольку деятельностное взаимодействие внутри них еще не стало ведущим. Отсутствие этой основы общества способствует слабой организованности подобных образований, а также делает возможным попятное движение к варварству и раскол сообщества в случае «ереси» или замены «священного» языка. При этом борьба между бывшими «братьями» ведется с редкой беспощадностью. Исторические примеры ожесточенных схваток в случае расколов в  сообществах можно множить и множить, но достаточно еще раз напомнить о религиозных войнах в Европе, а также о нынешних взаимоотношениях мусульман на шиитов и суннитов в Ираке. Образцы расправ с соплеменниками, отступивших от «истинного бога», содержатся  в «Ветхом Завете» [6, 35, 26-28; 18, 25. 6-8, и др.].

В образовании и существовании цивилизованного сообщества упомянутые признаки – язык, общий культ, общая память и пр. – в отдельные периоды могут играть разную роль. В Китае, вероятно, ведущими факторами стали иероглифический язык и учение Конфуция, в Западной Европе – первоначально христианство и латынь, а сейчас на первое место выходит общая историческая память и т.д. Несмотря на слабую, в целом, организованность цивилизованных сообществ, они способны к длительному существованию. Хотя их отдельные признаки в реальной истории могут меняться и заменяться, но смена и замена не происходят одновременно (если носители этих признаков не истребляются физически). По-видимому, основой длительного существования такого рода сообществ, следует считать, в первую очередь, историческую память, а также язык и религию, которые мгновенно не исчезают, а их эволюция отражается в памяти. Кроме того, поддерживает длительность существования цивилизованного сообщества то, что соседние сообщества воспринимают их отличными от себя, «другими» или «чужими».

Носителями отдельных цивилизованных сообществ могут выступать один народ или несколько народов. Интересно отметить, что чем прочнее признаки цивилизованного сообщества (особенно историческая память, вера, принципы взаимодействия со своими и чужими) укоренены в отдельном народе, тем сильнее и жизнеспособнее этот народ как субъект исторического процесса.

Нельзя в этом смысле не позавидовать еврейскому народу, сохранившему на протяжении тысячелетий духовную опору своего существования (хотя с точки зрения общечеловеческой морали эта опора весьма сомнительного качества). Более того, через христианство мировоззрение иудаизма стало на века стержнем миропонимания практически всех европейских народов.

Нельзя также не посочувствовать русскому народу, который на протяжении последнего тысячелетия трижды менял идейную основу своего существования. Сначала славянское язычество было заменено православным христианством, носителем которого стал русский народ. Затем оно было вытеснено атеистической идеологий коммунизма (духовной пищей еще более низкого качества, нежели христианство*). Затем и эта духовная опора была потеряна. Сомнительно, чтобы навязываемые ныне «общечеловеческие ценности» и принципы западной демократии могли покончить с «анархией умов», по выражению Конта, или «разрухой в головах» (по Булгакову). Сейчас русским следует укреплять память о своей реальной истории и учиться понимать свои действительные национальные интересы. Им крайне необходимо также позаботиться о сохранении русского языка – бесценного дара, доставшегося нам от предков.

Нечто похожее на цивилизованное сообщество в светском варианте может возникать на идеологической или научно-теоретической основе.  Если речь идет об идеологическом сообществе (яркий пример –  марксизм), возникает особый язык с базовыми понятиями, система культовых ценностей, классические («священные») тексты, учителя нравственности и научные авторитеты (классики). Пересмотр базовых положений недопустим под страхом обвинения в «ревизионизме», т.е. в ереси, говоря языком вероучения. В науке могут возникать школы или направления («фрейдизм»), в которых более или менее проглядывают признаки идеологического сообщества, где отказ от каких-то базовых представлений или критика «учителя» влечет исключение из сообщества.

Напряженная цивилизация – это второе возможное состояние общества, в котором насилие уменьшается и упорядочивается. Напомним предварительно, что теоретически любая из четырех  высших общечеловеческих ценностей – общество, личность, мыслящий дух (Бог), природа – может стать основой естественной цивилизации. На базе  любой из них может сложиться естественный комплекс признаков, характеризующих положение человека в обществе, и состоящий из доминирующей разновидности деятельности, модусов значимости, процедур социального признания и т.п.**

Когда место в основании цивилизации занимают общество, мыслящий дух (Бог) или личность, можно теоретически сформировать идеальные типы достаточно устойчивых, «естественных», цивилизаций. Более или менее естественными можно считать и локальные цивилизации, когда их базовой ценностью выступает общество в обличье Родины. В этих случаях служебная деятельность совершается во имя некоего целого, которое, несомненно, выше отдельного человека или отдельной группы. В целом, это ситуация с более или менее гармоничными отношениями людей в обществе, а само общество относительно устойчиво. Однако возможна ситуация, когда высшей ценностью в конкретном объединении людей становится конкретная личность или конкретная же группа (национальная, сословная, близкая по крови). Тогда возникает «противоестественная», напряженная, а, следовательно, и непрочная цивилизация. В этом случае,  все общество подчинено служению какой-то своей части, что нелепо, и в нем возникают течения, направленные на изменение подобной ситуации. При серьезном  внешнем толчке такому обществу грозит распад.

Главным эмпирическим условием возникновения напряженной цивилизации является узурпация права применения силы меньшинством (лицом или группой) внутри общества, иначе говоря, узурпация власти. Это позволяет меньшинству, обязательно организованному согласно правилам взаимодействия между своими и чужими, переключить все ресурсы общества на обслуживание собственных интересов.  Пользуясь нашей терминологией, меньшинство осуществляет эгодеятельность по отношению к большинству, а большинство – служебную деятельность по отношению к меньшинству. Разнонаправленность деятельностей и создает напряжение внутри общества.

Любопытно отметить, что  современной литературе, СМИ и т.п. часто звучит мысль о том, что большинство должно уважать права разных меньшинств (национальных, сексуальных и пр.). «Демократия начинается там, где уважаются права меньшинства», по мысли М.Тэтчер. Предполагается при этом, что большинство «подавляет» и «эксплуатирует» страдающее меньшинство, нуждающееся в защите. Спору нет, нужно уважать и права отдельного человека и права меньшинства. Но в значительно большей степени нужна защита прав именно большинства. Ибо реальная история демонстрирует в качестве доминирующей тенденцию подавления и эксплуатации страдающего большинства властвующим меньшинством. Собственно говоря, иначе и быть не может. Большинству нет особого смысла эксплуатировать и подавлять меньшинство, а меньшинству действовать подобным образом – прямая выгода. Как говорится, «с миру по нитке – голому рубашка». А вот разодрать рубашку даже на лоскутья (не нитки!), чтобы раздать их мирянам – смысла нет.

Узурпация права на насилие может осуществляться мирным и насильственным же путем, которые отчасти затронуты в предыдущей статье при описании распространения эгодеятельности на богатство и хозяйство как модусов социальной значимости [15].

Мирным путем узурпируют право на насилие природные лидеры. Вожди, государи или группы (племенная знать, аристократия, олигархия), выделяясь из родоплеменного или территориального объединения людей, нарушают нормы обычного права и присваивают себе исключительные права на принятие решений, касающихся интересов всех членов объединения. Если  общество целиком и полностью подчинено личности, возникает тирания.  Если общество обслуживает интересы группы, возникает аристократическая или олигархическая форма правления. Чаще всего, для более прочного существования, персональные носители власти и группы объединяются (вождь и знать, тиран и олигархи).

В более поздний логически и исторически период существует вероятность отката общества со стадии «нормальной» цивилизации на стадию цивилизации напряженной. Это происходит тогда, когда некое сословие, призванное выполнять какую-либо важную общественную функцию, сначала во имя этой функции подчиняет себе ресурсы общества, а затем направляет их на удовлетворение собственных нужд. Подобные процессы совершались в царской России, а позднее в СССР. В первой дворянство, призванное защищать Отечество, во имя нужд обороны закрепостило крестьян, а позднее, «забыв» о своей главной задаче, превратилось в паразитирующий социальный слой, подчинив своим эгоистическим сословным интересам даже государя. Во втором партийно-государственная номенклатура, взявшая на себя функцию управления страной во имя общего блага (через построение коммунизма), обеспечила себя всяческими привилегиями и также «забыла» о своей миссии, поставив целью управления собственное благополучие. В обоих случаях общество становилось внутренне непрочным.

Насильственный путь наблюдается тогда, когда напряженная цивилизация образуется путем прямого завоевания слабо организованного большинства организованным меньшинством (род, воинская дружина) с неким предводителем во главе.

В реальной истории (с древнейших времен) это главный способ возникновения всех реальных империй (вплоть до Британской империи, самой грандиозной по территории и населению на Земле). Таковы империя Александра Македонского, Римская империя, империи Чингисхана и Карла Великого, королевство Вильгельма Завоевателя и т.д. Почти идеальный пример напряженной цивилизации подает Спарта с четким разделением ее населения на свободных спартиатов и бесправных илотов.

Черты напряженной цивилизации наблюдаются в Киевской Руси в ранний период ее существования, когда варяжские князья, ставшие во главе киевских полян, на протяжении примерно целого века подчиняли соседние племена, облагая их данью и захватывая «челядь», т.е. рабов, для продажи на константинопольском рынке [8, с. 131-133 и др.]. Суть напряженной цивилизации хорошо раскрыта в описании целей существования империи Чингисхана. Считается, что государство и армия Чингисхана создавались, прежде всего, во имя мужских представителей ханского рода – урука. Государство, армия, войны служили тому,  «чтобы члены урука и их семьи» одевались в «затканные золотом одежды», вкушали «вкусные и жирные яства»,  садились «на красивых коней» и обнимали «прекрасноликих жен». Но и непосредственным служителям хана и его урука –  гвардии, нукерам, нойонам,  военачальникам – обещалась «сладкая жизнь» за счет той добычи, которую следовало взять силой у «неупорядоченных народов» [11, с.18-19].

Следует заметить, что словом «империя» нередко называют противоположные по своей внутренней сути государственные образования. Говорят о Египетской, Китайской, Римской, Российской, Британской империях, империи Чингисхана и т.д. Вероятно, ориентируются при этом на обширность подобного образования, его мощь, значение в мире и т.п. Подобное словоупотребление вносит путаницу в понимании сути этих государств.

Настоящими империями, возникшими по типу напряженной цивилизации, являются империи Александра Великого и Чингисхана, Римская и Британская империи (последнюю Байрон назвал «тюремщиком наций» [2, с.399].). Они созданы организованным меньшинством для эксплуатации неорганизованного меньшинства («разделяй и властвуй» - принцип деятельности таких империй). Численность римлян, монголов и англичан по сравнению с численностью покоренных ими народов наверняка меньше в десятки, если не сотни раз. Существование подобных империй имело экономический смысл с точки зрения использования самых разных ресурсов в пользу привилегированного меньшинства.

Псевдоимпериями являются Египетская, Китайская и Российская империи, поскольку они никогда не существовали за счет народов, попавших под их влияние. Их государи или привилегированные слои могли получать в качестве некой экзотики от подчиненных народов драгоценности, предметы роскоши или яства, но народ, на основе которого возникла такая «империя», едва получал хотя бы крошки от эксплуатации так называемых «колоний». Напротив, правители государства использовали его материальные и духовные ресурсы на приобщение окраин «империи» к общечеловеческой культуре (правда, не обязательно испрашивая на это согласие «цивилизуемых» народов»). Особенно яркий пример в этом отношении подает Россия, в том числе, и в советский период, вкладывавшая в национальные окраины намного больше средств, нежели получавшая от них (Средняя Азия) и предоставлявшая им разные льготы привилегии за счет центральных районов (Прибалтика).

Имеются идеологические системы, провозглашающие (или провозглашавшие) своей целью построения напряженной цивилизации, функционирование которой было бы направлено на удовлетворение интересов некоего племени или народа. Все остальные народы Земли должны служить этому «избранному племени». Наиболее впечатляющими образцами этого рода идеологии являются сионизм и германский нацизм. В первом случае право на владение миром обосновывается договором с племенным богом. Во втором – ссылкой на природное превосходство части арийцев, германцев. Названная цель может  достигаться разными средствами. Во-первых, с помощью насилия. Во-вторых, относительно мирным, с помощью управления на мировоззренческом уровне, когда некий класс или народ объявляется «передовым» или «избранным», а его действия не подлежат критике.*** Дополнительно управление на мировоззренческом уровне может сопровождаться  концентрацией в руках «избранного» народа или «передового» класса политической власти, львиной доли общественного богатства и руководства средствами массовой информации. В реальной политике могут использоваться оба средства: в современном мире так действуют США, произвольно деля  народы и государства на «плохие» и «хорошие» и обеспечивая свои насильственные действия информационным прикрытием.

В случаях возникновения напряженной цивилизации (путем ли насилия или «мирного» воплощения идеологии) неизбежны внутренняя напряженность и неустойчивость ее, а в случае крушения – откат к тотальной аномии («варварству»).

Как правило, для нравственного оправдания агрессии сами агрессоры, исходя из комплекса собственного превосходства, приписывают народам, явившимся предметом их агрессии, комплекс неполноценности. Утверждается, что соответствующие народы – варвары, дикари, унтерменши или гои, которых надо «цивилизовать», научить жить «по закону» и т.п. Так, Аристотель обосновывал справедливость господства эллинов над варварами неравенством в умственных способностях. Поскольку варвары обладают рассудком не в полной мере, «прилично властвовать над варварами грекам». Справедливо также вести войны ради обращения в рабство тех, кто по своей природе предназначен к рабству, но противится этому  [1, с.389]. Как бы вторя ему, Чингисхан сравнивал войну против окружающих «неупорядоченных» народов с охотой на диких зверей, поскольку они  жили не по ясе, не по закону, который установил Чингисхан по воле Неба [11, с.17-18]..Нынче агрессоры провозглашают цель научить других «демократии», защитить «права человека» и т.п., хотя цель агрессии испокон веков одна и та же – завладеть ресурсами, которыми обладает так называемый «варвар».

Основные выводы. В предлагаемой схеме эволюции общества период варварства характерен неупорядоченностью всех признаков, с помощью которых описывается положение человека в обществе. Насилие оказывается единственным  и чрезвычайно расточительным средством упорядочить отношения между людьми. Его можно несколько уменьшить и упорядочить в том случае, если формируется цивилизованное сообщество или напряженная цивилизация.

В цивилизованном сообществе базовым типом взаимодействия оказывается язык. Дополнительными признаками сообщества являются: общий религиозный культ, общая память, наличие учителя нравственности, чувство идентичности, наличие правил взаимодействия между своими и чужими.

В напряженной цивилизации организованное меньшинство узурпирует право применения силы и выступает по отношению к большинству с позиций эгодеятельности. Большинство же обслуживает меньшинство.

Цивилизованное сообщество слабо организовано, подвержено  расколам, в которых ведущую роль играют «ереси», но способно к длительному существованию при условии сохранения исторической памяти. Напряженная цивилизация неустойчива,  непрочна, поскольку в ней заложен неустранимый антагонизм между меньшинством и большинством, определяемый несправедливостью деятельностного взаимодействия.

Оптимальным образом насилие уменьшается и упорядочивается в случае возникновения естественно складывающихся цивилизаций – служебно-домашней и рыночной, о которых речь впереди.

 

Примечания

* Христианство было бы вполне приемлемо в качестве духовной основы отношений между людьми, если бы не включаемый в него «Ветхий Завет», текст которого в значительно большей степени, нежели «Коран», заслуживает наименования «Сатанинские стихи».

** Правда, природа пока воспринималась людьми скорее как благо, поскольку они не желали тратить свой труд на ее сохранение, соглашаясь лишь на более или менее бережное отношение к ней.

*** Любая группа, выполняющая важные функции в обществе или претендующая на них, подлежит критике и практическому воздействию для коррекции ее поведения. В противном случае, в связи с утратой контроля со стороны общества, она уподобляется раковой опухоли, которая возникает как раз потому, что ее клетки, а, следовательно, и она сама  выходят из-под контроля организма.

 

Литература

1. Аристотель. Политика / Соч. в 4-х т. Т.4. – М.: Мысль, 1983.

2. Байрон Дж.Г. Дон-Жуан / Собр. соч. в 4-х  т. Т. 1. – М.: «Правда», 1981.

3. Второзаконие. 6. 10-11.

4. Данилевский Н.Я.  Россия и Европа. – СПб.: Изд.: “Глаголь”; Изд.: СПбГУ, 1995.

5. Дэвис Н.  История Европы / Пер. с англ. Т.Б.Менской. – М.: ООО «Издательство АСТ», ООО «Транзиткнига», 2004.

6. Исход.

7. Карлейль Т. Теперь и прежде. – М.: Республика, 1994.

8. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 1. –  М.,: Мысль,1995.

9. Книга Иисуса Навина..

10. Книга Судей Израилевых.

11. Кычанов Е.И. Чингисхан / Кунсткамера. Этнографические тетради.   Выпуск 7. –  СПб., 1995.

12. Левит.

13. Платон. Государство / Соч.  в 3-х т.  Т.3. Ч.1. –  М.: Мысль, 1971, с.202-203 и др.

14. Смирнов П.И. Понятие «общество»: проблема существенности содержания / Теоретический журнал Credo new.  2010. № 2 (62), с..64-81.

15. Смирнов П.И. Варварство: идеальный тип в схеме эволюции общества / Credo New, 2012, № 3.

16. Тойнби А.Дж. Постижение истории: Сборник / Пер. с англ. Е.Д.Жаркова. – 2-е изд. – М.: Айрис-пресс, 2002.

17. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций /Самюэль Хантнгтон; пер. с англ. Т. Велимеева, Ю.Новикова. – М.: АСТ, 2005.

18. Числа.



Другие статьи автора: Смирнов Пётр

Архив журнала
№2, 2019№1. 2019№4, 2018№3, 2018№2, 2018№1, 2018№4, 2017№2, 2017№3, 2017№1, 2017№4, 2016№3, 2016№2, 2016№1, 2016№4, 2015№2, 2015№3, 2015№4, 2014№1, 2015№2, 2014№3, 2014№1, 2014№4, 2013№3, 2013№2, 2013№1, 2013№4, 2012№3, 2012№2, 2012№1, 2012№4, 2011№3, 2011№2, 2011№1, 2011№4, 2010№3, 2010№2, 2010№1, 2010№4, 2009№3, 2009№2, 2009№1, 2009№4, 2008№3, 2008№2, 2008№1, 2008№4, 2007№3, 2007№2, 2007№1, 2007
Поддержите нас
Журналы клуба