Другие журналы на сайте ИНТЕЛРОС

Журнальный клуб Интелрос » Теория моды » №24, 2012

Лора М. Хелмз
Рисунки на ткани для мирного времени
Просмотров: 774

«Женщины-дизайнеры: послевоенный британский текстиль» (Designing Women: Post-war British Textiles). Музей моды и текстиля, Лондон. 16 марта — 16 июня 2012

 

Послевоенный период в Великобритании вошел в историю как пора лишений и продуктовых карточек, но он также связан с расцветом твор­чества и производства. Экономика была в упадке, а Лондон — в руи­нах, и правительство направляло основные силы на реконструкцию, хорошо понимая при этом важность искусства для развития промыш­ленности, а тем самым и экспорта. В конце 1940-х годов была введена новая система грантов, позволявшая представителям рабочего клас­са учиться в школах искусств. Эта и ряд других мер способствовали созданию в 1950-х годах климата, поощряющего расцвет эксперимен­тов и творчества. Сейчас в Лондонском музее моды и текстиля (ММТ) проходит выставка «Женщины-дизайнеры: послевоенный британский текстиль». Она воздает должное работе нескольких художниц, чьими усилиями в период после Второй мировой войны текстильный рису­нок радикально изменился.

Считается, что послевоенный британский дизайн во всех его направ­лениях начался на «Фестивале Британии» 1951 года — национальной выставке, отметившей столетие Всемирной выставки в Хрустальном дворце. Фестиваль планировался с 1943 года и проходил сразу в ряде мест, имея своей целью продвигать на рынок британскую науку, техно­логию, индустриальный дизайн, архитектуру и живопись. Павильоны были наполнены произведениями декоративного искусства, созданны­ми специально к фестивалю, — к примеру, павильон «Дома и сады» украшал широченный кусок ткани с абстрактным рисунком из ярко- желтых, оранжевых, черных и белых полукружий, плавающих на олив­ковом фоне. Эта ткань, Calyx, разработанная Люсьен Дэй (1917-2010), стала громким успехом производителя, фабрики Heal's, и выиграла множество международных призов. В том числе и благодаря этому ин­дустрия стала больше доверять текстильным дизайнерам — изначально Heal's не хотели платить Дэй ее обычный гонорар за эскиз, поскольку не верили, что подобный дизайн найдет покупателя. Выставка в ММТ открывается Calyx и рядом других рисунков Дэй начала 1950-х годов, тем самым подчеркивая важность ее работы, способствовавшей тому, что абстракционизм и модернизм стали частью мейнстрима.

Люсьен Дэй и ее современницы Жаклин Гроаг (1903-1986) и Мари­анн Малер (1911-1983) стали центром этой выставки, их работы раз­мещены в большом нижнем зале. Каждая из них подолгу сотруднича­ла с производителями массового рынка, считая, что хороший дизайн адресован всем, а не только элите. Дэй работала с Heal's на протяже­нии 20 лет и создала более 70 эскизов; она также придумала дизайны для ряда других фирм, в частности ткани для Edinburgh Weavers и British Celanese, ковры для Tomkinsons и Royal Wilton, чайные набо­ры для фабрики Rosenthal ceramics. Два из них можно посмотреть на выставке. В 1950-е годы работы Дэй характеризует линейность и игри­вость, в это время она создает и абстрактные рисунки, такие как Calyx и схожий с ним Flotilla (1952), и предметные, — такова, например, за­тейливая работа «Слишком много кухарок» (1959), с рядами женщин в фартуках разных размеров. Лично подбирая комбинации цветов для каждого сочетания, Дэй проявила талант колориста, соединяя яркие и приглушенные тона в манере весьма индивидуальной и в то же время понятной для массового потребителя. Секция, посвященная Дэй, закан­чивается несколькими образцами тканей конца 1960-х годов — к тому моменту она уже перешла на крупномасштабную графику с яркими полосами и лучами.

Чешская художница Жаклин Гроаг училась вместе с Йозефом Хоф- фманном в «Венских мастерских» в 1930-е годы, где она создавала тка­ни для таких кутюрье, как Шанель и Скиапарелли, а в 1939 году эми­грировала в Британию. В 1950-х получил известность придуманный ею жанр причудливых абстрактных текстильных рисунков; часто она делала ткани с предметными рисунками — как, например, «Семейная прогулка» (Family Outing, 1954) — орнамент из птиц, чьи силуэты пе­ресекаются неровными линиями и заполнены цветными овалами. Со­трудничая с большим количеством фирм, среди которых можно назвать David Whitehead Ltd., Гроаг разрабатывала дизайн для разнообразных продуктов, включая ковры, поздравительные открытки, пластиковую упаковку, текстиль, обои и оберточную бумагу. В ее работах, которые отличаются яркой цветовой гаммой и сильными линиями, заметны мо­дернистские корни. В отличие от Дэй, Жаклин Гроаг сохранила многие из своих первоначальных набросков, часть из которых нашли место в экспозиции, разместившись вдоль лестницы. Эти небольшие работы отличаются тонкой детализацией и использованием разнообразных изобразительных средств и техник, включая коллаж и гуашь.

Завершают экспозицию в нижней галерее работы Марианн Малер, австрийской эмигрантки, еще одной протеже Хоффманна. Малер в основном работала с David Whitehead Ltd. и создавала игривые, ра­достные и в то же время утонченные рисунки. Такие ее работы, как «Без названия» («Храм») 1954 года — с орнаментом из схематически нарисованных греческих храмов — и «Без названия» («Вазы») 1952 года, демонстрируют новый подход к изображению предметного мира, на­растающую тенденцию к стилизации и абстракции. На ее самом извест­ном текстильном рисунке, «Без названия» («Паруса») (1952/53), форма объекта доводится до абстракции путем повторяющихся наложений. Вдохновленная современным искусством, Малер обращалась к творче­ству Александра Гардена — в геометрической, ритмичной работе «Без названия» («Мобили», ок. 1952). В этом она была отнюдь не одинока. Дэй также признавала в своих работах начала 1950-х большое влияние Пауля Клее и Жоана Миро. На маленьких платформах стоят два мане­кена, одетые в платья из ткани по эскизам Малер, а рядом в витрине выставлен небольшой ламинированный поднос ее дизайна.

Меньшее помещение верхней галереи отдано трем менее извест­ным текстильным дизайнерам: Поль Везлей, Мэри Уайт и Мэри Уор­рен. Поль Везлей, британка по происхождению, урожденная Мар­джори Уотсон-Уильямс, изменила свое имя после переезда в Париж в 1926 году. Скульптор и художник-абстракционист, она вернулась в начале Второй мировой войны в Лондон, где и продолжила свою ка­рьеру. В 1950-х работала на Heal's, ее дизайнерским работам этого пе­риода присуща размашистая абстрактная манера, отличающая и ее картины, выполненные обычно в двух цветах. Намного более графич- ные и драматичные, чем другие работы на этой выставке, ее рисунки не просто позволяют говорить о влиянии на них искусства — они сами ему принадлежат. Мэри Уайт, напротив, подходила к своим дизайнам традиционно. Она увлекалась флористическими и древесными моти­вами (прожив всю жизнь в сельской местности, в графстве Кент), и ее самые известные работы «Заросли» (Coppice) и «Сад и огород» (Cottage Garden) для Heal's (1954 и 1955 годы соответственно) представляют со­бой графические изображения листьев и растений поверх пульсирую­щих пятен цвета. Мэри Уоррен также создавала дизайны для Heal's и особенно прославилась благодаря работе «Моллюск» (Nautilus, 1954), графической интерпретации раковины моллюска, как бы плывущей на фоне вертикальных полос.

Двадцать лет, прошедшие после Второй мировой войны (1945-1965), привели Британию к процветанию, и вместе с этим пришел все возрас­тающий оптимизм, который отразился и в стилистике и обустройстве домашних интерьеров. Все дизайнеры, представленные на этой выстав­ке, стремились сделать хороший дизайн доступным для рядового по­требителя и тем самым ощутимо способствовали этим переменам. Ку­раторы приложили все усилия, чтобы продемонстрировать текстиль в самом выгодном свете — чаще всего полотнища развешены непосред­ственно на стенах или свисают с потолка. Также представлены журналы того времени с рекламой демонстрируемых тканей — они помогают посетителю представить, как использовались эти ткани. Это тем более важно, учитывая, что в последние годы настолько ярко декорирован­ный текстиль в домах почти уже не используется. Отличаясь полнотой и информативностью, выставка показывает, насколько важную роль сыграли женщины-дизайнеры в реформировании внутреннего убран­ства дома в послевоенной Великобритании. Практически полностью собранная из коллекции Джил Уилтс и Кирка Брауна, пары из Коло­радо (они начали коллекционировать британский текстиль середины века в конце 1990-х годов), выставка «Женщины-дизайнеры: послево­енный британский текстиль» являет собой яркое свидетельство значи­мости текстильного дизайна в экономическом и эмоциональном вос­становлении Британии после военного опустошения.

Перевод с английского Марии Дугиной



Другие статьи автора: Хелмз Лора М.

Архив журнала
№28, 2013№29, 2013№30, 2013-2014№31, 2014№32, 2014№33, 2014№34, 2014-2015№20, 2011№27, 2013№26 ,2013№25, 2012№24, 2012№23, 2012№22, 2011-2012№21, 2011
Поддержите нас
Журналы клуба